Иван гончаров – биография, личная жизнь, фото - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Иван гончаров – биография, личная жизнь, фото

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Природа и человек (993)
  • Я блоггер (510)
  • Испанский язык (487)
  • Впечатления (461)
  • Мысли (384)
  • Испания (286)
  • Рецепты (153)
  • Новороссийск (130)
  • Томск (116)
  • Книга (81)
  • ЖЗЛ (73)
  • Традиции (53)
  • Библия (41)

Музыка

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Гончаров Иван Александрович и его женщины

Понедельник, 18 Июня 2018 г. 21:22 + в цитатник

В день рождения Гончарова (Родился 6 (18 – по новому стилю) июня 1812 года в Симбирске, в купеческой семье) мне захотелось его понять чисто по-человечески (обывательски так сказать).


Но как я поняла, личность Ивана Гончарова была и всегда будет загадкой для всех, кто к ней пытается прикоснуться. Гончаров вел настоящую войну с постоянным желанием людей заглянуть в его душу из праздного любопытства.

Иван Александрович никогда не вел личных дневников. В письмах просил вымарывать сведения о его знакомых и еще просил их не публиковать после его смерти. Поэтому его биография полна для нас «белых пятен».

Многие героини его романов, несомненно, имеют реальные корни в жизни самого автора.

Кто же эти женщины? Некоторые из них известны. О многих мы не слышали никогда, о других — почти ничего не знаем.

Его романы с женщинами были , но ни один не завершился бракосочетанием.
Отчего?

На этот вопрос Иван Александрович ответил так: «После страстей остается дым, смрад, а счастья нет! Воспоминания — один стыд и рванье волос. Страсть — несчастье. Ее надо ограничить, задушить и утопить в женитьбе, — но она необходима в будничной, серой жизни, как гроза в природе». В общем, так и остался холостяком.

Я провела небольшое расследование для того, чтобы хотя бы чуть-чуть понять какими и кем были эти женщины.


Миловидная и одухотворенная Елизавета Толстая была его самой известной возлюбленной. Впоследствии она сохранила и опубликовала их страстные письма, несмотря на настоятельные просьбы Гончарова сжечь оные.


Екатерина Майкова, с которой он якобы писал героиню ОБРЫВА, нельзя было назвать красавицей: худенькая и физически слабая, даже болезненная, невысокого роста. Одна из современниц писала: «Гончаров был от неё без ума». Он проводил около нее целые часы, часто усаживал за рояль и просил спеть арию из оперы «Норма» – «Casta diva».

А ведь именно эту арию исполняет в романе Ольга Ильинская!
Не странно ли?
Когда Кате было 16 лет, её выдали замуж за Владимира Николаевича Майкова. Позже она бежала с разночинцем Ф. Любимовым, оставив любящего мужа, троих детей, дом, которому завидовал Петербург.


Гончаров поддерживал близкие отношения с Софьей Андреевной Никитенко (1840—1901), дочерью известного петербургского профессора и цензора Александра Никитенко.
Начало дружеским отношениям Гончарова и Софьи Никитенко было положено еще в 1860 г., когда она переписывала черновые листы второй части будущего «Обрыва».
Исключительно серьезно относившаяся к жизни, двадцатилетняя девушка увидела в Гончарове легко ранимого, одинокого человека, глубоко преданного литературному делу, но страдающего от уязвленного авторского самолюбия, и, по-видимому, полюбила его.
Испытывая к Софье Александровне искреннюю, как признавался он в письмах «дружбу-любовь без влюбленности», Гончаров состоял с ней в очень личной и дружеской переписке, которая опубликована.


«Агр. Ник.»
Из этой-то переписки мы узнаем еще одно женское имя некую «Агр. Ник.» к которой Гончаров испытывал трагическую любовь и кажется ее считал прототипом Веры в ОБРЫВЕ. В 1868—начале 1869 г. произошло их знакомство и очень скоро разрыв. В курсе всех подробностей их взаимоотношений была, вероятно, только С. А. Никитенко. Во всяком случае в письме к ней от 25 мая (6 июня) 1868 г. Гончаров предупреждал свою корреспондентку: «Если познакомитесь с Стасюлевичем, помните, что он знает от меня только о романе, об отношениях его к женщинам и ничего обо мне самом». Полное имя Агр. Ник. установить пока не удалось: Гончаров, вероятно, просил Никитенко не упоминать в своих письмах имя этой дамы, и бесспорно по его требованию были тщательно вымараны в его собственных письмах все детали, которые могли бы подсказать ее имя. Писатель горько сожалел о том, что иногда у него вырывалось несколько слов о ней, и старался всячески этого избежать.

P/S:
Исследователям творчества Гончарова предстоит установить имя последней его привязанности, изучить круг близких Агр. Ник. людей и тем самым более полно представить себе обстоятельства личной жизни писателя, ту страницу его биографии, с которой тесно связано создание двух последних частей романа «Обрыв». Какая-то «карточка» была обнаружена наследниками Гончарова в 1977 г. Сообщение об этой находке помещено в газете «Правда» (1977, 20 июня). В настоящее время портрет неизвестной находится в собрании Ульяновского краеведческого музея. Фотография была спрятана под рамку, в которую был заключен портрет самого Гопчарова, и обнаружена совершенно случайно, через сто лет после событий. С большой долей уверенности можно предположить, что таинственная незнакомка и есть Агр. Ник.

Биография Гончарова

Иван Гончаров – русский писатель, прозаик, публицист и литературный критик. Член-корреспондент Петербургской академии наук по разряду русского языка и словесности, действительный статский советник.

Именно из-под его пера вышел знаменитый роман «Обломов», в результате чего позже возникло нарицательное выражение «обломовщина».

В биографии Гончарова много интересного и такого, о чем вы наверняка не знали. Обо всем этом мы расскажем прямо сейчас.

Итак, перед вами краткая биография Ивана Гончарова.

Краткая биография Гончарова

Иван Александрович Гончаров родился 6 июня 1812 г. в Симбирске. Он рос в интеллигентной семье, принадлежавшей к купеческому сословию.

Его отца звали Александр Иванович, а мать Авдотья Матвеевна. Кроме Ивана, у его родителей родились две девочки и один мальчик.

Детство и юность

Детство Гончарова было интересным и беззаботным, поскольку он ни в чем не испытывал нужды.

Когда ему исполнилось 7 лет, умер его отец, однако у матери было достаточно средств, чтобы содержать семью и в будущем оплачивать обучение детей.

Первым учителем в биографии Гончарова был его крестный Николай Трегубов. Он обучил ребенка чтению и грамматике.

Иван Гончаров в молодости

После этого Ивана определили в частный пансионат, а затем помогли поступить в коммерческое училище. Стоит заметить, что учеба мало интересовала будущего писателя.

Несмотря на это он очень любил читать книги русских писателей. В частности, ему нравились Пушкин, Карамзин и Державин.

Образование

Окончив училище, Иван Гончаров 3 года проучился в Московском университете. В этот период в его биографии произошел важный перелом. Он серьезно задумался о смысле жизни, о людях вообще и о своем будущем в частности.

Интересен факт, что в Московском университете одновременно с Гончаровым также учились Герцен, Лермонтов, Тургенев и Станкевич.

Когда Гончарову исполнилось 22 года он возвратился обратно в Симбирск, в котором устроился работать секретарем. Но поскольку данная профессия была очень скучной и однообразной, менее чем через год он принимает решение уехать в Петербург.

Приехав в столицу он начал работать переводчиком иностранной переписки. Служба нравилась Ивану, поскольку она никоим образом его не обременяла.

Кроме этого у него оставалось достаточно свободного времени для самообразования. Именно в этот период в биографии Гончарова произошло важное событие: он решил попробовать себя в качестве писателя.

Позже он познакомился с семьей художника Николая Майкова и вскоре стал обучать его детей латинскому языку и русской словесности.

В доме живописца постоянно собирались разные известные люди, любившие беседовать на интересные темы.

Творчество Гончарова

В конце 30-х годов Иван Гончаров начинает писать первые произведения. В скором времени он знакомится с известным критиком Белинским (см. интересные факты о Белинском), который неоднократно приходил в гости к Майковым.

Когда начинающий литератор прочитал ему свою «Обыкновенную историю», он услышал в свой адрес много похвалы. В 1847 г. данное произведение напечатали в «Современнике».

Гончаров был благодарен Белинскому за советы, которые он от него услышал. Позже он напишет «Заметки о личности Белинского», где подробно опишет его роль в своей биографии.

В 1852 г. Иван Александрович отправился на корабле в Японию в качестве секретаря адмирала. Это путешествие продлилось более 2 лет и прервалось из-за начала Восточной войны.

Во время экспедиции Гончаров вел дневник, в котором записывал все события, происходившие с ним в эти годы биографии.

В итоге, этот материал был положен в основу книги Гончарова «Фрегат «Паллада».

Произведение сразу же получило большую популярность, поскольку читатели смогли впервые услышать о далекой стране и узнать множество интересных фактов о ней и об ее жителях.

Прибыв на родину, Гончаров начал работать цензором в издании «Северная почта».

В 1859 г. в свет вышел самый известный роман в биографии Гончарова – «Обломов». Иван Александрович настолько великолепно описал жизнь и характер главного героя, что вскоре в народе даже появилось выражение «обломовщина», обозначающее личностный застой, рутину, апатию и, в частности, леность.

Иллюстрация к роману Ивана Гончарова «Обломов»

В 1862 г. Гончарова назначили руководителем «Северной почты», а затем он стал членом Совета по делам печати.

Через 5 лет писатель ушел на пенсию в звании генерала. С этого момента у него появилось больше времени для писательской деятельности.

В 1869 г. он представил роман «Обрыв», над которым трудился около 20 лет.

Личная жизнь

Успехи Ивана Гончарова на личном фронте оказались не такими яркими, как на литературном поприще. Ему так и не удалось найти себе вторую половину, хотя он всегда мечтал завести семью.

Периодически он влюблялся в разных девушек, однако они не отвечали ему взаимностью.

Одно время Гончаров дружил с Тургеневым (см. интересные факты про Тургенева), но когда он прочитал в его сочинении строки из своего «Обрыва», между литераторами произошла серьезная ссора из-за авторских прав.

Иван Александрович даже хотел стреляться с Тургеневым на дуэли, но друзья отговорили его от этой идеи.

Смерть

В конце жизни Иван Гончаров находился в депрессивном состоянии, чувствуя себя забытым и беспомощным. Он перестал писать и лишь иногда выпускал рецензии к разным книгам.

Казалось, что в его биографии произошел тот неизбежный финал, который постигает всех одиноких людей.

За несколько дней до смерти классик серьезно простудился.

15 сентября 1891 г. Иван Александрович Гончаров умер от воспаления легких в возрасте 79 лет.

Изначально он был похоронен на Новом Никольском кладбище, однако в 1956 г. его останки перезахоронили на Волковском кладбище.

Портрет писателя Ивана Александровича Гончарова, 1874 г.

Имя Ивана Гончарова навсегда вошло в историю русской литературы, как выдающегося мастера художественной словесности.

Фото Гончарова

В конце приведем несколько фото Ивана Гончарова. Интересен факт, что до самой старости он был узнаваем. Практически всю жизнь Гончаров носил бороду, и только несколько раз сбривал ее полностью.

Иван Александрович Гончаров

Фото Все

Иван Гончаров — биография

Иван Гончаров — русский писатель, цензор, переводчик, литератор. Его перу принадлежит произведение «Обломов» и другие шедевры.

Иван гончаров — это образец писателя, который сумел филигранно выразить особенности русского общества, морально-нравственные ценности, надежды.

Иван Гончаров знаком многим любителям литературы, это самобытный русский самородок, достойный гражданин своей эпохи. Он проявил себя и в качестве литературного критика, знатока словесности, кроме того, был он на государственной службе, находясь в звании статского советника.

Фото: Иван Гончаров

Родился он в 1812 году в городе Ульяновске, который в то время назывался Симбирском. Принадлежал к купеческому сословию, детство провел в городе, в семейном гнездышке-имении.

Читайте также:  Биография сергея михалкова

Первые годы писателя

Первые годы оказали значительное влияние на все последующее творчество, мировоззрение. Большой дом и хозяйство он сравнивал с целой деревней, поскольку в импровизированных складах была мука, пшено, другая провизия, имелись погреба и амбары, ледники — это было необходимо для обеспечения нормальной жизни семейства, дворовых крестьян. Впоследствии он с удовольствием описывал жизнь русского быта.

В возрасте 7 лет умер его отец, и воспитание в полной мере легло на плечи матери и крестного Николая Трегубова. Он отличался широтой взглядов, и мальчик впоследствии очень тепло отзывался о его человеческих качествах, которые также во многом позволили ему сформироваться, как личность. Крестный помогал не только словом, но и делом, впоследствии их два имения объединились, таким образом жизнь стала ещё более насыщенной, интересной.

В возрасте 10 лет мальчика посчитали уже достаточно взрослым для прохождения дальнейшего обучения в Москве, и он обучался в Коммерческом училище на протяжении 8 лет.

Нельзя сказать, что это было лучшее время в его биографии, впоследствии писатель опишет этот этап жизни как скучный, малоинтересный. Однако этот период помог ему расширить интеллект, он приобщился к отечественной литературе, познакомился с трудами Карамзина, Державина, с другими видными деятелями.

Первым кумиром можно назвать Пушкина, Гончаров с нескрываемым восхищением описывал впечатления от его поэмы и восхищался человеческими качествами писателя. Гончаров понял, насколько гибким и выразительным может быть русское слово, оно затрагивает до глубины души. Именно пушкинские высочайшие стандарты были взяты им за образец словесности, поэтому неудивительно, что и сами литературные творения Гончарова тоже можно охарактеризовать как образец, классика.

Университетские годы

Писатель окончательно понял, что Коммерческое училище — это абсолютно не его стезя, которая, скорее, разрушает душу, нежели наполняет знаниями. Он отправил трепетное письмо к материи, прося ее написать прошение об исключении из числа студентов, что и было выполнено. Однако это вовсе не означало, что юноша разочаровался в образовании. Напротив, он взял планку, которая была ещё выше.

В 1831 году он поступил в знаменитый Московский университет на словесный факультет. Университет и по сей день считается лучшим в стране, так было и в те годы, а вместе с Гончаровым студентами числились такие будущие литературные светила, как Лермонтов и Тургенев, Белинский, Герцен, Огарёв.

После окончания университета в 1834 году он хотел остаться в Москве, приезжая и в Санкт-Петербург. Эти два города казались ему самыми передовыми, они сосредоточили в себе всё лучшее, самую образованную часть населения. Собственно, до сих пор Москва, Санкт-Петербург привлекают талантливую молодежь.

Гончаров был неприятно удивлён изменениями своего родного города, точнее, их полным отсутствием. За всё то время, что он пробыл в столице, город так и не вышел из спячки, ничего в нём не изменилось, совершенно не чувствовался прогресс. Это удручало писателя, он желал вернуться обратно, но остался в Симбирске, где проживала его мать, сестры.

Творческий путь писателя

Однако слава о талантливом юноше с пылким умом уже начала распространяться, в том числе и в Симбирске. Гончаров получил предложение от самого губернатора, который желал, чтобы молодое дарование работало у него в качестве секретаря. Да, решение далось нелегко, поскольку Гончаров предчувствовал, что работа, хоть и почетная, но во многом однообразная, рутинная. Однако этот опыт можно назвать бесценным, ведь писатель понял, как функционируют винтики бюрократического механизма. Это впоследствии пригодилось ему в литературных трудах.

Через 11 месяцев он, всё же, принимает решение о возвращении в Петербург, где он так жаждал начать полноценную жизнь, наполненную событиями, полезную для общества. Практически сразу после приезда ему удалось устроиться на весьма хорошую высокооплачиваемую должность переводчика в Министерство финансов. Он подружился с Майковыми, известными людьми Санкт-Петербурга, преподавал их детям латынь и русскую словесность.

До сих пор в Санкт-Петербурге сохранился известный дом Майковых, это был не просто дом, а настоящая литературная Мекка, где собирались сливки, элита общества: живописцы, литераторы, музыканты, критики, и все люди, которым были интересны процессы, происходящие в русском обществе. Эти люди словно предчувствовали скорое изменение общественной формации.

Основа творчества

Одним из первых и популярных произведений стало сочинение «Мильон терзаний», это творение наполнено острой иронией, меткими наблюдениями жизни творческой интеллигенции того времени.

Во время написания Гончаров познакомился с Белинским, который, как и Пушкин, пополнил его духовную и нравственную копилку, обогатил новыми идеями. Белинский также хорошо отзывался о творчестве Гончарова, признавая его таланты.

Далее последовало написание «Обыкновенной истории», это первый роман известной трилогии: «Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв». В романе писатель четко показывает конфликты русского общества, раздробленность, явную отчуждённость романтизма и реализма.

Путешествия по миру

Можно сказать, что Гончаров — счастливый человек и в чём-то баловень судьбы. Благодаря своему обаянию, пытливости ума, превосходному образованию и известности в литературных кругах, у него появилась возможность не только обеспечить себя финансово, но и повидать мир.

В 1852 году он был принят на службу в качестве секретаря к вице-адмиралу Путянину. Путятин был направлен на североамериканский континент, поскольку в то время Аляска принадлежала России. Кроме того, вице-адмиралу приходилось путешествовать на другой конец света в Японию. До сих пор дальние путешествия будоражат умы, а в то время такая возможность была неслыханной удачей.

Иван Гончаров отправился в кругосветное путешествие вместе со своим начальником, он вернулся в Санкт-Петербург в 1855 году с потрясающими впечатлениями, которые в полной мере отразил в очередном литературном шедевре «Фрегат Паллада».

В Министерстве финансов он работал не только в качестве переводчика, но и цензором, что придавало его положению невскую двусмысленность. В российском обществе активно зарождались предреволюционные идеи, которые на то время не носили ярко выраженный революционный характер, но выражались в четком осознании необходимости перемен. Поэтому многие представители интеллектуальной элиты общества недолюбливали цензоров, ведь в их задачу входило недопущение распространения идей, которые могут пошатнуть сложившиеся устои. Многие люди воспринимали Гончарова, как классового врага, не доверяли ему. В то время он создаёт второй роман своей знаменитой трилогии – «Обломов».

Писатель никак не мог отшлифовать свой литературный бриллиант, поскольку служебные дела отнимали слишком много времени. Сказалось и то, что его должность вызывает недоверие среди творческой интеллигенции. Поэтому им было принято решение об уходе со службы, чтобы полностью посвятить себя литературной деятельности.

В полностью законченном виде роман вышел в 1859 году, он также был успешен. Обломов — это собирательный персонаж, целое философское осмысление, социальное явление, которое показало инертность российского общества. На писателя обрушилась большая слава, однако Иван Александрович всегда оставался скромным человеком. Собственно, он был равнодушен к признанию, его крайне интересовала литература.

Последнее произведение в его жизни

Последнее произведение знаменитой трилогии — «Обрыв». Далось оно нелегко, поскольку сам писатель говорил, что пишет медленно, не всегда успевает отследить меняющиеся социальные явления жизни. У него уходило на написание много физических сил. Плюс, он состоял в переписке с представителями творческой интеллигенции, что также отнимало у него массу времени. Писатель активно создавал и очерки, посвященные поездкам по Восточной Сибири, Волге. Несмотря на то, что творчество давалось ему тяжело, ведь работал он с полной самоотдачей, за свою жизнь он создал немало произведений. Некоторые из них вышли уже после его смерти.

Умер писатель в 1891 году. Его здоровье ослабло, поэтому обычная простуда в итоге стала для него смертельным недугом. Похоронен писатель на Никольском кладбище при Александро-Невской Лавре.

Известие о смерти быстро разнеслось по Москве и Петербургу, по всей России, некролог был опубликован в «Вестнике Европы».

Многие люди, которых интересует биография Ивана Гончарова, желают узнать больше и о его личной жизни. Так получилось, что Иван Гончаров не был женат, детей у него нет. Он не скрывал, что долгое время был безответно влюблён в Ю.Д. Ефремову, но она вышла замуж за другого. Писатель сосредоточился на литературном творчестве, он уже не надеялся влюбиться вновь. В 1855 году его, однако, снова посетило светлое чувство к Елизавете Васильевне Толстой, которой он буквально бредил, любил страстно и безнадежно. К сожалению, этот союз также не состоялся, поскольку Елизавета Васильевна вышла замуж за археографа, историка, русского государственного деятеля А.И. Мусина-Пушкина.

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Иван Александрович Гончаров — биография, информация, личная жизнь

Иван Гончаров

Иван Александрович Гончаров. Родился 6 (18) июня 1812 года в Симбирске — умер 15 (27) сентября 1891 года в Санкт-Петербурге. Русский писатель, член-корреспондент Петербургской академии наук по разряду русского языка и словесности (1860), действительный статский советник.

Отец и мать Гончарова, Александр Иванович (1754—1819) и Авдотья Матвеевна (в девичестве Шахторина; 1785—1851), принадлежали к купеческому сословию. В большом каменном доме Гончаровых, расположенном в самом центре города, с обширным двором, садом, многочисленными постройками, проходило детство будущего писателя.

Вспоминая в преклонные годы своё детство и отчий дом, Гончаров описал в автобиографическом очерке «На родине»: «Амбары, погреба, ледники переполнены были запасами муки, разного пшена и всяческой провизии для продовольствия нашего и обширной дворни. Словом, целое имение, деревня». Многое из того, что Гончаров узнал и увидел в этой «деревне», явилось как бы изначальным импульсом в познании поместного, барского быта дореформенной России, так ярко и правдиво отразившегося в его «Обыкновенной истории», «Обломове» и «Обрыве».

Когда Гончарову было всего семь лет, умер его отец. В последующей судьбе мальчика, в его духовном развитии важную роль сыграл его крёстный отец Николай Николаевич Трегубов. Это был отставной моряк. Он отличался широтой взглядов и критически относился к некоторым явлениям современной жизни. «Добрый моряк» — так благодарно называл Гончаров своего воспитателя, фактически заменившего ему родного отца.

Первоначальное образование Гончаров получил дома, под началом Трегубова, затем в частном пансионе. В десять лет был отправлен в Москву для обучения в коммерческом училище. Выбор учебного заведения был сделан по настоянию матери.

Восемь лет провёл Гончаров в училище. Эти годы были для него трудны и малоинтересны. Духовное и нравственное развитие Гончарова шло, однако, своим чередом. Он много читал. Его истинным наставником явилась отечественная литература.

Великим откровением для Гончарова и его товарищей явился Пушкин с его «Евгением Онегиным», выходившим в свет отдельными главами.

Заниматься в училище стало совсем невмоготу. Гончарову удалось убедить в этом мать, и та написала прошение об исключении его из списка пансионеров. Гончарову уже минуло восемнадцать. Наступила пора задуматься о своём будущем. Ещё в детстве возникшая страсть к сочинительству, интерес к гуманитарным наукам, особенно к художественной словесности, — всё это укрепило в нём мысль завершить своё образование на словесном факультете Московского университета. Через год, в августе 1831 года, после успешной сдачи экзаменов он был туда зачислен.

Три года, проведённые в Московском университете, явились важной вехой в биографии Гончарова. Это была пора напряжённых раздумий — о жизни, о людях, о себе. Одновременно с Гончаровым в университете обучались Барышев, Белинский, Герцен, Огарёв, Станкевич, Лермонтов, Тургенев, Аксаков и многие другие талантливые молодые люди, впоследствии оставившие след в истории русской литературы.

Закончив летом 1834 года университет, Гончаров почувствовал себя, по собственному признанию, «свободным гражданином», перед которым открыты все пути в жизни. Первым делом решил он навестить свои родные края, где его дожидались мать, сестры, Трегубов. Симбирск, в котором всё было с детства так знакомо, поразил повзрослевшего и возмужавшего Гончарова прежде всего тем, что ничего не изменилось. Всё напоминало здесь громадную сонную деревню. Именно таким знавал Гончаров свой родной город в детстве, а затем и в юношеские годы.

Читайте также:  Главные реки москвы – интересные факты

Ещё до окончания университета Гончаров решил не возвращаться на постоянное житьё в Симбирск. Его влекла к себе перспектива напряжённой духовной жизни в столицах (Москва, Санкт-Петербург), общение там с интересными людьми. Но была ещё одна, тайная мечта, связанная с его давним увлечением сочинительством. Он решил обязательно уехать из дремотного, скучного Симбирска. И не уехал. Симбирский губернатор настойчиво просил Гончарова занять должность его секретаря.

После раздумий и колебаний, Гончаров принимает это предложение, а дело оказалось скучным и неблагодарным. Однако эти живые впечатления от механизма бюрократической системы впоследствии сгодились Гончарову-писателю. После одиннадцати месяцев пребывания в Симбирске он уезжает в Петербург. Гончаров решил собственными руками, без чьей-либо помощи строить своё будущее. По приезде в столицу он подался в департамент внешней торговли министерства финансов, где ему предложили должность переводчика иностранной переписки. Служба оказалась не очень обременительной. Она в какой-то мере материально обеспечивала Гончарова и оставляла время для самостоятельных литературных занятий и чтения.

В Петербурге он сблизился с семьёй Майковых. В эту семью Гончаров был введён в качестве учителя двух старших сыновей главы семьи Николая Аполлоновича Майкова — Аполлона и Валериана, которым преподавал латинский язык и русскую словесность. Этот дом был интересным культурным очагом Петербурга. Почти ежедневно здесь собирались известные писатели, музыканты, живописцы.

Постепенно начинается серьёзное творчество писателя. Оно формировалось под влиянием тех настроений, которые побуждали молодого автора всё более иронически относиться к царившему в доме Майковых романтическому культу искусства. 40-е годы — начало расцвета творчества Гончарова. Это была важная пора как в развитии русской литературы, так и в жизни русского общества в целом. Гончаров знакомится с Белинским, часто бывает у него на Невском проспекте, в доме Литераторов. Здесь в 1846 году Гончаров читает критику к своему роману «Обыкновенная история». Общение с великим критиком имело важное значение для духовного становления молодого писателя.

В своих «Заметках о личности Белинского» Гончаров с симпатией и благодарностью рассказал о своих встречах с критиком и о его роли как «публициста, эстетического критика и трибуна, провозвестника новых грядущих начал общественной жизни». Весной 1847 года на страницах «Современника» публикуется «Обыкновенная история». В романе конфликт между «реализмом» и «романтизмом» предстаёт как существенная коллизия русской жизни. Гончаров назвал свой роман «Обыкновенная история», тем самым он подчеркнул типичность процессов, которые отразились в этом произведении.

В середине XIX века начинается соперничество за влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе Российской империи и Соединённых Штатов Америки (которые в ту пору принято было называть в России Северо-Американскими Соединёнными Штатами, сокращённо — САСШ). Главным объектом русско-американского соперничества стала Япония, которая с 1639 года была закрыта для иностранцев. Прибытие иностранца на японскую землю каралось смертной казнью, и лишь для китайских и голландских кораблей с 1641 года было сделано небольшое исключение — им разрешалось заходить для торговли в порт Нагасаки.

И России, и Америке очень хотелось заполучить Японию в качестве рынка сбыта для своих товаров, и они почти одновременно направили в Японию свои военно-морские эскадры, чтобы заставить японцев открыть страну для захода соответственно российских и американских торговых кораблей. Русской эскадрой командовал вице-адмирал Евфимий Васильевич Путятин, американской — коммодор Мэтью Перри. Русская экспедиция была снаряжена не только для установления политических и торговых отношений с Японией, но и для инспекции русских владений в Северной Америке — на Аляске.

Обе экспедиции увенчались успехом — японцы подписали и с Соединёнными Штатами (1854 год), и с Россией (1855 год) торговые договоры, но достигнуто это было разными средствами. Коммодор Перри, прибывший в Японию в 1853 году со своей эскадрой для демонстрации военной мощи Америки, просто-напросто запугал японцев, угрожая расстрелять из пушек их столицу — город Эдо (сейчас Токио). Адмирал Путятин 10 августа 1853 года прибыл в порт Нагасаки для проведения мирных переговоров, никаких прямых угроз не высказывал и добился положительных результатов для России, а в 1855 году, через 2 года, закрепил налаженные отношения в договоре.

В октябре 1852 года Иван Гончаров, служивший переводчиком в департаменте внешней торговли министерства финансов, был назначен секретарём адмирала Путятина. С первых же дней путешествия Гончаров начал вести подробный путевой журнал (материалы которого легли в основу будущей книги «Фрегат „Паллада“»). Экспедиция продолжалась почти два с половиной года. Гончаров побывал в Англии, Южной Африке, Индонезии, Японии, Китае, на Филиппинах и на множестве небольших островов и архипелагов Атлантического, Индийского и Тихого океанов. Высадившись на берегу Охотского моря, в Аяне, Гончаров проехал сухим путём через всю Россию и вернулся в Петербург 13 февраля 1855 года.

Уже в апрельской книжке «Отечественных записок» за 1855 год появился первый очерк о путешествии. Последующие фрагменты публиковались в «Морском сборнике» и различных журналах на протяжении трёх лет, а в 1858 году всё сочинение вышло отдельным изданием. Цикл путевых очерков «Фрегат Паллада» (1855—1857) — своеобразный «дневник писателя». Книга сразу же стала крупным литературным событием, поразив читателей богатством и разнообразием фактического материала и своими литературными достоинствами. Книга была воспринята как выход писателя в большой и плохо знакомый русскому читателю мир, увиденный пытливым наблюдателем и описанный острым, талантливым пером. Для России XIX века такая книга была почти беспрецедентной.

После путешествия Гончаров вернулся в департамент министерства финансов, но оставался здесь недолго. Вскоре ему удалось получить место цензора. Должность эта была хлопотливая и трудная, но преимущество её перед прежней службой состояло в том, что она, по крайней мере, была непосредственно связана с литературой. Представление о цензоре как о тупом и жестоком гонителе вольной мысли присутствовало в очень недалёких слоях общества, но прогрессивные люди прекрасно понимали положительное действие цензуры того времени.

Вскоре Гончаров в 1867 году вышел в отставку, ибо трудная и хлопотливая служба мешала собственным литературным занятиям писателя. Гончаров уже опубликовал роман «Обломов» в 1859 году.

В 1859 году в России впервые прозвучало слово «обломовщина». Через судьбу главного героя своего нового романа Гончаров показал социальное явление. Однако многие увидели в образе Обломова ещё и философское осмысление русского национального характера, а также указание на возможность особого нравственного пути, противостоящего суете всепоглощающего «прогресса». Гончаров совершил художественное открытие. Он создал произведение огромной обобщающей силы.

Выход в свет «Обломова» и громадный успех его у читателей принесли Гончарову славу одного из самых выдающихся русских писателей. Он начал работу над новым произведением — романом «Обрыв». Однако надо было ещё и как-то зарабатывать деньги: покинув пост цензора, Гончаров жил «на вольных хлебах».

В середине 1862 года его пригласили на должность редактора недавно учреждённой газеты «Северная почта», являвшейся органом министерства внутренних дел. Гончаров работал здесь около года, а затем был назначен на должность члена совета по делам печати. Снова началась его цензорская деятельность, причём в новых политических условиях она приобрела явно консервативный характер. Гончаров причинил много неприятностей «Современнику» Некрасова и писаревскому «Русскому слову», он вёл открытую войну против «нигилизма», писал о «жалких и несамостоятельных доктринах материализма, социализма и коммунизма», то есть активно защищал правительственные устои. Так продолжалось до конца 1867 года, когда он по собственному прошению вышел в отставку, на пенсию.

Теперь можно было снова энергично взяться за «Обрыв». К тому времени Гончаров исписал уже много бумаги, а конца романа всё ещё не видел. Надвигавшаяся старость всё более пугала писателя и отвращала его от работы. Гончаров однажды сказал об «Обрыве»: «это дитя моего сердца». Автор трудился над ним целых двадцать лет. Временами, особенно к концу работы, он впадал в апатию, и ему казалось, что не хватит сил завершить это монументальное произведение.

В другом месте Гончаров заметил, что, закончив третью часть «Обрыва», «хотел оставить вовсе роман, не дописывая». Однако же дописал. Гончаров отдавал себе отчёт в том, произведение какого масштаба и художественного значения он создаёт. Ценой огромных усилий, превозмогая физические и нравственные недуги, он довёл роман до конца. «Обрыв» завершил, таким образом, трилогию. Каждый из романов Гончарова отразил определённый этап исторического развития России. Для первого из них типичен Александр Адуев, для второго — Обломов, для третьего — Райский. И все эти образы явились составными элементами одной общей целостной картины угасающей эпохи крепостничества.

«Обрыв» стал последним крупным художественным произведением Гончарова. Но после окончания работы над произведением жизнь его сложилась очень трудно. Больной, одинокий, Гончаров часто поддавался душевной депрессии. Одно время мечталось ему даже взяться за новый роман, «если старость не помешает», как писал он П. В. Анненкову. Но не приступил к нему. Он всегда писал медленно, натужно. Не раз жаловался, что не может быстро откликаться на события современной жизни: они должны основательно отстояться во времени, и в его сознании. Все три романа Гончарова были посвящены изображению дореформенной России, которую он хорошо знал и понимал. Те процессы, которые происходили в последующие годы, по собственным признаниям писателя, он понимал хуже, и не хватало у него ни физических, ни нравственных сил погрузиться в их изучение.

Гончаров продолжал жить в атмосфере литературных интересов, интенсивно переписываясь с одними писателями, лично общаясь с другими, не оставляя и творческой деятельности. Он пишет несколько очерков: «Литературный вечер», «Слуги старого века», «Поездка по Волге», «По восточной Сибири», «Май месяц в Петербурге». Некоторые из них были опубликованы посмертно. Следует отметить ещё ряд замечательных выступлений Гончарова в области критики. Такие, например, его этюды, как «Мильон терзаний», «Заметки о личности Белинского», «Лучше поздно, чем никогда», давно и прочно вошли в историю русской критики в качестве классических образцов литературно-эстетической мысли.

Гончаров оставался в полном одиночестве и 12 (24) сентября 1891 года он простудился. Болезнь развивалась стремительно, и в ночь на 15 сентября он умер от воспаления легких на восьмидесятом году жизни. Иван Александрович был похоронен на Новом Никольском кладбище Александро-Невской лавры (в 1956 году перезахоронен, прах писателя перенесли на Волково кладбище). В некрологе, опубликованном на страницах «Вестника Европы», отмечалось: «Подобно Тургеневу, Герцену, Островскому, Салтыкову, Гончаров всегда будет занимать одно из самых видных мест в нашей литературе».

Гончаров Иван Александрович

«ГОРИЗОНТАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК»

(Публикуется с сокращениями)

ЧЕЛОВЕК С «ДУШКОМ»

Иван Александрович Гончаров, знаменитый русский писатель, слыл в кругу коллег человеком с «душком». Достоевский так отзывался о нем: «Джентльмен. с душою чиновника, без идей и с глазами вареной рыбы, которого Бог, будто на смех, одарил блестящим талантом». Белинский по-своему характеризует Гончарова: «Он поэт, художник и больше ничего. У него нет ни любви, ни вражды к создаваемым им лицам, они его не веселят, не сердят, он не дает никаких нравственных уроков ни им, ни читателю. У Гончарова нет ничего кроме таланта. », и — еще жестче: «Это человек пошлый и гаденький». Даже Александр Никитенко, известный цензор и близкий Гончарова, в своем дневнике за 1864 год говорит о нем безжалостные вещи: «Гончаров — толстенький, надутенький господин вроде провинциального дворянина. Он непременно хочет давать вам чувствовать, что вы имеете дело со знаменитостью в его особе. Весь же его характер может быть обозначен следующими чертами: эгоист, трус и завистник. »

Читайте также:  Самые необычные налоги в мире

Довольно продолжительное время Иван Александрович исполнял «позорную» должность цензора. Пожалуй, именно она служила главным источником писательской неприязни. Из-за врожденной нерешительности и осторожности, усиленной боязнью получить выговор и быть заподозренным в неблагонамеренности, цензор Гончаров «перекрывал дорогу» многим авторам. Впрочем, — по большей части посредственным писакам, все достоинство которых заключалось в одном только выражении «передовых взглядов».

Нелицеприятные отзывы, критика и острая непопулярность в определенных литературных кругах Гончарова не очень трогали: пусть себе ворчат! Подумаешь, Некрасов обиделся — не пропустил в печать какой-то сомнительный опус в его «Современнике»! Ну и что с того, что когда-то он первым меня напечатал! Платон мне друг, но истина дороже. В конце концов, давать отчет в моих поступках, по большому счету, я обязан лишь двоим: одного зовут Господь Бог, а другого — Иван Гончаров!

Характер и привычки воспитываются смолоду. Родные и слуги будущей знаменитости жили исключительно хлопотами об удобствах и удовольствиях «любимчика Ванюши». А главное его удовольствие составляли не книжки, игрушки или игры с ровесниками, а. еда. Иван Александрович любил покушать немного, но часто, и, главное, вкусно. Обедая в ресторанах, Гончаров выказывал столько требований и претензий, что многие хозяева ресторанов, где писатель был завсегдатаем, использовали автора «Обломова» как рекламу: если уж сам Гончаров обедает в их заведении, значит, еда в нем — высший класс!

Чего, спрашивается, желает человек после сытного обеда? Правильно: поспать. Спал Гончаров много — по 12-14 часов в сутки. Оставшееся от сна и еды время уделял прогулкам, лечению от какой-нибудь реальной или мнимой хвори (по отзыву его племянника, Гончаров всегда жаловался на нездоровье, хотя «никто не решился бы назвать его больным, судя по бодрой, живой внешности») и — иногда — работе. Время от времени он наведывался к знакомым — разумеется, отобедать, полюбоваться на красивых дам и послушать последние новости (а точнее — сплетни). Сам Гончаров очень неохотно распространялся о собственной личной жизни, зато был большой охотник до всякого рода пикантных скандалов и сплетен. Никитенко удивлялся этому качеству Гончарова: «Удивительно, как люди, слывущие умными, да и действительно умные, могут находить удовольствие в таких пустяках и гнусностях!»

Счастливо женатому Никитенко трудно было понять несчастливо холостого Гончарова. То, чем в избытке довольствовался первый, о том второй мог только мечтать.

«СТРАСТЬ НАДО ЗАДУШИТЬ И УТОПИТЬ В ЖЕНИТЬБЕ»

Все его «романы» были несчастливыми. Вера Чегодаева, жена Николая Гончарова — его брата, вспоминала:

«Иван Александрович пользовался большим успехом у женщин. Он умел настоятельно и усиленно ухаживать, быть интересным, увлекать своими разговорами, прекрасным чтением и т.п. Но обычно он не доводил своих ухаживаний до конца, какая-то осторожность, недоверчивость к себе и другим удерживала его от того, чтобы сойтись с женщиной или жениться на девушке.

Имел место, между прочим, такой случай. В него была влюблена молодая девушка, гордость которой делала ее сдержанной, но есть основания полагать, что Иван Александрович знал об этой любви. Для нее он был идеалом. Выйдя замуж за другого, она вошла было в колею семейной жизни, свыклась с мужем и была хорошей женой. Через четыре-пять лет после того она вновь встретилась с Иваном Александровичем, и это смутило ее покой: снова вспыхнула прежняя страсть, которой она не могла преодолеть. Она уже не могла больше жить с мужем и оставила последнего, предполагая, вероятно, что Иван Александрович догадается, что с ее стороны — это жертва ради него. Но он не догадался или сделал вид, что не догадывается, и молодая женщина бросилась в воду. Когда ее спасли, то на ее груди нашли связку писем Гончарова. Говорят, до конца жизни она была верна этой любви. Я думаю, что если бы она, преодолев свою гордость, сама первая призналась ему в любви, то, вероятно, получила бы такой же ответ, как Татьяна от Онегина. »

О своих любовных переживаниях Гончаров говорить не любил. «После страстей остается дым, смрад, а счастья нет! Воспоминания — один стыд и рванье волос. Страсть — несчастье. Ее надо ограничить, задушить и утопить в женитьбе, — но она необходима в будничной, серой жизни, как гроза в природе».

Если любовь и «судороги страсти» — это, по Гончарову, настоящее несчастье, то как от этой напасти спастись трезвомыслящему человеку? А вот хотя бы так, по известному рецепту: «когда все вокруг бред и мрак, то нет ничего лучше тарелки сардин». «Когда мучения ревности и вообще любовной тоски дойдут до нестерпимости, наешьтесь хорошенько (не напейтесь, нет, это скверно), — и вдруг почувствуете в верхнем слое организма большое облегчение. Это совсем не грубая шутка, это так. По крайней мере, я испытывал это», — вот такой совет дает Иван Александрович в письме к своему молодому другу Ивану Льховскому.

ИСПЫТАНИЕ ДЛЯ УМНОГО

Одни любят общение и движение, другие, как Гончаров, — одиночество и покой. «Путешествие — испытание для умных и рай для дураков», — любил он повторять. Приходится удивляться, как мог такой человек решиться на кругосветное путешествие.

Однажды он гостил в доме у своих давних знакомых, собиравших по вечерам большую компанию молодых людей. За непринужденными и веселыми разговорами кто-то вдруг вспомнил о том, что Министерство народного просвещения ищет для морской экспедиции в Японию секретаря. Одна из присутствовавших барышень остроумно пошутила: «Вот бы и вам, Иван Александрович, себя предложить!» — «А что, — не задумываясь, отвечал задетый за живое Гончаров, — Я бы принял это предложение». Он никак не предполагал в ту минуту, какое следствие будут иметь его слова. Когда дело дошло до оформления соответствующих бумаг, отступать было поздно.

Уже из Портсмута он писал знакомой: «Уезжая, я кое-кому шепнул, что вернусь из Англии, и начал так вести дело на корабле, чтобы улизнуть. Я сильно надеялся на качку: скажу, мол, что не переношу моря, буду бесполезен и только.

На другой день по выходе — буря. Просыпаюсь, меня бьет о стену то головой, то ногами, то другой, более мягкой частью. «Не тошнит ли?» — думаю, нет, хочется чаю, хочется курить — все ничего. Пошел вверх — суматоха, беготня.

— Э, да вы молодец! — говорят мне со всех сторон, — поздравляем, в первый раз в море и — ничего! Каков.

А кругом кого тошнит, кто валяется. Так на качку вся надежда пропала. Думал я было притвориться, сказать, что меня тошнило, и даже лечь на койку, это мне нипочем. Но морская болезнь лишает аппетита, а я жду не дождусь первого часа, у капитана повар отличный, ем ужасно, потому что морской воздух дает аппетит.

Другая хитрость: я стал жаловаться на вечный шум, на беготню и суматоху, что вот-де я ни уснуть, ни заняться не могу. Я говорил, что меня тревожит и топот людей, и стук упавшего каната, и барабан. Меня стали жалеть серьезно, поговаривали, что лучше, конечно, воротиться, чем так мучиться. Но и это вскоре рушилось. Я сошел как-то во время чая вечером в кают-компанию: кто-то спросил, зачем часов в пять палили из пушки?

— Да разве палили? — сорвалось у меня с языка. Я опомнился, но поздно. Все расхохотались, и уж я с ними, а пушка-то стоит почти рядом с моей каютой, да ведь какая: в четыре аршина. »

Путешествие состоялось. В качестве отчета о нем Гончаров представил начальству и публике новый роман — «Фрегат «Паллада»».

«У МЕНЯ ТУТ ТУРГЕНЕВ РЫЛСЯ. »

Путешествие не изменило писателя. Сойдя с корабля, он вернулся к прежним привычкам и все той же скромной и малозаметной для других жизни. И чем дальше, тем больше в нем было желания тишины и спокойствия. Став седым, он уже по неделям не выходит из дома и не вылезает из халата. Кто-то из знакомых однажды попенял ему, что тот превратился в собственный персонаж — Обломова. «Я и есть Обломов. Горизонтальный человек!» — развел руками писатель.

Свое хроническое нежелание общаться с людьми, говорить «лишние слова» и делать «лишние движения» он объяснял так: «Голова моя так уж устроена, чтобы всегда подозревать, а нервы — чтоб тревожиться». Его племянник вспоминал: «колебания барометра оказывали на него огромное влияние: поднимался ли ветер, собирался ли дождь, он начинал брюзжать и жаловаться, что и стерлядь слишком жирна, и обед не такой тонкий, как в Карлсбаде — что глупая и пустая жизнь сонного Симбирска совершенно не соответствует его характеру. ».

И уж совсем скандальный факт: когда-то Иван Александрович внушил себе, что Тургенев ворует у него идеи и сюжеты его будущих (!) произведений. «Возвращаясь в свою квартиру, — пишет племянник, — он всегда был встревожен, как бы ожидая встретить какую-нибудь неприятность. С волнением в голосе спрашивал он отворявшую дверь экономку: «Кто-нибудь был?» Он тотчас же подходил к письменному столу и нервно открывал и закрывал ящики. «У меня тут Тургенев рылся. Вообще кто-то приходил и рылся в моих бумагах. Надо быть весьма осторожным в этом отношении. »

Когда дело запахло дуэлью, вмешались друзья. После большого товарищеского суда-экспертизы, на котором присутствовали также Тургенев и Гончаров, был вынесен приговор: «Произведения Тургенева и Гончарова, как возникшие на одной и той же русской почве, должны были тем самым иметь несколько схожих положений, случайно совпадать в некоторых мыслях и выражениях, что оправдывает и извиняет обе стороны».

Для человека, которому была мука не только необходимость куда-то идти или что-то делать без собственного желания, и писать было трудно. «Я служу искусству, как запряженный вол», — признавался он Тургеневу. «В работе моей мне нужна простая комната. с голыми стенами, чтобы ничто даже глаз не развлекало, а главное, чтобы туда не проникал никакой внешний звук, чтобы могильная тишина была вокруг, чтобы я мог вглядываться, вслушиваться в то, что происходит во мне, и записывать. » Такие условия складывались не часто. А вдохновение посещало еще реже. Если вспомнить с какой тщательностью и требовательностью он оттачивал каждую фразу, можно представить, как нелегко давался ему литературный труд.

Однако чем больше пролито пота, тем обильнее получаются всходы. Его необычайно легкому, «закругленному» стилю завидовали все русские писатели, называя его «русским Диккенсом». Три его знаменитых романа — «Обыкновенная история», «Обломов» и «Обрыв» принадлежат золотому фонду русской литературы, а знаменитая статья «Мильон терзаний» — до сегодняшнего дня непревзойденный образец художественной критики.

Дмитрий Мережковский писал о Гончарове: «По изумительной трезвости взгляда на мир Гончаров приближается к Пушкину. Трезвость, простота и здоровье его могучего таланта имеют в себе что-то освежающее».

Лев Толстой, самый авторитетный критик того времени, был также высокого мнения о таланте Гончарова: «Обломов — капитальнейшая вещь, какой давно, давно не было. Скажите Гончарову, что я в восторге от Обломова и перечитываю его еще раз. ».

Даже Иван Тургенев, так и не примирившийся с Гончаровым после злосчастного недоразумения о «плагиате», после прочтения Обломова сказал: «Пока останется хоть один русский, — до тех пор будут помнить Обломова».

Александр КАЗАКЕВИЧ (из книги «Люди, как звезды. Парадоксальные и малоизвестные факты из жизни знаменитых людей»)

Ссылка на основную публикацию