Андрей вознесенский – биография, семья, фото - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Андрей вознесенский – биография, семья, фото

Андрей Вознесенский

Андрей Вознесенский – советский и российский поэт, публицист, художник и архитектор. За свою биографию он был удостоен многих престижных наград. Его считают одним из самых популярных поэтов середины прошлого века.

В биографии Вознесенского много интересных событий, и обо всех них мы вам расскажем прямо сейчас.

Итак, перед вами краткая биография Андрея Вознесенского.

Биография Вознесенского

Андрей Андреевич Вознесенский родился 12 мая 1933 года в Москве. Он рос в образованной и интеллигентной семье.

Его отец, Андрей Николаевич, был инженером-гидротехником, в связи с чем принимал участие в постройке Братской и Ингурской гидроэлектростанций. Позже он стал доктором технических наук, после чего возглавил Институт водных проблем.

Мать Вознесенского, Антонина Сергеевна, была родом из небольшого города Киржач, находящегося во Владимирской области. Именно в этом городке прошло детство поэта.

Кроме Андрея в семье Вознесенских родилась девочка Наташа.

Детство и юность

Когда в 1941 г. началась Великая Отечественная война, Андрею исполнилось 8 лет. В скором времени он вместе с родителями был эвакуирован в Курган, в котором начал ходить в местную школу.

И хотя этот город был совсем не похож на Москву, он оставил в сердце маленького Андрея множество приятных воспоминаний.

Андрей Вознесенский в молодости

После окончания войны семейство Вознесенских вернулось в Москву. Именно там будущий литератор окончил школу и начал писать первые стихи.

В возрасте 14 лет он отправил свои произведения знаменитому поэту Борису Пастернаку. Тот по достоинству оценил творчество Вознесенского, после чего они стали часто общаться.

Стоит заметить, что Пастернак оказал серьезное влияние на становление личности юного поэта.

После школы Андрей Вознесенский успешно сдал экзамены в Московский архитектурный институт. Однако образование архитектора так никогда ему и не пригодилось.

Получив диплом в 1957 г. он произнес следующую фразу: «Прощай, архитектура! Пылайте широко, коровники в амурах, сортиры в рококо!».

Творчество Вознесенского

В течение короткого отрезка времени Вознесенский получил большую известность. Поэт одно за другим писал новые произведения, насыщенные аллегориями и красочными образами. В его стихах читатель мог проследить скрытый подтекст, что было весьма необычно и интересно для того времени.

В 1958 г. в творческой биографии Вознесенского произошло знаковое событие. В печать вышли его первые стихи, которые сразу же вызвали интерес у публики.

В этот период Вознесенский серьезно увлекался творчеством Бориса Пастернака и Владимира Маяковского.

Андрей Вознесенский выступает на сцене

Спустя 2 года Андрей Андреевич издал первый поэтический сборник «Мозаика». В нем оказалось немало стихов, которые шли вразрез с советской идеологией. В результате Вознесенский начал испытывать давление со стороны чиновников и многих коллег по цеху.

Интересен факт, что редактор, допустивший издание «Мозаики», был немедленно уволен со своей должности.

Однако, несмотря на все препятствия, уже через несколько месяцев Вознесенский публикует 2-й сборник стихов под названием «Парабола». Эта книга также имела большой успех.

Вознесенского начали приглашать на разные творческие вечера, где он мог читать свои произведения. Он выступал на одной сцене с такими поэтами, как Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский и Белла Ахмадулина.

Вскоре давление на Андрея Вознесенского увеличилась еще больше. Против него выступил советский генсек Никита Хрущев, собиравшийся выдворить молодого поэта за пределы СССР.

Интересно, что тогда за литератора вступился президент США Джон Кеннеди, который лично попросил Хрущева оставить Вознесенского в покое. Не менее интересен и тот факт, что брат американского президента, Роберт Кеннеди, высоко отзывался о творчестве Вознесенского, и даже переводил его стихи на английский язык.

По просьбе того же Кеннеди Андрею Вознесенскому разрешили посетить США. Там он познакомился с разными деятелями культуры, а также с популярной актрисой Мэрилин Монро (см. интересные факты о Монро).

После этого он побывал во многих европейских странах, где его творчество было высоко оценено критиками.

В 1962 г. вышел очередной сборник Вознесенского «Треугольная груша», который также вызвал волну недовольства у представителей власти. Его критиковали в прессе и изображали в оскорбительных карикатурах. Тем не менее, народ искренне полюбил опального поэта.

В последующие годы биографии из-под пера Андрея Вознесенского вышло много великолепных стихов, наполненных любовной лирикой.

Одновременно с этим было немало стихотворений, заставляющих задуматься о социальных проблемах. В тот период биографии им были написаны такие произведения, как «Вальс при свечах», «Сон», «Романс» и другие.

В 1981 г. в московском театре «Ленком» была поставлена рок-опера «Юнона и Авось» на либретто Вознесенского. Композиции «Я тебя никогда не забуду» и «Аллилуйя» вызвали у публики настоящий восторг.

Москвичи и гости города всеми силами пытались попасть на популярный спектакль, вследствие чего театральный зал был всегда переполнен.

С Андреем Вознесенским, 1967 г.

После этого сборник Вознесенского «Антимиры» послужил основой для очередного спектакля. Интересен факт, что для этой постановки Владимир Высоцкий написал музыку и исполнил «Песню акына» на стихи Вознесенского.

В период биографии 1959-1993 гг. Вознесенский сочинил 8 поэм. Так же он был известен и как поэт-песенник. Именно ему принадлежат стихи к таким шлягерам, как «Плачет девочка в автомате», «В моей стране», «Два стрижа», «Затмение сердца», «Миллион алых роз» и т. д.

С ним хотели сотрудничать многие популярные артисты, среди которых были Александр Кальянов, София Ротару, Филипп Киркоров, Алла Пугачева, Людмила Зыкина, Андрей Миронов и др.

Личная жизнь

Первой женой в биографии Вознесенского стала Белла Ахмадулина, которая ради него ушла от Евгения Евтушенко. Тем не менее, их брак оказался недолгим.

Вознесенский и Ахмадуллина

В скором времени Андрей встретил поэтессу Зою Богуславскую, с которой прожил 46 лет. Интересно, что на момент их знакомства Зоя также состояла в браке, и даже имела ребенка. Однако любовь к Вознесенскому оказалась сильнее.

Зоя Богуславская и Андрей Вознесенский

Они прожили долгую и счастливую жизнь, хотя общих детей у них так и не родилось. Богуславская была рядом с мужем до последних дней его жизни.

Смерть

В середине 90-х у Андрея Вознесенского начали проявляться первые признаки болезни Паркинсона. С каждым днем состояние его здоровья ухудшалось, а мышцы горла и конечностей заметно ослабевали.

В 2006 г. у поэта случился первый инсульт, после которого у него парализовало руку. Спустя 4 года он перенес 2-й инсульт, в связи с чем полностью лишился голоса.

В скором времени Вознесенского прооперировали в одной из немецких клиник. Но как только он приехал домой, его настиг 3-й инсульт, от которого ему уже не удалось оправиться.

Андрей Андреевич Вознесенский умер 1 июня 2010 года в возрасте 77 лет. Знаменитого поэта похоронили на Новодевичьем кладбище рядом с могилами отца и матери.

В Москву из США прилетела неизвестная дочь Андрея Вознесенского

Почти три года назад не стало одного из самых известных поэтов-шестидесятников. В мае этого года Вознесенскому исполнилось бы 80 лет. В Музее Владимира Высоцкого в память о легендарном поэте открылась выставка редких фотографий Андрея Андреевича авторства известного фотохудожника Генриетты Перьян.

«КП» раскопала три неизвестных стихотворения Андрея Андреевича, которые приоткрыли завесу тайны его личной жизни.

Со своей женой Зоей Богуславской Вознесенский прожил 46 лет. Общих детей у пары не было. И только сейчас, когда любимого миллионами поэта уже нет в живых, « КП » совершенно случайно узнала о том, что у Андрея Андреевича есть дочь.

Вот эти не публиковавшиеся ранее строки Вознесенский посвятил своей тогда еще совсем маленькой дочери Арише: Инфанта сероглазая моя,/ Очнусь от гениальной простоты:/ Я — Ты./ Впервые я пугаюсь муравья/ И прячусь в земляничные листы,/ Я — Ты.

Мы встретились с 30-летней Ариной Вознесенской, единственной дочерью поэта, случайно. На выставке в память Вознесенского заметили голубоглазого мальчика, удивительно похожего на молодого поэта. Рядом с малышом была красивая брюнетка с такими же небесно-голубыми глазами. Мы познакомились. Оказалось, женщина — это дочь Андрея Вознесенского, та самая Ариша. А малыш — старший внук Андрея Андреевича Франческо-Андрей. Они на днях прилетели в Москву из США , где живут последние 13 лет вместе с младенцем Николасом (второй внук поэта) и его бабушкой, мамой Арины Анной Вронской .

Рассказывать подробно про отношения своих родителей Арина Вознесенская не готова — слишком личное. Но на несколько вопросов нашего корреспондента ответила.

Последняя встреча Вознесенского с дочерью

— Как познакомились ваши родители?

— Мама училась во ВГИКе, и ей нужно было взять интервью у Андрея Вознесенского. Так это и произошло.

Близкие поэта и его преданные поклонники знали, что у Вознесенского растет дочь — Андрей Андреевич хоть и не афишировал ее, но и не скрывал.

— Папа уделял вам много времени?

— Конечно. И даже, когда мы с мамой уехали в Америку , часто к нам приезжал. Я никогда не чувствовала себя обделенной, потому что знала, что мои родители очень любят меня.

Когда выросла, мы с папой иногда встречали его знакомых, и они спрашивали: мол, что это за девушка, молодая подруга? Отец с гордостью отвечал, что дочь.

В последний раз отец и дочь виделись за три дня до смерти Вознесенского.

— Мне позвонила жена папы Зоя Борисовна Богуславская и предупредила, что он совсем плохой, — говорит Арина. — Я прилетела со своим тогда еще совсем крошечным сыном Франческо-Андреем. Вы бы видели, какой папа был счастливый, когда взял малыша на руки!

. Каждый год мы с детьми стараемся приезжать в Москву накануне дня рождения папы. Мне очень хочется, чтобы мои дети знали, каким великим человеком был их дед.

Читайте также:  Франклин рузвельт – биография, факты, фото

Внук поэта Франческо-Андрей с портретами знаменитого деда.

Вот эти неопубликованные строки Вознесенский посвятил своей тогда еще совсем маленькой дочери Арише:

Арише

Инфанта сероглазая моя,

Очнусь от гениальной простоты:

Впервые я пугаюсь муравья

И прячусь в земляничные листы,

На языке ИТИ и соловья

Слова людей хочу произнести:

Я счастлив, что ты зайчиков ловя,

Не знаешь моей страшной маеты!

И более позднее 1997 года:

Дочу услышу, дочу.

Дочиста всех забуду,

Будто весь обесточу.

Ты позвонишь мне ночью

Невесть откуда, моя пичуга.

Ты, мое чудо, доча.

Или вот такие строки от 23 Maя 1992 года:

Ты вырастаешь дочка, вырастаешь

Из платьев, из меня, из детских таинств

Ты без подставки достаешь до клавиш

Мой верный, маленький товарищ

Ты вырастаешь дочка, вырастаешь

. Все дальше наша встреча непростая

Та встреча двух, которых не растащишь

Точка любви, которую ты станешь

Ты вирус счастья после наверстаешь

Ты вырастаешь дочка, вырастаешь

Ты помнишь нам синицы сверестали

Беретка, берестёныш, берестяныш

Русский росток, проросший скозь эстаблиш

Уже ты мать напоминаеш станом

Одни глаза мои себе оставишь

Увижу ими даль твоих ристалищ

Взгляд подарю такой — куда Кастакису!

Ты вырастаешь дочка, вырастаешь

Я мало с тобой был в земных пристанищах

Не часто по ночам читал Ростана

Оправдываться пошло, я не страус

Весь мир тебе я стансами устлал бы

Чтоб не ушиблась, когда падать станешь

Ты вырастаешь дочка, вырастаешь

Мы после поменяемся местами

Как не было тебя — меня не станет

Когда-нибудь в своей избушке стайлишь

Кассету с моим голосом поставишь

И скажешь берестенышу с хвостами:

«Ты вырастаешь, дочка, вырастаешь»

LiveInternetLiveInternet

Цитатник

рамочки простые для постов с разделителями светлый фон . Здесь будет ваша запись. . Здесь .

Замки Австрии:Аниф (Schloss Anif) Замок Аниф стоит на искусственном пруду в одноименн.

Вкусно до мурашек! Мгновенное блюдо, которое спасёт в любой ситуации .

Как нарисовать любую зверюшку за 30 секунд 3. 4. 5. .

Невероятная вкуснятина к чаю из ничего за 2 минуты. Вы Будете Шокированы! .

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Тайная любовь Андрея Вознесенского

Суббота, 06 Сентября 2014 г. 11:52 + в цитатник


Романс «Ты меня на рассвете разбудишь» великий поэт посвятил актрисе Татьяне Лавровой.

Он не думал дожить до 70 лет. По признанию поэта, эти цифры казались ему заоблачными. 12 мая ему исполнилось 77, а 1 июня Андрей ВОЗНЕСЕНСКИЙ покинул нас. Умер как счастливый человек — рядом любимая женщина, его жена, семья и друзья. А на всех радиостанциях сразу зазвучали «Миллион алых роз», «Не возвращайтесь к былым возлюбленным, былых возлюбленных на свете нет», «Я тебя никогда не забуду» — песни, написанные на его стихи. И многие впервые задумались: а кому же они были посвящены?
В 1960-е годы Андрей Вознесенский буквально взорвал поэзию экзотикой ритма и рифмы. Сегодня это уже невозможно представить, но в огромной стране он был не менее популярен, чем «Битлз» в Англии.
Поэт, просто читавший свои стихи, собирал стадионы. На его выступления молодежь пробивалась сквозь кордоны милиции, и девчонки, не попавшие в зал, рыдали, как та «девочка в автомате», и часами ждали окончания выступления, чтобы хоть взглянуть на него.
Нечего и говорить о том, что женщины Вознесенского любили. И он их любил — до середины 1990-х земля слухами полнилась, но почти полвека прожил с одной женщиной, ставшей его женой, берегиней и главной Музой всей жизни. Свой поэтический миллион алых роз он готов был бросить под ноги не Алле Пугачевой, исполнившей в 1982 году шлягер на его стихи, и даже не актрисе Татьяне Лавровой, как уверяет молва, и не Белле Ахмадулиной, а, видимо, все-таки ей — Зое Богуславской. Но обо всем по порядку.

Треугольная груша
«Нас мало, нас может быть четверо» — написал поэт, имея в виду себя, Роберта Рождественского, Евгения Евтушенко и Беллу Ахмадулину:
Андрей, никогда не умевший играть на гитаре, и Зоя БОГУСЛАВСКАЯ пародируют бардов середины 60-х
Жми, Белка, божественный кореш!
И пусть не собрать нам костей.
Да здравствует певчая скорость,
убийственнейшая из скоростей!

Что нам впереди предначертано?
Нас мало. Нас может быть четверо.
Мы мчимся —
а ты божество!
И все-таки нас большинство.

Она, жена Евтушенко, с которым Андрей Андреевич до конца своих дней дружил, спорил и ссорился по политическим и поэтическим поводам, и стала первой Музой, а затем возлюбленной Вознесенского. Об этом трио, осыпавшем друг друга стихами, злобно судачили, дескать, лавры Маяковского, Лили Брик и Осипа Брика им спать не дают.
Недаром, мол, Вознесенский назвал свой сборник, вышедший в 1962-м, «Треугольная груша».
После долгих любовных метаний, мучений, поисков компромисса Евтушенко и Ахмадулина развелись. Белла ушла к Вознесенскому, но вместе они были недолго. Расставшись, они остались друзьями. Позже Белла напишет:
Ремесло наши души свело,
заклеймило звездой голубою.
Я любила значенье свое
лишь в связи и в соседстве с тобою.

Несказанно была хороша
только тем, что в первейшем сиротстве
бескорыстно умела душа
хлопотать о твоем превосходстве.
.
Так положено мне по уму.
Так исполнено будет судьбою.
Только вот что. Когда я умру,
страшно думать, что будет с тобою.
Я тебя никогда не забуду
Невероятно женственная актриса Татьяна Лаврова, ставшая в 1961 году благодаря фильму «Девять дней одного года» в одночасье знаменитой, была супругой актера Евгения Урбанского, исполнителя главной роли в фильме «Коммунист». Евтушенко о нем писал: «Урбанский Женька, черт зубастый, меня ручищами сграбастай. » Этот могучий, талантливый «черт» был первой любовью Татьяны.
Когда они познакомились, он был женат. Но наивная девушка с тонкой талией и крутыми бедрами, прибежавшая после первого с ним поцелуя к бабушке с вопросом: «Я что, теперь забеременею?» — запала ему в душу. Он ушел из семьи и женился на Татьяне, однако они быстро расстались: Лаврова не простила ему мимолетной измены, ушла. Когда Урбанский в ноябре 1965-го погиб на съемках, Татьяна уже месяц как была замужем за Олегом Далем. Но тоже недолго — полгода, которые Даль сильно пил, пристрастив к выпивке и Таню. В конце концов она Олега бросила.
Андрей Вознесенский был страстно влюблен в эту роковую женщину, которую боготворили многие знаменитости. Их тайный роман тянулся несколько лет. О нем узнали, когда Лаврова приехала с Вознесенским в Симферополь и во время его выступления выкрикнула из зала: «Андрей, зипер застегни!»
Поэт был не столь губаст и могуч, как Урбанский, а ухажеров вокруг Татьяны хватало. К тому времени она уже с мужчинами особенно не церемонилась и редко к кому относилась трепетно.
Говорят, когда появился хит «Миллион алых роз», она в гримерке сказала, что Андрей давно ей рассказывал историю этого грузинского художника, продавшего дом и осыпавшего цветами двор перед окнами любимой. Отсюда и пошел слух, что они посвящены Лавровой. Однако после смерти актрисы на вечере ее памяти близкая подруга открыла преданным театральным поклонницам Лавровой, что Татьяне посвящено самое знаменитое стихотворение «Ты меня на рассвете разбудишь», ставшее сердцем рок-оперы Алексея Рыбникова «Юнона и Авось». В тот день, когда Андрей и Татьяна решили окончательно расстаться, они будто бы так и попрощались.
— Я тебя никогда не увижу? — спросил Вознесенский.
— Я тебя никогда не забуду! — ответила Лаврова.
Просто вспышка любви
Этот роман держался в строжайшей тайне. Круг посвященных был узок. Конечно, в советские годы «аморальное» поведение могло бы разрушить судьбы успешного «выездного» поэта и актрисы, для которой и так годами не находилось роли в кино. Но дело было в другом.
Все это время рядом с Вознесенским жила, любила его и страдала жена — Зоя Богуславская. И все знали — Андрей ее тоже всей душой любит, ценит как личность и никогда не оставит.
Василий Аксенов в книге «Таинственные страсти» назвал Вознесенского «Андреотис» и вывел под вымышленными именами женщин поэта. Небольшого отрывка достаточно, чтобы понять пережитое Зоей Борисовной.
«В конце семидесятых собралась в отъезд и заслуженная артистка РСФСР Екатерина Человекова с трехлетним сыном Денисом Антоновичем Андреотисом, — писал Аксенов. — Этому событию предшествовала плохо организованная жизнь Человековой. Внимательный читатель, должно быть, заметил, что в начале десятилетия она едва ли не выпала из творческого круга. После коктебельской фиесты 1968-го у нее обнаружился чуть ли не гомерический аппетит к спиртному. Хлестала Катюха взахлеб и, к сожалению, банку не держала. Антоша, бедный, не ахти какой завсегдатай злачных мест, умаялся ее искать по трапецоидному маршруту клубных, по профессиям, заведений: ЦДЛ, Дом кино, Домжур, Архитектор, ВТО.
Она удирала от него то с кем-нибудь «из наших» — ну, например, у Тушинского на Чистых прудах обреталась с неделю, ну, в Тбилиси летала с композитором Чурчхели, а то и с «ненашими» якшалась, с практически незнакомыми трудящимися.
Зависимость от бузы у нее уже приближалась к критическому уровню. Однажды Антоша ходил взад-вперед по Сиреневому бульвару ранним-ранним утром; в окрестностях дома Человековой. Он жаждал до слез, до бypных рыданий ее увидеть, однако не плакал, бубнил стихи: «Я деградирую в любви. Дружу с оторвою трактирною. Не деградируете вы — Я деградирую».
Поразительно, но в литературных и театральных кругах так и не знают, кто же сокрыт за этой «Человековой», якобы родившей в 1965-м ребенка от Вознесенского. А те, кто был рядом, например скульптор Эрнст Неизвестный, отвечают на вопрос, не Лаврова ли это, примерно так, как в январе 2010-го ответил он:
— Я этого не знаю. Вознесенский интеллектуально абсолютно бесстрашен, это видно по его стихам, но в разговорах на личные темы он был сдержан. С Лавровой я дружил отдельно от них. Она приходила ко мне в студию, смотрела работы. У меня с ней не было романа.
Сам же Вознесенский прокомментировал эту книгу Аксенова, оскорбившую ряд его героев, без тени обиды:
— Он же не мемуары писал. Это дошедший до нас взрыв любви. Вот как звезда взрывается, ее уже нет, а взрыв виден. Совершенно целебная проза, излечивающая.

Читайте также:  Непобитые рекорды русских силачей

. К сожалению, Андрей Андреевич так и не смог оправиться от второго инсульта, перенесенного в апреле. Переживая за мужа, его Зоя чуть сама не слегла, но Андрюшу нужно было везти на операцию в Германию. И она, как всегда, нашла в себе силы. Осталось найти их и на жизнь без Андрюши.

Биография Андрея Вознесенского

Андрей Вознесенский – знаменитый и талантливый автор стихов и песен, которые знал и любил весь Советский Союз, родился в Подмосковье 12.05.1933 г.

Детство

Андрей Вознесенский – интеллигент в третьем поколении. Его отец был одним из крупнейших советских инженеров, руководил строительством нескольких гидроэлектростанций, был доктором технических наук.

Прадед был служителем церкви, носил титул архимандрита. И хотя «поповское происхождение» во времена становления Советской власти не приветствовалось, мальчик всегда помнил о том, что его предки были интеллигентными, образованными и уважаемыми людьми и старался им соответствовать.

Мама была из простой семьи, но тоже получила базовое образование. Хотя она почти всю жизнь не работала, посвятив себя мужу и сыну. Во время войны их эвакуировали в далекий уральский город Курган.

Вспоминая об том времени, Вознесенский всегда подчеркивал, что именно тогда, когда было тяжелее всего, люди бережно и внимательно относились друг к другу. Эти годы научили его ценить даже то малое, что имеешь и не бояться искренне проявлять свои чувства.

Литературное восхождение

Литературные способности мальчика раскрылись очень рано. Писать стихи он начал с самого детства. Рифмы складывались непринужденно сами собой, и даже в ранних произведениях уже присутствовал сложный ритмический рисунок. Андрей часто писал для школьной стенгазеты, но больше сочинял для себя.

Родители поощряли его творчество, но посоветовать или покритиковать не могли – оба они были далеки от литературы.

Пытаясь получить объективную оценку своего творчества, еще в подростковом возрасте Андрей отправил письмо уже находящемуся на пике популярности любимому своему поэту Борису Пастернаку и попросил честно высказать свое мнение о вложенных в письмо стихах.

К своему удивлению, он очень быстро получил ответ, в котором Пастернак подтвердил, что мальчик действительно талантлив. Знаменитый поэт написал, что несказанно рад знакомству с юным дарованием и с удовольствием будет продолжать общение.

Умение наблюдать и размышлять, которое было привито мальчику с детства, с одной стороны и сделало его известным, так как его стихи всегда отличались точность, ясностью, нестандартными образами.

С другой же оно сослужило ему плохую службу, поскольку многое звучало как критика сталинского режима. В стихах ему удалось отразить несоответствие звучавших со всех сторон призывов и лозунгов повседневным реалиям советского пространства.

В опале

Хотя Вознесенский по настоянию отца получил архитектурное образование, душа и мысли его были заняты литературой. Первые публикации состоялись уже после получения диплома. И сразу же на него обрушилась критика советской цензуры. Впрочем, до того, как ситуация крайне обострилась, успели выйти два его поэтических сборника.

Редактор первого из них поплатилась за это своей должностью. Практически весь тираж второго молниеносно убрали с открытой продажи.

Однако в те годы поэзией увлекались многие, часто устраивались литературные чтения и поэтические вечера. Поэты собирались на Арбате и в здании Московского политеха. Вознесенский быстро стал популярным. Познакомился с другими молодыми и талантливыми авторами, которые тоже подвергались жестокой критике и гонениям: Евтушенко, Ахмадулиной.

И если в годы Хрущевской оттепели на многое закрывали глаза, то в начале 60-х любое проявление инакомыслия тут же ставило человека под прицел спецслужб. Тогда в СССР началась волна массовой эмиграции. Уехало множество талантливых ученых, артистов, музыкантов, деятелей литературы и искусства. Попал под эту «зачистку» друг и наставник Вознесенского Борис Пастернак.

В 1963 году началась откровенная травля поэта. Тем более, что за два года до этого он выезжал в США для проведения творческих вечеров среди русских эмигрантов. О поэте ходили разные слухи. Одни считали его прислужником КГБ, который просто подстрекал своими бунтарскими стихами проявить несогласие с режимом других литераторов. Другие же убеждены в том, что спецслужбы реально травили и преследовали его по приказу самого Хрущева.

Так или иначе, долгие годы, вплоть до начала 70-х его сборники издавались исключительно за границей, публичные выступления в СССР не приветствовали, хотя невыездным он тоже не был. На этот период литературные и поэтические вечера за границей стали для него настоящей отдушиной и не позволили сдаться и забросить свое творчество.

Песенное творчество

Прекрасные, ритмичные, лиричные стихи поэта легко ложились на любую музыку. Кстати, первый такой опыт у Вознесенского состоялся в сотрудничестве с другим гениальным бардом неподражаемым Владимиром Высоцким.

Скандально известный Театр на Таганке в 1965 году поставил целый спектакль, основой для которого стал сборник стихов Вознесенского «Антимиры». Один из них Высоцкий положил на музыку и так родилась первая песня.

Страстным поклонником творчества поэта был популярный латышский композитор, автор бесчисленного количества хитов Раймонд Паулс. В творческом тандеме, который просуществовал не один десяток лет было написано огромное количество всенародно любимых произведений, многие из которых вошли в репертуар советской примадонны Аллы Пугачевой: «Миллион алых роз», «Танец на барабане» и др.

Настоящий фурор среди зрителей произвела первая советская рок-опера «Юнона и Авось», созданная гениальным режиссером Марком Захаровым. Либретто в опере было написано Андреем Вознесенским, а музыка – композитором-песенником Алексеем Рыбниковым. Премьера состоялась в 1981 году в театре Ленинского комсомола, и это произведение до сих пор не сходит со сцены и все так же тепло принимается зрителями.

Жизнь и смерть поэта

Всю свою жизнь поэт любил одну-единственную женщину – театроведа, литературного критика Зою Богуславскую. Они прожили в браке неполные пятьдесят лет до самой смерти поэта. Вознесенский любил жизнь во всех ее проявлениях – с удовольствием путешествовал, вел физически активную жизнь, любил плавать, кататься на лыжах.

Андрей Вознесенский и Зоя Богуславская

Все его предки ушли из жизни в достаточно преклонном возрасте, и сам Вознесенский долго сохранял ясность ума и активность. Но в конце 90-х самочувствие поэта резко ухудшилось. Жена настояла на проведении всестороннего обследования, которое и выявило у него тяжелое генетическое заболевание – болезнь Паркинсона, поражающее нервную систему.

Более 10 лет поэт, постепенно слабея, самоотверженно боролся с недугом, и все это время любящая супруга находилась с ним неотлучно. Сначала он потерял голос, затем ослабели мышцы рук и ног. В последние месяца поэту было трудно даже передвигаться самостоятельно. Первого июня 2010 года одного из самых выдающихся наших современников не стало. Похоронен он на Новодевичьем кладбище, рядом с могилой отца.

СМИ об издательстве

Тайная жизнь Андрея Вознесенского

«Поэту необходима тайная жизнь. Тайная свобода. Без нее нет поэта»

Человеческая душа сама выбирает, кого любить, кому поклоняться. «Первой моей тайной был Пастернак», — признается Андрей Андреевич в зрелые годы. А в юности и в пламенной молодости все наше бытие переполнялось тайнами. Так и в новой книге.

Скол с личности

Игорь Вирабов выпустил подробную биографию Вознесенского в серии «ЖЗЛ». У всех есть возможность войти в святая святых духовного и душевного бытия поэта.

В литературе имя автора повествования Вирабова мало известно. Однако газетчик бесстрашно взялся за грандиозную тему. Сам ли он прикипел душой к поэзии Вознесенского и десятилетия собирал, осваивал материал? Или чей-то богатейший архив поэта был открыт только для него одного: мол, изучай, вдохновляйся, пиши?

Как бы там ни было, книга уже несколько месяцев перед глазами читателей. Она оформлена со вкусом: на обложке рядом с прекрасной фотографией — легкий рисунок профессионального художника, архитектора по образованию Вознесенского. Внутри — два альбома редких фотографий. С них-то я и начала свой поиск доказательства тайны, которую однажды, в начале 90-х, мне доверил по секрету Андрей Андреевич. Но не стану пока ломать замысел Вирабова.

Имея в руках богатый архив, он проявил и собственный смелый выбор: сломал традицию жизнеописания. Начал не с родословной героя, не с его появления на свет. Словно эпиграф, выставил в начало СКОЛ — символический знак духовного откровения поэта. В сборнике «Витражных дел мастер» — четыре рисунка этого символа. Этот СКОЛ не со скал! Он — с тонко чувствующей натуры.

В 14 лет влюбился в англичанку

Андрей в свою учительницу влюбился. Этот лирический рассказ открывает книгу. Андрей учился в одном классе с Андреем Тарковским. Дух творчества и любви, кажется, носился в атмосфере. На уроках английского, слушая независимую учительницу, увлеченную мировым искусством, он чувствовал незнакомое волнение. Она заставляла его сердце восторгаться и пламенеть. Андрей осознал некое духовное родство с ней: «…ей одной я доверил свое знакомство с Пастернаком. Дал почитать рукопись «Доктора Живаго». Красивый авантюризм был в ее характере. Она привила мне вкус к риску и к театральности жизни. Она стала моей второй тайной на земле». Андрей не раз в стихах, в воспоминаниях поведает о чувственном благорасположении к ней и даже признается в подлинном романном общении.

Читайте также:  Полина сыркина – биография, семья, фото

Благодаря доверчивому восприятию наследия поэта биограф Вирабов избирает особый стиль повествования: слова, признания Андрея питают текст биографии правдой, истиной от первого лица. Эмоции, мысли, восклицания поэта — это драгоценные плоды, зреющие порой на хилом сучковатом тексте самого жизнеописания.

Но все-таки Андрея в книге больше! Он здесь живой, весь в безудержных порывах, фантазиях и поиске единственного крылатого слова и дерзкой мысли. Он любит. Он любим.

Натура русского интеллигента отзывается на зов чужой беды, чужого страдания. Наше сложное, часто драматичное время проверяет характер человека на излом. Да и природа не щадила мечтательного интеллигента. Сколько раз он попадал в опасные ситуации. Потрясает признание внучки Бориса Пастернака Елены Леонидовны о страшном факте: близ Переделкина свора чужих собак кусала, терзала беспомощного Андрея. Чудом уцелел.

Когда слышишь или читаешь злую брань по адресу Вознесенского, взахлеб извергаемую иными самовлюбленными, вспоминаешь эту натравленную кем-то свору. Чем Вознесенский мешает стихотворцам стать знаменитыми?

Сколько ему пришлось принять страданий! В стихах угадывается ободряющий ток надежд, хотя тело предавало. Однажды в 95-м году он заплыл далеко в море. Зоя Борисовна ждала на берегу. Вышедший из моря человек крикнул ей: «Ваш муж тонет!». Она бросилась на помощь. В этом последнем заплыве Андрею отказала рука. Зоя успела вовремя. Она всегда оставалась его ангелом-хранителем, особенно в годы неизлечимой болезни. Убеждена, Богуславская помогла книге Вирабова состояться. Многое удалось автору благодаря ее памяти и темпераменту воспоминаний.

У него в Америке — дочь и внук

В начале 90-х мы с Андреем договорились встретиться в Переделкине у него на даче. Говорили обо всем, что нас волновало. Фотокор «МК» щелкнул нас у камина со стихами, написанными Андреем.

в людскую стужу

тебя оживил я не с жиру —

сожги мою мертвую душу,

Мы спустились вниз. Андрей проявил гостеприимство — сварил супчик из порошка. Вкусненький. Выпили кофейку. И он по-дружески мне очень тихо сказал: «Знаешь, у меня есть дочь… Только ты не говори ей». Я хранила эту тайну свято. Наш диалог с Андреем появился в «МК», затем в моей книге интервью «Великие и ужасные». Андрей с Зоей пришли на презентацию. Книга им понравилась.

Преодолевая нарастающую физическую немощь, Андрей оставался верен своему перу, продолжал чутким слухом ловить гармонию слов. Новые стихи и поэмы Вознесенский пожелал увидеть в «МК». Привозил тексты сам и надеялся на нашу чуткость к слову и к его стихам. Мы опубликовали его последнюю поэму «До свидания, Тедди Кеннеди». Эту встречу с ним в нашей компьютерной мне не забыть. Провожая Андрея, я спросила: «А где живет твоя дочка?» — «В Америке», — прошептал он.

Ток взаимного притяжения сблизил 19-летнюю студентку ВГИКа Анну Вронскую и 47-летнего бездетного Андрея. Небеса благословили. Родилась Арина Вознесенская. В 13 лет мама увезла ее в Америку.

Вирабов приводит сдержанный рассказ дочери. В нем чувствуется и нежность, и любовь к отцу, но и обида, что во всех публикациях — о ней ни слова. Арина знает несколько языков. Ее муж Энрико де Роса — с юга Италии. По традиции новорожденному дали имя деда — Франческо. Но при крещении прибавили и второе имя — Андрей.

Только в 19 лет Арина познакомилась с Богуславской: «В ЦДЛ праздновали юбилей «Юноны» и «Авось», и папа представил меня Зое Борисовне». Рассказ Арины о последней, предсмертной встрече с отцом полон любви, печали и сожалений. 27 мая «Зоя Борисовна привезла папу и оставила его со мной и Франческо. Вернувшись за папой, она подарила мне свою книгу, а Франческо игрушку. Я никак не могла успокоить сына. Он носился, и остановить его было невозможно. Папа произнес: «Пусть бегает, я буду смотреть на него». Я спросила: «Неужели мы не сможем больше увидеться до отъезда?» Папа ответил: «Мы увидимся 4-го». 4 июня мы увиделись с ним на его похоронах. Он будто дожидался меня, увидел внука — и простился с нами».

Потрясает еще одно совпадение. День смерти Пастернака — 30 мая, Андрей перестал дышать 1 июня.

Как жизнь поэта отзовется

В построении книги Вирабова господствует журналистская мгновенность восприятия: он проделал нелегкую работу — встречался с творчески мыслящими людьми, чье знание личности поэта, его жизни, радостей и страданий поистине драгоценно.

Майя Плисецкая и Родион Щедрин были покорены его метафорической поэзией. Много раз две семьи вместе праздновали новогодие. Каждое свидание им приносило обновление души. Однажды Майя призналась: «Сколько прошло времени, я каждый день какие-то строчки его вспоминаю. Иногда даже мыслю его строчками».

Андрея знали и ценили на Западе. Во Франции не раз встречался с поэтом Луи Арагоном и потому прилетел на похороны «сюрреалиста и коммуниста». В окружении людских толп «на трибуну входили и лидер французской компартии Жорж Марше, и премьер-министр республики Моруа, и певица Жульен Греко, и Андрей Вознесенский», — читаем у Вирабова, восхищенного душевностью французов: чуть позже парижане назовут одну из площадей именем Луи Арагона.

Выступление Андрея поразило французов парадоксальностью суждений об Арагоне: «Стихийное безумство покидает нас. Это страшно. Мир погибнет без поэтического безумства». Газета «Монд» напечатала мгновенно написанное стихотворение Вознесенского. Вот его прощальная концовка:

Какую музыку ты

нащупал, прикрыв глаза?

Свободно место твое.

Свобода — место твое.

Одна из лучших глав книги — «Я был заклинен тогда на Жаклин». В ней нас посвящают в историю взаимоотношений поэта с семьей убитого президента Кеннеди. К нему в Москву приезжал Эдвард Кеннеди, и к одной из книг Андрея написал предисловие. Жаклин страстно любила Россию, особенно ее литературу и искусство. Поэму «До свидания, Тедди Кеннеди» Вознесенский посвятил не только покойному, но и Жаклин, и всем братьям Кеннеди.

С увлеченностью читаются эпизоды о поездке в Америку и во Францию. Прославленные люди искусства общались с Вознесенским не просто из любопытства. Взаимная радость не скрывалась. В 2004-м в Лос-Анджелесе большую публику собрал фестиваль «Русские ночи». Андрей был приглашен. Он вручил почетный приз актрисе Шэрон Стоун и передал посвященные ей стихи. Актриса тут же прочла их перевод на английский.

Дастин Хоффман произнес яркую речь о русской литературе. Называл имена великих, среди них — и Солженицын, и Вознесенский. Ему крикнули из зала: «Вознесенский здесь». Говорят, Хоффман прыгнул со сцены, бежал через два ряда и «душил в объятиях поэта».

Вдохновляющие встречи

Одна из лучших глав книги — «Я был заклинен тогда на Жаклин». В ней нас посвящают в историю взаимоотношений поэта с семьей убитого президента Кеннеди. К нему в Москву приезжал Эдвард Кеннеди и к одной из книг Андрея написал предисловие. Жаклин страстно любила Россию, особенно ее литературу и искусство. Поэму «До свидания, Тедди Кеннеди» Вознесенский посвятил не только покойному, но и Жаклин и всем братьям Кеннеди.

С увлеченностью читаются эпизоды о поездке в Америку и во Францию. Прославленные люди искусства общались с Вознесенским не просто из любопытства. Взаимная радость не скрывалась. В 2004-м в Лос-Анджелесе большую публику собрал фестиваль «Русские ночи». Андрей был приглашен. Он вручил почетный приз актрисе Шарон Стоун и передал посвященные ей стихи. Актриса тут же прочла их перевод на английский.

Дастин Хоффман произнес яркую речь о русской литературе. Называл имена великих, среди них — и Солженицын, и Вознесенский. Ему крикнули из зала: «Вознесенский здесь». Говорят, Хоффман прыгнул со сцены, бежал через два ряда и «душил в объятиях поэта».

700 страниц — это слишком

Стиль изложения биографии далек от совершенства. Потонув в обилии источников, биограф набрался храбрости и прыгнул в современность. Но вот беда, публицистика — не его стихия. Уровень собственных оценок и суждений о днях сегодняшних отламывается от главного ствола жизнеописания, способного остаться в истории современной литературы.

Книга утяжелена подробностями о взаимоотношениях Вознесенского с молодыми авторами, кому по доброте душевной оказывал внимание и помощь Андрей. Страниц 100 легко можно изъять и опубликовать отдельно.

Вирабов придумал еще один способ повествования о своем герое: выстраивает высказывания знаменитых людей в форме диалога, будто драматургом становится человеческая память. Мнения то движутся к общему знаменателю, то сталкиваются, вызывая некое свечение, а то и просто утомляют читателя.

Диалогов, сочиненных из цитат, слишком много. Книга очень густо населена, просто набита мнениями, судьбами поэтов — и ушедших, и живущих. Но нельзя объять необъятного.

Жизнь духа

В 78-м году Андрей написал стихотворение «Смерть», полное предчувствий грядущих потерь. Поражает провидческое ясновидение. Оно словно снизошло с небес и держало душу поэта в неотступной тревоге.

Кончину чую. Но не знаю часа.

Плоть ищет утешенья в кутеже.

Жизнь плоти опостылела душе.

Душа зовет отчаянную чашу!

Мир заблудился в непроглядной чаще

средь ядовитых гадов и ужей.

Как черви, лезут сплетни из ушей.

И Истина сегодня — гость редчайший.

Устал я ждать. Я верить устаю.

Когда ж взойдет, Господь, что Ты посеял!

Нас в срамоте застанет смерти час.

Нам не постигнуть Истину Твою.

Нам даже в смерти нет спасенья.

И отвернутся ангелы от нас.

По ритму, по отточенной интонации, по афористичности высказываний — это молитва. Но это и покаяние. Такое откровение может позволить себе только сильная и глубокая личность.

Ссылка на основную публикацию