Самые первые танки в мире - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Самые первые танки в мире

История танков

Во время Первой Мировой войны возникла острая потребность в создании бронированной техники, которая обладала бы высокой огневой мощью и отличной проходимостью. Именно танки стали образцом мощного вооружения, отличной подвижности и надежной защиты. А кто же создал первый танк в мире, и что собой представляла его конструкция?

Самый первый танк в мире был создан А.А.Пороховщиковым, который был русским конструктором и летчиком. Идея создать такую машину возникла у него, когда он видел солдат, бегущих под пулеметным огнем врага. В голову конструктору пришла мысль, что штурмовать окопы врага лучше доверить боевой машине, которая будет «одета» в броню и снабжена пулеметом. К созданию такой боевой машины приступили в феврале 1915 года. Самый первый танк в мире получил название «Вездеход». На свой испытательный пробег машина вышла в этом же году в конце весны (в мае). Конструктивно «Вездеход» имел все необходимые элементы, которые и сегодня присутствуют в боевых машинах (корпус в броне, оружие в башне, гусеничный движитель и т.д.).

В качестве несущей конструкции самого первого танка в мире служила сварная рама, выполненная с 4-мя вращающимися барабанами, «обвиваемые» гусеничной лентой достаточно большой ширины. При помощи специального натяжного приспособления и натяжного барабана гусеничная лента натягивалась. Два поворотных рулевых колеса осуществляли управление танком. Когда он двигался по твердой поверхности, то ему приходилось опираться на ведущий барабан и эти колеса. При движении же по мягкому грунту боевая машина словно «укладывалась» на ленту.

В длину «Вездеход» равнялся 360 сантиметрам, в ширину был 2 метра, а в высоту – полтора метра (без учета башни). Весила машина примерно 4 тонны. Первые свои испытания боевая машина Пороховщикова прошла с большим успехом, однако по некоторым причинам дальше осваивать ее не стали. И чуть позднее самым первым опытным танком стала английская разработка, которую спроектировали в сентябре 1915 года.

Маленький и Большой Вилли

Маленький Вилли представлял собой бронированный трактор, который успешно был испытан в сентябре 1915 года. Идею по его созданию высказал полковник Британии Суиндон. Однако бронированную машину пришлось несколько доработать, в результате чего танк превратился в Большого Вилли или танк Mark I. Он может по праву считаться самым первым танком в мире, который стал выпускаться серийно. На линию фронта Mark I отправили в 1916 году. Длина Mark I составила 8 метров. Он был выполнен в виде стального прямоугольного короба, который сбоку имел ромбовидные гусеницы. Эта конструкция позволяла боевой машине преодолевать сложные участки на поле боя и с легкостью переезжать окопы.

В качестве защиты от ружейно-пулеметного огня служила броня, обладающая толщиной 10-12 миллиметров. Вооружение же самого танка состояло из одной пушки и четырех пулеметов. При этом такое вооружение имели лишь «самцы» Большого Вилли, «самки» же были лишены пушек и имели меньше пулеметов. Внутри танк выглядел, как рубка корабля. Ходить в нем можно было, не нагибаясь. Командир и водитель танка располагались в отдельном отсеке. Для запуска двигателя Большого Вилли требовалась сила трех человек, которые крутили рукоятку до того момента, пока не заведется мотор.

Передвигаться Mark I мог со скоростью в 6 км/час. На пересеченной местности машина двигалась с гораздо меньшей скоростью – 2-3 км/час. Даже несмотря на невысокую скорость перемещения, танк ужасно трясло – такое происходило из-за того, что броневая часть была выполнена из опорных катков. Не было предусмотрено никаких средств связи. К тому же надежность конструкции танка была слишком низкой, и машины часто выходили из строя. Также недостатком Большого Вилли считались узкие гусеницы, быстро проваливающиеся в мягкой земле, заставляя танк оказываться «на мели». Внутри не было предусмотрено и вентиляции, из-за чего бойцам приходилось часто (даже под огнем пулеметов) выскакивать наружу, чтобы надышаться свежим воздухом и отдохнуть от запахов выхлопных газов. Несмотря на все недостатки, танк активно применялся на фронте – в бою 1916 года было использовано 18 таких боевых машин. После этого в Лондон пришло требование о том, чтобы такие танки доставили на передовую уже в количестве 1000 экземпляров. В дальнейшем конструкция Большого Вилли с каждым разом совершенствовалась, и более современная модель значительно опережала по техническим параметрам предыдущую.

Бонус:
Царь-танк (также известен как Нетопырь, Летучая мышь, Танк Лебеденко, Машина Лебеденко, иногда также встречается вариант Мамонт или Мастодонт) — боевая машина, разработанная Николаем Лебеденко в России в 1914—1915 гг. В разработке также принимали участие Н. Жуковский и его племянники, Б. Стечкин и А. Микулин. Строго говоря, танком объект не являлся, а представлял собой колёсную боевую машину. Постройка и испытания танка проводились в 1915 году. По результатам испытаний был сделан вывод об общей непригодности танка к использованию в условиях боя, что привело к закрытию проекта. Построенный экземпляр был впоследствии разобран на металлолом.

Первый танк в мире! (История создания)

Как изменить ход войны? Как быстро прорвать фронт? Эти вопросы интересовали военачальников всех времен. И решение этой задачи нашли — это танк. Этим гением, который навсегда изменил тактику боя, был английский полковник У. Свинтон. 20 октября 1914 года полковник обратился в военное министерство с идеей построить бронированную машину на гусеницах, используя в качестве основы американский трактор Холт.

Первый танк в мире! (История создания)

По предложению англичанина новая машина должна была быть на гусеничном ходу, развивать скорость до 4 километров в час, иметь экипаж из 6 человек, броневую защиту от прямого пулеметного огня и винтовок, а в качестве вооружения — 2 пулемета Льюис. Также Свинтон предложил такую стратегию: лучше иметь много небольших легких машин, чем несколько тяжелых и хорошо защищенных. Но, к сожалению, идеям Свинтона не суждено было сбыться. А причиной тому оказалась очень большая масса новой машины.

Первый танк в мире! (История создания)

Паралельно со Свинтоном работал инженер Триттон, над своим танком под названием «Большой Вилли». Проект Триттона оказался более удачным, чем Свинтона и к осени 1915 года был построен опытный образец и уже летом 16 года танки этого типа были использованы в бою, чем произвели ошеломляющее действие на противника.

Откуда же такое название, «танк»? Тут как раз все просто, можно сказать, что сама история придумала такое название. Дело все в том, что англичане, как любые нормальные люди, использовали разработку новых машин как козырь в своем рукаве и соответственно вся информация об этом была совершенно секретна. Но ведь перевозить опытные образцы, проводить испытания как-то нужно. И англичане придумали решение. Они перевозили танки по железной дороге, накрыв их при этом бризентом. Из-за своей формы, накрытые брезентом, танки очень были похожи на цистерны с горючим, а цистерна по-английски — «tank». Отсюда и пошло название «танк».

Начиная с 1914 года проекты бронированных машин, как гусеничных, так и колесных, посыпались, словно из рога изобилия. Помимо технических предпосылок, появилась и потребность в такого рода боевых машинах — не будем забывать, что шла первая мировая война.

В августе 1914 года в Ставку Верховного Главнокомандующего обратился изобретатель А. А. Пороховщиков с проектом бронированной машины — «Вездеход». Предложение рассматривалось в Особом комитете генералом А. В. Каульбарсом. При его поддержке Пороховщиков попал на прием к Верховному Главнокомандующему, которого убедили объяснения изобретателя. В принятом решении было определено, что «Вездеход» должен быть изготовлен силами начальника инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта.

В Главном военно-техническом управлении необходимые чертежи, докладная записка и смета расходов на постройку «Вездехода» не были одобрены. 24 декабря 1914 года эти материалы поступили к начальнику инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта, который, изучив проект, составил специальный доклад главному начальнику снабжения армий того же фронта. В докладе обосновывалась необходимость постройки «Вездехода» как машины, полезной в военном деле. 13 января 1915 года постройка опытного образца «Вездехода» с одной широкой гусеницей была санкционирована. На его изготовление ассигновали 9960 рублей, а местом работы определили казармы ушедшего на фронт Нижегородского полка.

1 февраля в Риге в казармах Нижегородского пехотного полка завершилась организация мастерских: 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих приступили к изготовлению «Вездехода».

Читайте также:  Что такое конгруэнтность – значение и примеры

На стадии предложения рассматривались два варианта — с одной и двумя гусеницами. Так как в конструктивном и производственном отношении первый вариант был проще, то он и был принят. Для опытного образца, на котором должна была быть проверена правильность основной идеи изобретения, не имело существенного значения большее или меньшее совершенство движителя, поэтому детально разрабатывался первый вариант. Это был сравнительно легкий «аппарат» массой 3,5—4 т, то есть уровня танкетки. Несущей конструкцией являлась стальная рама, к которой крепились направляющий и три опорных (из них задний — ведущий) пустотелых барабана. Оси направляющего барабана вводились в специальные прорези рамы и фиксировались двумя винтами. Его перемещением вдоль прорезей регулировали натяжку гусеницы. Кроме того, существовал дополнительный натяжной барабан, формирующий верхнюю ветвь гусеницы, проходящую под всем днищем корпуса. Ходовая часть закрывалась фальшбортом.

Широкая гусеница обеспечивала низкое удельное давление на грунт, хорошую проходимость, исключала вероятность посадки днищем на препятствие; но применение резиновой ленты признать удачей невозможно в силу ее высокой уязвимости. Вряд ли движитель мог уверенно выдержать сосредоточенный обстрел. Однако следует сделать поправку на высокие скоростные данные и малые габариты машины (длина — 3,6 м, ширина — 2м, высота по корпусу — около 1,5 м), известным образом затрудняющие ведение по ней прицельного огня. В целом способность «Вездехода» действовать в бою маневренно сомнений не вызывала.

Оригинальным образом производился поворот машины. По обе стороны рамы, в ее средней части, имелись два рулевых колеса, поворачивающиеся относительно вертикальной оси и связанные со штурвалом поворотными вилками и системой тяг. На дорогах с твердым покрытием«Вездеход» опирался на рулевые колеса и ведущий барабан. На слабых грунтах рулевые колеса самопроизвольно заглублялись, и в действие вступала вся поверхность гусеницы. Таким образом была получена своеобразная интерпретация колесно-гусеничного движителя.

В качестве силового агрегата использовался автомобильный 20сильный мотор, смонтированный на кормовой части рамы. Крутящий момент на ведущий барабан передавался через механическую планетарную коробку передач и карданный вал. Следует особо отметить конструкцию броневой защиты — она многослойная (лицевой цементированный 2-мм стальной лист, амортизирующая прокладка из волос и морской травы, второй стальной лист) при общей толщине 8 мм. Поражает качество формы бронекорпуса: оно столь высоко, что невольно возникает вопрос о технологических сложностях и трудоемкости изготовления применительно к 1915 году. Не исключено, что именно это обстоятельство заставило Пороховщикова отказаться в дальнейшем от столь удачного решения и, проектируя «Вездеход-2»,обратиться к примитивному коробчатому корпусу. Кроме того, конструкция корпуса «Вездехода» позволяла добиться его водонепроницаемости. Такая возможность анализировалась, и в перспективе предполагалось наделить машину амфибийными свойствами.

Водитель и командир (он же пулеметчик) размещались в средней части корпуса, «плечом к плечу», на двух установленных рядом сиденьях. Вооружение (1— 2 пулемета) наметили разместить в цилиндрической башне, венчающей боевое отделение.

В реализации проекта особое опасение внушал движитель, конструкция совершенно оригинальная. Поэтому основные усилия направлялись на сборку ходовой части. Бронекорпус изготавливали параллельно. Его элементы подвергались пробному обстрелу. Затем всю коробку установили на легковое шасси и подвергли испытаниям на пулестойкость и общую жесткость.

15 мая 1915 года постройка опытного образца завершилась. На нем смонтировали деревянный макет корпуса, а для компенсации массы в машину уложили балластные мешки. Спустя три дня провели пробный пробег. Выяснилось, что при движении соскакивает гусеница. На определение причины ушел месяц. После чего на внешней поверхности барабанов, первоначально гладкой, сделали по три кольцевых направляющих желоба, а на внутренней поверхности гусеницы — соответственно три центрирующих выступа.

20 июня 1915 года на официальных испытаниях комиссия отметила хорошую проходимость машины, ее маневренность, высокие разгонные качества и скорость около 25 верст/час и в соответствующем акте № 4563 зафиксировала: « Оказалось, что означенный «Вездеход» легко идет по довольно глубокому песку со скоростью около двадцати пяти верст в час; в дальнейшем «Вездеход» перешел на среднем ходу канаву с пологими откосами шириной по верху 3 метра и глубиной около 1 аршина . Все значительные выбоины и значительные неровности поверхности «полкового двора», где производились испытания, «Вездеход» брал легко на полном ходу. Поворотливость вполне удовлетворительная; в общем «Вездеход» прошел по грунту и местности, непроходимым для обыкновенных автомобилей».

Доводка «Вездехода» производилась в Петрограде. 29 декабря была достигнута скорость порядка 40 верст/час. К этому времени было израсходовано 18000 руб. Дело сулило успех, но военные прекратили финансирование работ. В этой связи нередко ссылаются на преступное равнодушие и бюрократизм. Однако шел 1916 год, в самом разгаре была первая мировая война, и боевые действия приобрели затяжной позиционный характер. Объективно «Вездеход», обогнавший свое время, оказался «не кстати». Ожидать от скоростной, высокоманевренной машины эффективной работы на многорядных проволочных заграждениях не приходилось. Для этих целей она явно не годилась. Требовался специальный танк — позиционный. И достаточно было Н. Лебеденко подать заявку на колесную боевую машину прорыва, как с высочайшего благоволения императора Николая II он получил необходимые силы и средства для осуществления своего проекта.

Итак, несмотря на положительные результаты испытаний, работы по усовершенствованию опытного образца «Вездехода» были прекращены. Главное военно-техническое управление приняло все меры по срыву успешного завершения опытных работ и организации промышленного производства танков в России. На различные предложения о дальнейшей судьбе «Вездехода» начальник Главного военно-технического управления отвечал следующими характерными резолюциями: «Почему мы вмешались в это дело?», «Для чего он нам?» (на предложение о передаче «Вездехода» в Главное военно-техническое управление). С декабря 1915 и по октябрь 1916 года шла бюрократическая переписка, были заторможены все работы над «Вездеходом».

Подлинные чертежи первого «Вездехода» А. А. Пороховщикова не удалось разыскать. Сравнительно недавно были обнаружены документы, по которым удалось восстановить в основных чертах историю его постройки, а также были найдены фотоснимки машины, сделанные во время ее испытаний.

В сентябре 1916 года в русской печати появились первые сообщения о применении англичанами нового оружия — «сухопутного флота». Эти сообщения были напечатаны в газете «Новое время» № 14568 от 25 сентября (по старому стилю) 1916 года и в «Петроградской газете» № 253. В связи с этими сообщениями в газете «Новое время» № 14572 от 29 сентября (по старому стилю ) 1916 года появилась статья «Сухопутный флот — русское изобретение», которая вскрыла неприглядную роль Главного военно-технического управления в задержке работ по созданию в России нового оружия — боевых вездеходных машин.

Вскоре после выступления в печати последовал запрос в государственную думу о проведенных мероприятиях по обеспечению русской армии танками. Под давлением общественного мнения начальник Главного военно-технического управления санкционировал проектирование усовершенствованного «Вездехода» — «Вездехода-2», или, как его еще обозначали для отличия от предшественника, «Вездеход 16г.» Проект был вскоре закончен и 19 января 1917 года поступил в броневой отдел автомобильной части Главного военно-технического управления. Его экспертиза и обсуждение затянулись на срок более десяти месяцев.

Помимо проекта была выполнена модель «Вездехода-2». Сохранившиеся документы позволяют получить довольно полное представление об его устройстве. Ходовая часть «Вездехода-2» сочетает элементы ходовой части автомобиля и гусеничного трактора. Резиновая бесконечная лента, расположенная под днищем корпуса, охватывает четыре подрессоренных барабана. Задний барабан связан цепью с силовой передачей и является ведущим. На одной оси с ним жестко посажены автомобильные колеса, имеющие больший диаметр, чем барабан. Передний барабан, снабженный пружинным устройством, приподнят, что улучшает преодоление препятствий. На одной оси со вторым барабаном посажены передние колеса, с помощью которых (как у автомобиля) выполняются повороты.

При движении по дороге с твердым покровом «Вездеход-2» опирался на грунт только колесами и двигался, как автомобиль; гусеница перематывалась вхолостую. На рыхлой почве колеса погружались в грунт, гусеница садилась на грунт и начиналось движение на гусеничном ходу. Поворот и в этом случае осуществлялся с помощью тех же колес, что и при движении на колесном ходу.

Броневая защита предусматривалась толщиной в 8 мм. Вооружение состояло из 3 или 4 пулеметов. 2—3 пулемета должны были устанавливаться в башне весьма оригинальной конструкции, допускавшей независимую наводку на цель каждого пулемета отдельно.

Двигатель и трансмиссия, а также системы, обеспечивающие их работу, размещались в кормовой части корпуса. В носовой части корпуса находилось отделение управления, а посередине — боевое. Предусматривалась специальная перегородка между боевым отделением и отделением силовой установки. Для осмотра и обслуживания двигателя в перегородке имелись люки.

Читайте также:  Интересные факты о греции

19 октября 1917 года Автомобильный комитет ГВТУ, куда поступил на рассмотрение проект «Вездехода-2», признал конструкцию «недостаточно разработанной, а посему затраты казны по выполнению проекта в настоящем его виде излишними».

Самый первый танк в мире – мифы и реальность

Время неумолимо во всем, стирая память, если люди забывают о чем-то значимом в своей истории. Хорошо, что о последней страшной войне напоминают ветераны ВОВ, приближающиеся к столетнему юбилею, и танк Т-34, возглавляющий парад военной техники в День Победы. Такие боевые машины, прошедшие тысячи километров фронтовых дорог России и Европы, стоят на постаментах во многих городах страны. Глядя на них, часто возникают вопросы: каким был самый первый танк в мире, кто его создатели?

Бронированный ужас

Так вкратце можно охарактеризовать общее представление от просмотра фотографий, запечатлевших первые танки, созданные в начале XX века:

  • В основном, это железные коробки, выполненные из листов внахлест, соединенные солидными в диаметре металлическими клепками в огромных количествах.
  • Геометрические размеры по всем трем параметрам и, следовательно, площадь лобовой части, боков наводят на мысль, что конструкторы стремились упростить задачу противнику – мишени получились отличные.
  • Многие соединения выполнены под прямым углом, что также облегчает возможность пробить не очень толстую броню.

Если добавить к этому, что скорость этих первых боевых машин колебалась в интервале от 2 до 8 км/ч, а вооружение состояло из 1 — 3 пулеметов на бронированный «вагон», то картина станет еще более полной. Кажется, зачем такие неудачные конструкции использовались в боевых действиях? Ответ на это прост:

  • Даже бывалые солдаты, увидев впервые грохочущие металлические коробки, впадали в панику.
  • Несовершенная броня первых танков с легкостью выдерживала попадания пуль из винтовок, пулеметов противника, а артиллерия была не готова бороться с ними, в связи с отсутствием навыков вести огонь прямой наводкой.
  • Главные препятствия для пехоты, выстроенные в ходе окопной войны в 1916 – 1917 годах (изгороди из колючей проволоки, траншеи с пулеметными гнездами), танки преодолевали без особого труда, прорывая долговременную оборону противника, при этом потери наступающих войск уменьшались многократно.

Преимущества использования новой военной техники преобладали, поэтому противоборствующие страны с разным успехом проектировали, производили и применяли первые танки.

Германия, Россия и прочая Антанта

Две первые страны как в Первой, так и во Второй великих войнах понесли огромные потери. Дивиденды получали другие – торговцы из-за океана, стравливающие всех джентльмены с туманного Альбиона, французы, неплохо умеющие остаться в стороне.

Истощенные в первые годы войны Германия и Россия не могли позволить себе вкладывать огромные средства, мощности металлургических, машиностроительных, оружейных заводов, инженерные, трудовые ресурсы в производство новой, еще недостаточно опробованной на поле боя военной техники. Поэтому дальше разработки комплекта чертежей, сборки опытных образцов дело не сдвинулось:

    Россия – модель танка Пороховщикова «Вездеход», гротескный колесный «Царь-танк», танк Рыбинского завода, неплохой по характеристикам бронированный трактор Гулькевича, несмотря на все усилия и средства, вложенные в разработку, постройку в лучшем случае единичных экземпляров никогда в боевых действиях не участвовали. Поэтому, например, называть танк Пороховщикова первым в мире кажется чрезмерным даже для записных патриотов, хотя такая искаженная информация встречается довольно часто. Более правильным тогда считать изобретателем танка великого Леонардо да Винчи, впервые документально сформулировавшего идею военной машины и разработавшего ее эскизный проект.

Германия – A7V, созданный группой инженеров известных немецких предприятий «Опель», «Даймлер», «Бенц», военными специалистами. Первый серийный танк изготовили в октябре 1917 года. К сентябрю 1918 года — всего 20 боевых машин, при плане в 100 ед., поэтому о каком-либо эффекте применения немецкой бронированной техники на фронтах Первой мировой войны говорить не приходится.

Совсем по-другому дела обстояли у «верных» союзников России по Антанте:

    Англия – Mark I. Создан в 1916 году. Первое использование на поле боя во Франции в сентябре 1916 года первых серийных 32 танков моментально выявило большинство недостатков – низкую техническую готовность, никудышную проходимость по болотистой местности, но и огромные преимущества – 18 танков Mark I прорвали германскую оборону, углубившись на 5 км, что было несомненным успехом. Танк выпускался в двух модификациях – с 2 пушками 57 мм или с пулеметным вооружением. Развитием удачного начинания послужило создание танков Mark II, III.

Франция – «СА-1 Шнейдер», напоминающий формой бронетранспортер, легкий танк Рено FT-17 с вращающейся башней. Французские войска наравне с английскими активно использовали танки в боевых действиях.

Всего за годы Первой мировой войны этими государствами было выпущено почти 7 тыс. танков всех типов:

  • Англия – 2905 шт.
  • Франция – 3997 шт.

Хотя самый первый танк в мире был создан в Англии, наиболее удачно сконструированным, приближенным к современной концепции боевой машины оказался французский Рено FT-17. Подтверждает это то, что его модификации в дальнейшем производились во многих странах, включая Советскую Россию, а последние случаи использования в боевых действиях относятся к 1945 году.

Sten-March › Blog › Бронированные гиганты Первой мировой: Как выглядели первые танки

Современные танки по маневренности и скорости все ближе подбираются к автомобилям, но, когда эти стальные монстры только появились, они выглядели и вели себя совсем по-другому.

Современные копии этих двух танков — английского «Марка», только более ранней модели, и немецкого A7V — на фестивале военно-исторической реконструкции устроили соревнование между собой в скорости. Английский танк двигался со скоростью старушки, переходящей улицу, а огромный немецкий за ним при этом не поспевал, а ведь почти 102 года тому назад именно эти, сегодня кажущиеся нам забавными и нелепыми махины, — первый британский танк «Марк-1» и первый немецкий A7V — впервые встретились друг с другом в самом первом танковом сражении в мировой истории. А произошло это знаменательное событие в крошечном городке Виллер Бретонне на севере Франции.

24 апреля 1918 года на захваченный во время немецкого наступления городок со стороны союзников выступили три английских танка «Марк-1», два из которых были оборудованы только пулеметами и лишь третий — пушкой. В это самое время немцы попытались развить наступление, и навстречу англичанам выехало несколько немецких танков. Столкновение двух танковых отделений стало неожиданностью для обеих сторон. Английские пехотинцы, пошедшие в атаку наряду со своими танками, не имели даже гранат, и против немецких машин были бессильны, а немецкая артиллерия, занявшая позиции у Виллер Бретонне не стала открывать огонь, побоявшись задеть собственные танки. Так началась самая настоящая танковая дуэль, в которой пехотинцы были всего лишь наблюдателями.

«Получается, что в самый яркий момент боя британские танки вырываются вперед, оставаясь без пехотного прикрытия, и, прорывая первую линию германской обороны, сталкиваются с немецкими танками. То есть фактически противники оказались на виду друг у друга в пределах орудийного выстрела без какого-либо прикрытия со стороны», — повествует кандидат исторических наук Николай Копылов.

Первыми были выведены из строя два английских пулеметных танка — их пробили пушечные снаряды немецких машин. Но силы тут же уравнялись — два немецких танка попросту остановились посреди поля боя, увязнув в грязи. И дуэль продолжилась один на один. Немецкий танк, имевший на вооружении и пушки, и пулеметы с бронебойными пулями, стрелял по «Марку», не двигаясь с места. Английский же «Марк» маневрировал по полю, ведя огонь прямо сходу. А в это самое время двум увязшим в грязи немцам удалось выбраться и отступить. То же самое сделали и пробитые пулеметные «Марки» англичан. Наконец, единственный оставшийся на поле боя британский танк пробил масляный радиатор немецкой машины, взамен получив от той повреждение гусеницы. Пока не вытекли последние остатки масла из радиатора, экипаж A7V принялся отступать. А посреди поля боя остался лишь танк англичан, который с разбитой гусеницей не мог ни отступать, ни преследовать немцев. Так, танковое сражение, завершившееся вничью формально, стало победой британского танкового отделения — ведь в конечном счете поле боя осталось за ним.

Но самое первое в истории мировых войн сражение с участием танков, правда, лишь с одной из воюющих сторон, произошло гораздо раньше танковой битвы при Виллер Бретонне — в сражении на французской реке Соме 15 сентября 1916 года, спустя символических 9 месяцев после появления на свет первого боевого танка. И первопроходцами в этом стали британцы со своим все тем же танком «Марк-1».

В одном из выпусков российской газеты «Новое время», напечатанном осенью 1916 года, редакция сообщила подданным Российской империи, что на полях сражений англичанами против германцев было применено супер оружие, которое корреспонденты в своей статье называли сухопутным флотом.

То самое применение упомянутого супер оружия даже попало на кадры кинокамеры. Это было в самом начале знаменитого наступления союзных войск на германцев при линии обороны в 10 километров. На участке при Соме на исходные позиции перед боем с немецкой пехотой, ровными рядами, как наполеоновские гвардейцы, вышли 49 британских танков «Марк-1», которые только собирались получить свое боевое крещение. Правда, до линии фронта удалось дойти только 32 машинам. Остальные сломались, не только не вступив в бой, но даже не выехав на поле боя. В то время, пока немцы пулеметными очередями костили британских пехотинцев, потери которых однажды за один день дошли до 20 тысяч человек, еще пять британских танков из тех 32, шедших им на подмогу, увязли в болоте, у 9 просто отказали двигатели. В итоге до проволочных заграждений и пулеметных точек немцев со скоростью от 4 до 6 километров в час дошли только 18 танков. И не только дошли, но и продвинулись вглубь немецкой линии фронта на 5 километров. Но, судя по воспоминаниям очевидцев того сражения, пусть маленького, но все же успеха англичанам удалось добиться вовсе не благодаря мощи своих танков и мастерству экипажей, а за счет психологического воздействия на врага, никогда раньше не видевшего двигающихся и стреляющих железных монстров, похожих на динозавров.

А еще танки того времени отличались друг от друга вооружением — в одних использовались исключительно пулеметы, в других только пушки. В британской армии эти машины почему-то различали по половому признаку. К примеру, английский танк, вооруженный пулеметом для подавления пехоты, англичане называли «фимэйл», то есть девочка. А вот танк с пушкой, снаряды которой уничтожали пулеметные расчеты врага, называли «мэйл», то есть мальчик.

Но главное, что многие танкисты-первопроходцы попросту не умели пользоваться этими девочками и мальчиками, так как не имели для этого ни опыта, ни образования, ведь первыми танкистами в Европе стали только что расформированные части гусар — то есть легких кавалеристов, привыкших скакать на лошади с саблей наголо в высоких киверах с плюмажем, в щегольских расшитых ментиках и ярких чикчирах. А для роли танкистов в эпоху технической революции эти воины поначалу подходили разве что за счет невысокого роста, свойственного гусарам и необходимого, чтобы поместиться в кабинке танка, напоминающей собачью конуру.

«Это все еще со времен Пруссии, еще до объединения Германии, эта форма черная. Это такой, как говорят, лакированный вид с серебряным шитьем. Это все еще с прусских времен, с тех традиций пошло, от кавалеристов, прежде всего, конечно», — добавляет Мураховский.

Сохранились литографии, на которых изображены черные гусары времен Фридриха Великого — те самые кавалеристы, облаченные в черную форму с черепами, которые принимали участие в самых знаменитых европейских сражениях XVIII века, потом в наполеоновских войнах и которые с началом Первой мировой и появлением танков, как и гусары других европейских армий, были переквалифицированы в танкисты. Правда, до поры до времени мало что смысля в танковых сражениях.

«Для подготовки танкиста требуется определенное время, и, учитывая этот самый фактор, запасные кавалерийские полки и гусарские, и драгунские, и уланские начали переформировывались в танковые экипажи. Это касалось и Германии. Это касалось и союзников, потому что первые танковые школы в Европе открываются уже после заключения Версальского мира, когда танковые войска по итогам Первой мировой войны превращаются в самостоятельный род войск», — объясняет Копылов.

Не довелось стать танкистами в Первой мировой войне разве что русским кавалеристам. Ведь наши танки в ее сражениях так и не поучаствовали. Просто потому, что главное военно-техническое управление Российской империи не пожелало тратиться на производство танков, а ведь самые первые танки в мире, несмотря на английское слово «танк», обозначающее резервуары для жидкости, в которых во избежание утечки информации о разработке секретного оружия британцы перевозили запчасти своих первых бронемашин, были изобретены не в Великобритании, а именно в России.

Тогда, уже в 1914 году, когда началась Первая мировая, изобретатель из Риги Александр Пороховщиков, дед знаменитого советского и российского актера Александра Пороховщикова, предложил военно-техническому управлению собственный проект танка под названием «Вездеход» и получил на разработку и сборку опытного образца почти 10 тысяч рублей. Всего через три с половиной месяца после этого танк был собран и 18 мая 1915 года выехал из мастерской Пороховщикова на улицы Риги. Опытный образец вездехода был без башенки, которая должна была защищать экипаж из двух человек, и без пулемета, который устанавливался на эту башенку.

Корпус «Вездехода» был обтекаемой формы специально, чтобы защитить танк от снаряда, попавшего вскользь. При этом броня в 8 миллиметров толщиной не позволяла пробить танк из пулемета или винтовки даже в лоб. Но главным достоинством «Вездехода» был его вес — всего 4 тонны и скорость в 24 километра в час. Единственное, что подвело конструктора, — как выяснилось, с приходом зимы «Вездеход» оказался неспособным двигаться по снегу, и проект был заморожен. Денег на доработку своего детища конструктор не получил.

Зато перспективный танк оценил член французского консультативного комитета по артиллерии полковник Жан-Батист Эжен Эстьен, побывав на зимних испытаниях «Вездехода» в России на правах союзника.

«На испытаниях присутствовали представители военных миссий союзников, то есть стран Антанты. Опять же, для создания этой модели привлекались и консультанты-инженеры, прежде всего французские, потому что с ними был наиболее тесный контакт. И представителем французской миссии был инженер Эдуард Эстьен. Он как раз заинтересовался этой моделью Пороховщикова», — рассказывает Копылов.

Эстьен едва не приобрел лавры отца французского танкостроения. Нет, не потому, что он изобрел более продвинутую машину, а потому что именно он, дав взятку чиновникам российского военного управления, добился заморозки проекта Пороховщикова, а потом сумел выкупить и технический паспорт его изделия.

Вернувшись на родину, Эстьен предложил выкупить у него чертежи известному автомобильному магнату Луи Рено. Однако тот оказался хитрее ловкого полковника и, изучив документацию, не стал платить Эстьену денег, а просто при помощи своего главного конструктора Рудольфа Эрнста Мецмаира создал на основе проекта Пороховщикова собственный танк «Рено FT17», который вскоре стал одним из самых знаменитых танков Первой мировой войны.

Только для того, чтобы танк, скопированный у Пороховщикова, стал по-настоящему проходимым, Рено использовал другой проект — кстати, тоже российский. А именно — запатентованные еще в 1880 году изобретателем Федором Блиновым так называемые бесконечные рельсы, в общем то, что сегодня мы называем гусеницами.

И, встав на гусеницы, танк Рено не только пройдет по Европе во время Первой мировой, но и дойдет до нашей страны вместе с интервентами.

Однако именно во время интервенции один из танков «Рено FT-17» будет подбит и захвачен красноармейцами под Тирасполем, а потом подарен Владимиру Ильичу.

Именно тогда Ленин отдаст приказ о серийном производстве копий танков «Рено FT-17», которые переименуют в КС, то есть «Красное Сормово», так назывался выпускающий завод, а потом эти копии будут модернизированы в МС-1 — малый танк сопровождения. Этот танк советская Россия примет на вооружение в 1925 году.

Сегодня, много десятилетий спустя, такие машины кажутся нам жалкими и никчемными консервными банками. И сравнение их с современными «Меркавой», Т90, «Абрамсом» или «Леопардом» может показаться смешным. Но именно этим механическим динозаврам прошлого века, так же как и их экипажам, не знавшим автоматических наведений, климат-контролей, умной брони и компьютерного управления, в отличие от их современников, пришлось пройти самые кровопролитные войны в истории человечества.

Читайте также:  Лучшие фото светланы лободы
Ссылка на основную публикацию