Хиросима и нагасаки – история трагедии и фото - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Хиросима и нагасаки – история трагедии и фото

Фотографии из Нагасаки, сделанные на следующий день после взрыва атомной бомбы

Это кадры из Нагасаки, Япония, снятые знаменитым японским военным фотографом Ёсукэ Ямахата (Yosuke Yamahata) на следующий день после взрыва атомной бомбы.
НЕ ДЛЯ СЛАБОНЕРВНЫХ!

9 августа 1945 года, когда бомба была сброшена, Ямахата находился по назначению вблизи Нагасаки. Как только он узнал о трагедии, отправился на поезде вместе с писателем Дзюна Хигаси и художником Эйдзи Ямада, чтобы задокументировать разрушения в городе. В тот день он сделал 119 фотографий, которые впоследствии были изъяты прибывшими американскими войсками.

Ямахата смог скрыть негативы. Именно эти фотографии обнаружили в фотоальбоме человека, не подозревавшего о значимости снимков, которые у себя хранил.

Описывая то, что он видел в Нагасаки, Ямахата сказал «это ад на земле».

В 1952 году он писал:

«Человеческая память имеет тенденцию ускользать, а критическое суждение — притупляться с течением лет и переменами в образе жизни и обстоятельствах. Но камера, точно схватив жестокую реальность того времени, донесла застывшую семь лет назад действительность до ваших глаз без малейших прикрас».

НЕ ДЛЯ СЛАБОНЕРВНЫХ!

Ядерная бомбардировка японских городов Хиросима (Hiroshima) и Нагасаки (Nagasaki) унесла жизни более чем 250 тысяч человек.

Это была самая большая бойня за всю историю человечества. Однако, долгое время, в журналистских кругах существовала практика подделки реальных фотографий с места событий. Даже сегодня в архивах нельзя найти фотографий, кроме полуразрушенных руин и строений. Конечно, эти фотографии, тоже по-своему шокируют, однако они весьма и весьма далеки от правды.

Американские оккупационные войска ввели строгую цензуру на фотоматериалы, прямо или косвенно затрагивающие масштабы катастрофы. Все что «могло тем или иным образом потревожить покой наших граждан » было изъято и отправлено в архивы Пентагона. Эти фотографии долгое время хранились под грифов «сов.секретно». Некоторые из них, были опубликованы много позже, когда шум поутих. Так или иначе, они отражают человеческую трагедию, которые мы просто обязаны НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАТЬ.

Все часы, найденные в зоне бедствия, остановились на отметке 8:15 утра, времени взрыва.

Рядом с эпицентром взрыва температура была такой силы, что большая часть живых существ была моментально превращена в пар. Тени на парапетах от людей, отпечатались даже в полумиле к юго-юго-востоку от эпицентра на мосту Ярозуйо (Yorozuyo Bridge). Все что осталось от людей в Хиросиме, сидящих на камнях, которые не оплавились – это горстки черных теней.

Фотография внизу показывает, как на мраморных ступенях банка, по которым проходила женщина, остался только её след, выжженный страшным жаром.

6-го августа 1945, ровно в 8.15 утра, атомная бомба с урановой начинкой взорвалась на высоте 580 метров над городом Хиросима. Взорвалась с ослепительной вспышкой, гигантским огненным шаром и температурой более чем в 4000С градусов над поверхностью земли. Огненные волны и радиация распространялись моментально в каждом направлении, создавая взрывную волну сверхсжатого воздуха, приносящую смерть и разрушения. За несколько секунд 400-летний город был буквально превращен в пепел. Люди, животные, растения и любые другие органические тела были испарены. Тротуары и асфальт расплавились, здание обрушились, а ветхие строение были снесены взрывной волной.

Женщины, мужчины и дети, застигнутые взрывом врасплох во время обыкновенного рабочего дня, были умерщвлены страшным образом. Их внутренние органы моментально сварились, кости от страшной жары превратились в твердый уголь.

Даже не в центре взрыва температура была настолько высока, что позволяла моментально плавить камни и сталь. В течение секунды, 75000 человек получили ранения и ожоги несовместимые с жизнью. Более чем 65% смертей приходилось на детей от девяти лет и младше.

Даже сейчас смерть от радиационного поражения настигает японцев. «Без какой-либо внешней причины из здоровье начинает стремительно падать. Они теряют аппетит, затем начинают выпадать волосы. Большие пятна, вроде ожогов от кипятка начинают появляться по всему телу. Затем начинается кровотечение из ушей, носа и рта и как следствие – смерть».

Доктора дают пациенту «укол витамина А для поддержания организма. Результат ужасен и непредсказуем. Плоть начинает гнить, начиная от дырочки в месте укола, затем расширяется, поражая внутренние органы. Так или иначе, это ведет к смерти».

Фотография показывает приобретенную катаракту от вспышки взрыва атомной бомбы. Зрачок – это маленькая белая точка в центре глазного яблока.

Хибакуша – широко распространенный в Японии термин, обозначающий жертв или людей, так или иначе связанных со взрывом в Хиросиме и Нагасаки. Японское слово примерно переводится как «люди, затронутые взрывом».

Они и их дети были и остаются жертвами бесчеловечной дискриминации, связанной с заболеваниями, от радиационного излучения. Люди считают таких людей проклятыми и всячески их избегают.

Множество из них было уволено с работы. Женщины-хибакуша никогда не выйдут замуж, так как многие опасаются иметь от них детей. Считаются что, ничего хорошего из брака с хибакушей не выйдет. «Никто не хочет жениться на человеке, который так или иначе умрет через пару лет».


Ёске Ямахата (Yosuke Yamahata) начал фотографировать последствия трагедии. Город был мертв. Он ходил через темные, полуразрушенные руины, среди мертвых тел часами. Поздним вечером он снял последнюю фотографию возле медицинской станции на севере города. В один день, он стал обладателем самых эксклюзивных фотографий, снятых сразу же после катастрофы в Хиросиме и Нагасаки.

Позже он писал: «Начинал подниматься теплый ветер и тут и там я видел маленькие огоньки от пожаров, вроде светящихся в темноте гнилушек. Это были остатки большого пожара. Город Нагасаки был полностью уничтожен»

Фотографии Ямахаты считаются самыми полными документальными свидетельствами ужасов атомной бомбардировки. Газета New York Times назвала эти фото «одними из самых потрясающих фотографий, которые когда-либо были сделаны».

Хиросима после взрыва: фото, факты и последствия

Эта трагедия произошла в августе 1945 года. Страшные последствия после ядерного взрыва в Хиросиме и Нагасаки известны не всем. Это решение навсегда останется кровавым пятном на совести американцев, которые его приняли.

Хотя бывший президент США Барак Обама однажды в интервью даже вступился за Гарри Трумэна, объяснив, что лидерам нередко приходится принимать сложные решения. Но это было не просто сложным решением — тысячи ни в чем не повинных людей погибли только потому, что власти обоих государств воевали. Как это было? И каковы последствия взрыва в Хиросиме и Нагасаки? Сегодня мы рассмотрим более подробно эту тему и объясним, какие причины заставили Трумэна принять такое решение.

Конфликт властей

Следует отметить, что японцы «начали первыми». В 1941 году они нанесли неожиданный удар по военной американской базе, которая расположилась на острове Оаху. База называлась Перл-Харбор. В результате военного нападения 1177 из 1400 военных погибли.

В 1945 году единственным противником США во Второй мировой войне оставалась Япония, которая тоже вскоре должна была сдаться. Однако император упрямо отказывался капитулировать и не принимал предложенные условия.

Именно в этот момент правительство США решило показать свою военную мощь и, вероятно, отомстить за Перл-Харбор. 6 и 9 августа они сбросили на японские города Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы, после чего Гарри Трумэн выступил с речью, в которой просил Бога подсказать ему, как правильно использовать столь сильное оружие. В ответ император Японии отметил, что не желает больше жертв и готов принять невыносимые условия.

Америка объяснила свое решение сбросить ядерные бомбы на Японию весьма просто. «Американцы говорили о том, что летом 1945 года нужно было начинать войну с Японией на территории самой метрополии. Японцы, оказывая сопротивление, могли принести американскому народу многочисленные потери. Власти утверждали, что атомная атака спасла множество жизней. Если бы они этого не сделали, жертв было бы значительно больше», — утверждает один из экспертов. То есть, проще говоря, бомбы были сброшены лишь с одной целью: показать собственную военную мощь не только Японии, но и всему миру. В первую очередь американское правительство стремилось продемонстрировать свои возможности СССР.

Примечательно, что Барак Обама стал первым президентом, который посетил Хиросиму. Увы, Нагасаки в его программе не было, что очень расстроило жителей города, в особенности родственников жертв взрыва. Извинений японцы на протяжении 74 лет, которые прошли с момента бомбардировки городов, так и не услышали ни от одного президента США. Впрочем, за Перл-Харбор также никто не извинился.

Страшное решение

Изначально правительство планировало сделать целью бомбардировки только военные объекты. Однако вскоре они решили, что поражение данных объектов не даст нужного психологического эффекта. Более того, в правительство стремились испытать разрушительное действие новой игрушки — ядерной бомбы — в действии. Ведь не зря они истратили на изготовление всего одной бомбы около 25 млн долларов.

В мае 1945 года Гарри Трумэн получил список городов-жертв и должен был его одобрить. В него вошли Киото (главный центр японской промышленности), Хиросима (из-за крупнейшего в стране склада с боеприпасами), Иокогама (по причине многочисленных оборонных заводов, расположенных на территории города) и Кокура (его считали крупнейшим военным арсеналом страны). Как вы видите, многострадального Нагасаки в списке не было. По мнению американцев, ядерная бомбардировка должна была оказать не столько военный, сколько психологический эффект. После нее японское правительство обязано было отказаться от дальнейшей военной борьбы.

Киото спасло чудо. Этот город был также центром культурным и научно-техническим. Его уничтожение отбросило бы Японии в цивилизационным отношении на десятилетия назад. Однако Киото был спасен из-за сентиментальности военного министра США Генри Стимсона. Он провел там медовый месяц в годы молодости, у него остались теплые воспоминания о нем. В результате Киото был заменен Нагасаки. А Иокогаму вычеркнули из списка, цинично расценив, что она и так пострадала от военных бомбардировок. Это не позволяло оценить ущерб, нанесенный ядерным оружием, в полной мере.

Но почему в результате пострадали только Нагасаки и Хиросима? Дело в том, что Кокура был скрыт туманом, когда до него добрались американские летчики. И они решили лететь к Нагасаки, который был помечен как запасной вариант.

Как это было?

На Хиросиму была сброшена бомба под кодовым названием «Малыш», а на Нагасаки — «Толстяк». Примечательно, что «Малыш» должен был нанести меньший урон, но город расположен на равнине, что повлекло за собой разрушения огромного масштаба. Нагасаки пострадал меньше, так как расположен в долинах, делящих город напополам. В результате взрыва в Хиросиме погибло 135 000 человек, а в Нагасаки — 50 000.

Читайте также:  Рыба-пенис – описание и фото

Примечательно, что большинство японцев исповедуют синтоизм, однако именно в этих городах число христиан наиболее велико. Причем в Хиросиме ядерная бомба была сброшена над церковью.

Нагасаки и Хиросима после взрыва

Люди, находившиеся в центре взрыва, погибли мгновенно — их тела превратились в пепел. Выжившие описывали ослепляющую вспышку света, за которой следовал невероятный жар. А за ним — сбивающая с ног взрывная волна, которая уничтожила находившихся в зданиях людей. В течение нескольких минут 90 % людей, находившихся на расстоянии до 800 метров от эпицентра взрыва, погибли. Примечательно, что почти четверть всех погибших в Хиросиме и Нагасаки были на самом деле корейцами, мобилизованными для участия в войне.

На фото ниже запечатлена Хиросима после взрыва.

Вскоре пожары, возникающие в разных частях городов, превратились в огненный смерч. Он захватил свыше 11 квадратных километров территории, убив всех, кто не успел выбраться после взрыва из Хиросимы. Выживших взрыв наградил страшными шрамами, так как сожженная кожа просто отваливалась от тела.

Взрыв испепелил тела многих жертв в считаные секунды. От людей, которые находились вплотную к зданиям, остались лишь черные тени. Эпицентр взрыва пришелся на мост Айой, на котором остались тени десятков погибших. Фото Хиросимы и Нагасаки после взрыва вы можете посмотреть в этой статье.

Воспоминания жертв

На память об этой чудовищной акции остались фото Хиросимы после ядерного взрыва.

В многочисленных интервью жители делились своими жуткими историями. Люди в Хиросиме после взрыва не понимали, что произошло. Они видели яркую вспышку света, которая показалась им ярче солнца. Вспышка ослепила их, а затем последовала ударная волна страшной силы, которая отбрасывала жертв на 5-10 метров. Так, Шигеко, пережившая ядерный взрыв, рассказывает, что на ее руке осталось воспоминание о той страшной трагедии — следы радиационных ожогов. Женщина вспоминает, что после взрыва увидела окровавленных людей в порванной одежде. Оглушенные взрывом, они поднимались, но шли очень медленно, образуя шеренги. Это напоминало шествие зомби. Они стекались к реке, некоторые умирали просто в воде.

Вскоре после взрыва начался черный дождь. Сила взрыва вызвала короткий радиоактивный ливень, который обрушился на землю липкой черной водой.

Специалисты утверждают, что люди, пораженные лучевым излучением, не могут мыслить здраво. У них появляется склонность следовать за человеком впереди. Жертвы утверждают, что ничего не слышали и ничего не чувствовали. Они словно находились в коконе. Фото Хиросимы после взрыва — не для слабонервных. Этому парню на снимке повезло — большую часть его тела спасла одежда и кепка.

Более того, люди после взрыва в Хиросиме и Нагасаки медленно умирали в течение нескольких дней, ведь помощи ждать было неоткуда. Дело в том, что правительство Японии не сразу отреагировало на произошедшее, так как до них дошли отрывки весьма запутанных сообщений. Их отправили перед взрывом испуганные жители города. В результате многие жертвы несколько дней находились в бредовом состоянии, без воды, еды и медицинской помощи. Ведь госпитали, как и большинство их сотрудников, были уничтожены взрывом. Те, кого бомба не убила сразу, умирали в муках от инфекций, кровотечений и ожогов. Пожалуй, они пострадали в большей мере, чем те, чьи тела взрыв превратил в пепел.

Кэйко Огура в августе 1945 года было всего 8 лет, однако она не забыла, как видела людей, чьи кишки вываливались из брюшной полости, и они шли, придерживая внутренности руками. Другие, словно привидения, брели, выставив вперед руки с обгоревшими клочьями кожи, так как им было больно опустить их.

Очевидцы рассказывают, что все раненые хотели пить. Они молили о воде, но ее не было. Выжившие после поведали о том, что ощущали чувство вины: многим казалось, что они могли помочь хотя бы кому-нибудь, спасти хоть одну жизнь. Но они так хотели жить, что игнорировали мольбы заваленных под обломками жертв.

Это воспоминание японского военного: «Около военных бараков был расположен детский сад. Детский сад был охвачен огнем, и я видел семь или восемь детей, бегавших тут и там в поисках помощи. Но у меня было военное задание. Я покинул то место, не оказав помощи детям. И теперь я спрашиваю себя, как мог я не помочь этим малышам?»

Другой очевидец вспоминал, что неподалеку от эпицентра взрыва стоял обгоревший трамвай. Издали было впечатление, что внутри находятся люди. Однако при приближении можно было заметить: они мертвы. Луч бомбы попал на транспорт вместе со взрывной волной. Те, кто держались за ремешки, так и повисли в них.

Высокая смертность

Многие люди после взрыва в Хиросиме (на фото это видно) страдали от лучевой болезни. Увы, тогда люди еще не умели лечить радиационное отправление. Хиросима и Нагасаки после ядерного взрыва напоминали пустыню с единичными сохранившимися постройками.

Выжившие в большинстве своем умирали от симптомов лучевой болезни. Однако медики считали рвоту и диарею признаком дизентерии. Первой официально признанной жертвой радиации стала актриса Мидори Нака, которая, пережив взрыв в Хиросиме, умерла 24 августа того же года. Это стало стимулом для медиков, которые начали искать способы лечения лучевой болезни. После взрыва в Хиросиме от онкологии умерло почти 2000 человек, однако в первые дни после трагедии от сильнейшего облучения скончались десятки тысяч. Многие выжившие страдали от сильнейших психологических травм, ведь большинство своими глазами видели смерти людей, среди которых нередко находились и их близкие.

Кроме этого, тогда не существовало такого понятия, как радиоактивное загрязнение. Выжившие люди снова отстраивали свои дома на тех же местах, на которых они жили раньше. Это объясняет многочисленные заболевания жителей обоих городов и генетические мутации у детей, родившихся чуть позже. Хотя французские ученые, анализировавшие данные медицинских исследований, утверждают, что все не так плохо.

Воздействие радиации

Результаты показали, что радиоактивное излучение действительно увеличивает риск появления онкологических опухолей. При этом никаких статистически значимых случаев вреда здоровью у детей, переживших удар, отмечено не было, уверяют французы.

Большая часть выживших всю жизнь наблюдалась у врачей. Всего в исследованиях приняло участие около 100 000 выживших. Как бы цинично это ни звучало, полученная информация была очень полезной, так как позволила оценить последствия радиационного излучения и даже рассчитать дозу, полученную каждым в зависимости от удаленности от эпицентра взрыва.

У пострадавших, получивших средние дозы излучения, рак развился в 10 % случаев. У тех, кто находился поблизости, риск появления онкологических опухолей возрос на 44 %. Высокая доза радиации сокращала продолжительность жизни в среднем на 1,3 года.

Самый известный выживший после бомбардировки

Вывод ученых подтверждают истории людей, переживших трагедию. Так, молодой инженер Цутому Ямагути оказался в Хиросиме именно в тот день, когда на нее бросили атомную бомбу. С сильными ожогами молодой человек с большим трудом вернулся домой — в Нагасаки. Однако и этот город подвергся радиоактивному воздействию. Однако и второй взрыв Цутому пережил. Вместе с ним два взрыва пережили еще 164 человека.

Через два дня Цутому получил еще одну большую дозу радиации, когда практически вплотную приблизился к центру взрыва, не зная об опасности. Конечно, эти события не могли не сказаться на его здоровье. Он много лет лечился, однако продолжал работать и содержать семью. Некоторые его дети умерли от онкологии. Сам Цутому скончался от опухоли в 93 года.

Хибакуся — кто они?

Так называют людей, которые пережили ядерную бомбардировку. Хибакуся переводится с японского как «люди, подвергшиеся воздействию взрыва». Слово это в какой-то мере характеризует отверженных, которых на сегодняшний день насчитывают около 193 000.

Их долгие годы после взрыва в Хиросиме и Нагасаки сторонились другие члены общества. Нередко хибакуся приходилось скрывать свое прошлое, так как их боялись брать на работу, опасаясь, что радиация заразна. Более того, нередко родители молодых людей, желавших вступить в брак, запрещали союз влюбленных, если избранником или избранницей являлся человек, переживший атомную бомбардировку. Они считали, что произошедшее могло отрицательно сказаться на генах этих людей.

Хибакуся получают небольшую финансовую помощь от государства, как и их дети, однако оно не способно компенсировать отношение общества. К счастью, сегодня японцы массово меняют свое мнение о жертвах атомной бомбардировки. Многие из них выступают за отказ от использования ядерной энергии.

Заключение

Знаете, почему олеандр является официальным символом Хиросимы? Это первое растение, которое расцвело после страшной трагедии. Также выстояли 6 деревьев гинкго билобы, которые живы и поныне. Это говорит о том, что, как бы люди ни стремились уничтожить друг друга и испоганить климат, природа все равно сильнее человеческой жестокости.

Хиросима и нагасаки – история трагедии и фото

«Я увидела в чистом голубом небе сияние. Мне было интересно, что это такое. Чем мощнее становился свет, тем больше становилось и сияние. А затем была вспышка, причем гораздо более мощная, чем те, которые используют фотографы… Мои уши пронзил ужасный шум, а здания вокруг меня начали рушиться», – вспоминала Тэко Терамаэ, которая находилась в 500 метрах от эпицентра взрыва.

«Недалеко от места разрыва стоит обгорелый остов трамвая. Если смотреть издали, то внутри трамвая стоят люди. Если подойти поближе, то можно видеть, что это трупы. Луч новой бомбы попал на трамвай и вместе со взрывной волной сделал свое дело.

Те, кто сидел на лавочках, остались в том же виде, те, кто стоял – повисли на ремешках, за которые держались во время хода трамвая», – писал журналист японской газеты, приехавший на место трагедии.

Бомба была сброшена на Хиросиму 6 августа в 8:15 утра. Стрелки почти всех часов в городе остановились в этот момент. 9 августа ядерной атаке подвергся другой японский город – Нагасаки. В Хиросиме погибли 140 тысяч человек, в Нагасаки – 74 тысячи. Подавляющее большинство жертв были мирными жителями.

Читайте также:  Страны без конституции – в каких государствах нет конституции

Программа по разработке ядерного оружия вошла в историю как «Манхэттенский проект». Руководил ею физик Роберт Оппенгеймер. Первый экспериментальный взрыв провели в пустыне штата Нью-Мексико 16 июля 1945 года. После этого были утверждены объекты для бомбардировки в Японии.

Одним из критериев отбора была «зрелищность», «чтобы мощность оружия получила международное признание, когда материалы о нем поступят в прессу».

По словам историков, причины бомбардировки были прежде всего политическими. Япония уже не была способна сопротивляться. Но США любой ценой хотели добиться ее капитуляции до вступления СССР в войну на Дальнем Востоке. Кроме того, им нужен был повод продемонстрировать всему миру, каким оружием они обладают.

Хиросима и Нагасаки не имели большого значения с военной точки зрения, отмечает востоковед Анатолий Иванько. В Хиросиме находился пункт сбора новобранцев и резервистов, а в Нагасаки была дополнительная верфь для ремонта кораблей.

«Результаты бомбардировки превосходят все ожидания», – передал на базу пилот самолета, спросившего бомбу. Как позднее показала аэрофотосъемка, после взрыва на площади около 12 кв. км 60% зданий было превращено в пыль, остальные разрушены.

«Когда я очнулась, было темно. Мне показалось, что наступила ночь. Город после взрыва был раздавлен. Казалось, что чья-то огромная нога наступила на него и раздавила. Потом начали вспыхивать пожары на развалинах. Чтобы спастись от пожара, приходилось бежать по трупам – некоторые улицы были заполнены трупами», – вспоминает Кэйко Огура, которой в августе 1945 года было 8 лет.

«После ожогов у людей облезала кожа вместе с мясом, – продолжает она. – Им было больно опустить руки, и люди ходили, вытянув их вперед, как призраки, а с рук свисали лохмотья кожи.

Везде стоял запах горелых волос. У многих были видны внутренности. Казалось, что человек что-то держит у живота, а это были внутренности».

«На мосту Минеки я увидел толпу израненных, истерзанных людей. Волосы их были опалены, кожа на руках и лицах стекала, словно оплавленная. Одежда их сгорела и, несмотря на немыслимые страдания, они старались прикрыть свои обгоревшие обнаженные тела. Несколько полицейских и солдат пытались оказать пострадавшим первую помощь, смазывая их раны растительным маслом.

Я понимал, что как фотограф-профессионал должен снимать все это. Я нацелил объектив на людей и не мог нажать кнопку Моя редакция была полностью сожжена. В городском бассейне вода от взрыва испарилась, на дне лежали шесть обугленных тел. Я не мог работать, не мог снимать. Только к пяти вечера я пришел в себя и сделал еще несколько кадров», – вспоминает журналист, работавший в газете «Тюгоку сембун».

«Пострадавшие, пившие воду, или обмывавшиеся водой в районе падения бомбы в день ее разрыва, моментально умирали. В течение 10 дней после разрыва бомбы там опасно было работать», – рассказывал японский врач.

Жажда была сильнее боли, вспоминает другой врач, Мичихико Хачия. Он отдыхал дома после ночной смены, когда увидел мощную вспышку света. Выбравшись в сад из разрушенного дома, он обнаружил, что «абсолютно гол» и покрыт ранами. «В шею попал большой осколок стекла. Я вытащил его и с отстраненным видом оказавшегося в шоковом состоянии человека рассматривал свою окровавленную руку», – вспоминает он.

Добираясь до больницы, он дважды терял сознание. Его прооперировали. Вскоре больница тоже сгорела.

«Восходящие потоки горячего воздуха стали так сильны, что сорванные с крыш цинковые листы начали крутиться и свистеть», – пишет врач.

Несмотря на свое тяжелое состояние, Мичихико Хачия руководил организацией медицинского центра под открытым небом.

«Мы провели одну ночь в бамбуковой роще. Многие приходили туда, чтоб укрыться. Их всех тошнило, – рассказывает женщина, которой во время бомбардировки было 15 лет. – Они все хотели выпить воды.

Но, поскольку говорилось, что вода может убить раненых, я не давала им никакой воды, что было безжалостно с моей стороны. Мне было очень горько. Когда я обнаружила их мертвыми, я раскаялась – я должна была дать им немного воды».

«Хиросима стал районом, в котором отныне 75 лет не смогут жить ни люди, ни животные. Такие действия, как посылка экспертов в этот район, равносильны самоубийству», – объявляло американское радио.

Японские врачи пытались осмыслить данные своих наблюдений: «Лица, находившиеся за стеклянными окнами, были ранены от действия взрывной волны, однако ожогов не получили Одежда белого цвета не сгорела, однако у лиц, одетых в платье черного цвета или защитного цвета, эта одежда сгорела. На станции сгорели черные буквы расписания поездов, в то время как белая бумага не пострадала.

Три человека, которые находились в железобетонном здании, расположенном в месте взрыва, и держали в руках алюминиевые тарелки, получили очень сильные ожоги рук, в то время как никаких повреждений других частей тела не было».

«Большинство раненых пострадало от ожогов, тем не менее, эти ожоги не являются обычными: от них разрушаются кровяные шарики из-за особого действия урана. Люди, получившие такого рода ожоги, постепенно умирают», – писала японская газета.

«В реке с чистой водой у рыб были сожжены спины», «погибают даже кроты и черви в земле», рассказывали другие СМИ.

«Мы разговорились с двумя японскими студентами, – сообщали сотрудники советского посольства. – Они нам рассказали, что одна девушка, родственница одного из них, через несколько дней после разрыва бомбы поехала в Хиросиму узнать о своих близких… 25 августа она заболела, а через два дня умерла».

Шестнадцатилетний Сумитэру Танигути развозил почту на велосипеде. Взрывной волной его сбросило на землю, он получил тяжелые ожоги. «Мне удалось дойти до завода по производству боеприпасов, который располагался в подземном тоннеле. Там я встретил женщину, и она помогла отрезать мне куски кожи на руках и кое-как перебинтоваться, – вспоминал он.

В первые годы после бомбардировки я не мог даже пошевелиться. Боль была невыносимой. Я часто кричал: «Убейте меня!»

Врачи же делали все, чтобы я мог жить. Я помню, как они каждый день повторяли, что я жив». Он перенес 10 операций, а лечение продолжалось до 1960 года.

«Больная была очень здоровой женщиной лет около 30. При обвале дома она получила легкое ранение в спину, ни ожогов, ни переломов. После ранения больная сама села в поезд и возвратилась в Токио, – пишет врач, который не смог спасти молодую артистку. – После прибытия в Токио слабость с каждым днем увеличивалась».

Исследование крови показало «недостаток белых кровяных телец», у пациентки начали выпадать волосы, а ссадина на спине воспалилась. Ей было сделано переливание крови, тем не менее, она умерла на 19 день после ранения. Вскрытие показало значительные повреждения костного мозга, печени, селезенки, почек и лимфатических сосудов.

Когда стало известно о результатах применения ядерного оружия, Роберт Оппенгеймер сказал Гарри Трумэну, что после бомбардировки он и его коллеги по «Манхэттенскому проекту» ощущают «кровь на своих руках». Президент ответил: «Ничего, это легко смывается водой».

Трумэн до конца жизни был уверен в правильности решения бомбить Хиросиму и Нагасаки.

Об этом рассказывал его внук, Клифтон Трумэн Дэниел. Он тоже считал, что дедушка действовал «из лучших побуждений».

Пилотом бомбардировщика Boeing B-29, сбросившего атомную бомбу на Хиросиму, был полковник Пол Тиббетс. Он командовал 509 авиагруппой, базировавшейся на острове Тиниан в Тихом океане. Свой самолет полковник назвал в честь матери – «Энола Гэй».

Пол Тиббетс никогда не сожалел о нанесении ядерного удара по городу, он заявлял о готовности сделать это еще раз, если потребуется.

Правительству США однажды пришлось приносить извинения Японии за организованное Тиббетсом авиашоу: постановку бомбардировки Хиросимы в Техасе.

Всего в составе экипажа «Энолы Гэй» были 12 человек, кроме того, в операции участвовали еще шесть самолетов сопровождения.

Психика пострадала только у члена экипажа одного из вспомогательных самолетов. Летчик Клод Роберт Изерли сошел с ума.

Заболевание, связанное с применением оружия массового поражения, было названо в его честь – «комплекс Изерли».

«Железнодорожная станция и город уничтожены в такой степени, что негде даже было укрыться от дождя. Начальник станции и его сотрудники приютились в наскоро сколоченном сарае. Город представляет собой выжженную равнину с возвышающимися 15-20 остовами железобетонных зданий», – говорилось в сообщении работников советского посольства, посетивших Хиросиму 14 сентября.

«На станции Хиросима, считавшейся одной из лучших станций района Цюгоку, нет ничего, только рельсы блестят в лунном свете. Пришлось переночевать в поле перед станцией; ночь была жаркая и душная, но ни одного комара не было заметно. На следующее утро осматривали картофельное поле… На поле нет ни листа, ни травки.

В центре города остались только остовы крупных железобетонных зданий универмага Фукуя, отделений банков – Ниппон Гинко, Сумитомо Гинко, редакция газеты «Тюгоку Симбун». Остальные дома превратились в груды черепицы», – писал японский журналист.

Офицер, которого отправили из Токио выяснить ситуацию в Хиросиме в первые дни после взрыва, вспоминал : «В то время я уже привык к виду последствий воздушных бомбардировок, но увиденное мною в тот день не имело с этим ничего общего.

Первым поразившим меня было то, что в простиравшихся перед моими глазами развалинах уже больше не было улиц. При обычных налетах после бомбардировки всегда можно было различить улицы, но в Хиросиме все было снесено, и засыпанные обломками улицы уже ничем не выделялись среди развалин».

Хиросима и нагасаки – история трагедии и фото

«Я увидела в чистом голубом небе сияние. Мне было интересно, что это такое. Чем мощнее становился свет, тем больше становилось и сияние. А затем была вспышка, причем гораздо более мощная, чем те, которые используют фотографы… Мои уши пронзил ужасный шум, а здания вокруг меня начали рушиться», – вспоминала Тэко Терамаэ, которая находилась в 500 метрах от эпицентра взрыва.

«Недалеко от места разрыва стоит обгорелый остов трамвая. Если смотреть издали, то внутри трамвая стоят люди. Если подойти поближе, то можно видеть, что это трупы. Луч новой бомбы попал на трамвай и вместе со взрывной волной сделал свое дело.

Читайте также:  10 принципов жизни человека

Те, кто сидел на лавочках, остались в том же виде, те, кто стоял – повисли на ремешках, за которые держались во время хода трамвая», – писал журналист японской газеты, приехавший на место трагедии.

Бомба была сброшена на Хиросиму 6 августа в 8:15 утра. Стрелки почти всех часов в городе остановились в этот момент. 9 августа ядерной атаке подвергся другой японский город – Нагасаки. В Хиросиме погибли 140 тысяч человек, в Нагасаки – 74 тысячи. Подавляющее большинство жертв были мирными жителями.

Программа по разработке ядерного оружия вошла в историю как «Манхэттенский проект». Руководил ею физик Роберт Оппенгеймер. Первый экспериментальный взрыв провели в пустыне штата Нью-Мексико 16 июля 1945 года. После этого были утверждены объекты для бомбардировки в Японии.

Одним из критериев отбора была «зрелищность», «чтобы мощность оружия получила международное признание, когда материалы о нем поступят в прессу».

По словам историков, причины бомбардировки были прежде всего политическими. Япония уже не была способна сопротивляться. Но США любой ценой хотели добиться ее капитуляции до вступления СССР в войну на Дальнем Востоке. Кроме того, им нужен был повод продемонстрировать всему миру, каким оружием они обладают.

Хиросима и Нагасаки не имели большого значения с военной точки зрения, отмечает востоковед Анатолий Иванько. В Хиросиме находился пункт сбора новобранцев и резервистов, а в Нагасаки была дополнительная верфь для ремонта кораблей.

«Результаты бомбардировки превосходят все ожидания», – передал на базу пилот самолета, спросившего бомбу. Как позднее показала аэрофотосъемка, после взрыва на площади около 12 кв. км 60% зданий было превращено в пыль, остальные разрушены.

«Когда я очнулась, было темно. Мне показалось, что наступила ночь. Город после взрыва был раздавлен. Казалось, что чья-то огромная нога наступила на него и раздавила. Потом начали вспыхивать пожары на развалинах. Чтобы спастись от пожара, приходилось бежать по трупам – некоторые улицы были заполнены трупами», – вспоминает Кэйко Огура, которой в августе 1945 года было 8 лет.

«После ожогов у людей облезала кожа вместе с мясом, – продолжает она. – Им было больно опустить руки, и люди ходили, вытянув их вперед, как призраки, а с рук свисали лохмотья кожи.

Везде стоял запах горелых волос. У многих были видны внутренности. Казалось, что человек что-то держит у живота, а это были внутренности».

«На мосту Минеки я увидел толпу израненных, истерзанных людей. Волосы их были опалены, кожа на руках и лицах стекала, словно оплавленная. Одежда их сгорела и, несмотря на немыслимые страдания, они старались прикрыть свои обгоревшие обнаженные тела. Несколько полицейских и солдат пытались оказать пострадавшим первую помощь, смазывая их раны растительным маслом.

Я понимал, что как фотограф-профессионал должен снимать все это. Я нацелил объектив на людей и не мог нажать кнопку Моя редакция была полностью сожжена. В городском бассейне вода от взрыва испарилась, на дне лежали шесть обугленных тел. Я не мог работать, не мог снимать. Только к пяти вечера я пришел в себя и сделал еще несколько кадров», – вспоминает журналист, работавший в газете «Тюгоку сембун».

«Пострадавшие, пившие воду, или обмывавшиеся водой в районе падения бомбы в день ее разрыва, моментально умирали. В течение 10 дней после разрыва бомбы там опасно было работать», – рассказывал японский врач.

Жажда была сильнее боли, вспоминает другой врач, Мичихико Хачия. Он отдыхал дома после ночной смены, когда увидел мощную вспышку света. Выбравшись в сад из разрушенного дома, он обнаружил, что «абсолютно гол» и покрыт ранами. «В шею попал большой осколок стекла. Я вытащил его и с отстраненным видом оказавшегося в шоковом состоянии человека рассматривал свою окровавленную руку», – вспоминает он.

Добираясь до больницы, он дважды терял сознание. Его прооперировали. Вскоре больница тоже сгорела.

«Восходящие потоки горячего воздуха стали так сильны, что сорванные с крыш цинковые листы начали крутиться и свистеть», – пишет врач.

Несмотря на свое тяжелое состояние, Мичихико Хачия руководил организацией медицинского центра под открытым небом.

«Мы провели одну ночь в бамбуковой роще. Многие приходили туда, чтоб укрыться. Их всех тошнило, – рассказывает женщина, которой во время бомбардировки было 15 лет. – Они все хотели выпить воды.

Но, поскольку говорилось, что вода может убить раненых, я не давала им никакой воды, что было безжалостно с моей стороны. Мне было очень горько. Когда я обнаружила их мертвыми, я раскаялась – я должна была дать им немного воды».

«Хиросима стал районом, в котором отныне 75 лет не смогут жить ни люди, ни животные. Такие действия, как посылка экспертов в этот район, равносильны самоубийству», – объявляло американское радио.

Японские врачи пытались осмыслить данные своих наблюдений: «Лица, находившиеся за стеклянными окнами, были ранены от действия взрывной волны, однако ожогов не получили Одежда белого цвета не сгорела, однако у лиц, одетых в платье черного цвета или защитного цвета, эта одежда сгорела. На станции сгорели черные буквы расписания поездов, в то время как белая бумага не пострадала.

Три человека, которые находились в железобетонном здании, расположенном в месте взрыва, и держали в руках алюминиевые тарелки, получили очень сильные ожоги рук, в то время как никаких повреждений других частей тела не было».

«Большинство раненых пострадало от ожогов, тем не менее, эти ожоги не являются обычными: от них разрушаются кровяные шарики из-за особого действия урана. Люди, получившие такого рода ожоги, постепенно умирают», – писала японская газета.

«В реке с чистой водой у рыб были сожжены спины», «погибают даже кроты и черви в земле», рассказывали другие СМИ.

«Мы разговорились с двумя японскими студентами, – сообщали сотрудники советского посольства. – Они нам рассказали, что одна девушка, родственница одного из них, через несколько дней после разрыва бомбы поехала в Хиросиму узнать о своих близких… 25 августа она заболела, а через два дня умерла».

Шестнадцатилетний Сумитэру Танигути развозил почту на велосипеде. Взрывной волной его сбросило на землю, он получил тяжелые ожоги. «Мне удалось дойти до завода по производству боеприпасов, который располагался в подземном тоннеле. Там я встретил женщину, и она помогла отрезать мне куски кожи на руках и кое-как перебинтоваться, – вспоминал он.

В первые годы после бомбардировки я не мог даже пошевелиться. Боль была невыносимой. Я часто кричал: «Убейте меня!»

Врачи же делали все, чтобы я мог жить. Я помню, как они каждый день повторяли, что я жив». Он перенес 10 операций, а лечение продолжалось до 1960 года.

«Больная была очень здоровой женщиной лет около 30. При обвале дома она получила легкое ранение в спину, ни ожогов, ни переломов. После ранения больная сама села в поезд и возвратилась в Токио, – пишет врач, который не смог спасти молодую артистку. – После прибытия в Токио слабость с каждым днем увеличивалась».

Исследование крови показало «недостаток белых кровяных телец», у пациентки начали выпадать волосы, а ссадина на спине воспалилась. Ей было сделано переливание крови, тем не менее, она умерла на 19 день после ранения. Вскрытие показало значительные повреждения костного мозга, печени, селезенки, почек и лимфатических сосудов.

Когда стало известно о результатах применения ядерного оружия, Роберт Оппенгеймер сказал Гарри Трумэну, что после бомбардировки он и его коллеги по «Манхэттенскому проекту» ощущают «кровь на своих руках». Президент ответил: «Ничего, это легко смывается водой».

Трумэн до конца жизни был уверен в правильности решения бомбить Хиросиму и Нагасаки.

Об этом рассказывал его внук, Клифтон Трумэн Дэниел. Он тоже считал, что дедушка действовал «из лучших побуждений».

Пилотом бомбардировщика Boeing B-29, сбросившего атомную бомбу на Хиросиму, был полковник Пол Тиббетс. Он командовал 509 авиагруппой, базировавшейся на острове Тиниан в Тихом океане. Свой самолет полковник назвал в честь матери – «Энола Гэй».

Пол Тиббетс никогда не сожалел о нанесении ядерного удара по городу, он заявлял о готовности сделать это еще раз, если потребуется.

Правительству США однажды пришлось приносить извинения Японии за организованное Тиббетсом авиашоу: постановку бомбардировки Хиросимы в Техасе.

Всего в составе экипажа «Энолы Гэй» были 12 человек, кроме того, в операции участвовали еще шесть самолетов сопровождения.

Психика пострадала только у члена экипажа одного из вспомогательных самолетов. Летчик Клод Роберт Изерли сошел с ума.

Заболевание, связанное с применением оружия массового поражения, было названо в его честь – «комплекс Изерли».

«Железнодорожная станция и город уничтожены в такой степени, что негде даже было укрыться от дождя. Начальник станции и его сотрудники приютились в наскоро сколоченном сарае. Город представляет собой выжженную равнину с возвышающимися 15-20 остовами железобетонных зданий», – говорилось в сообщении работников советского посольства, посетивших Хиросиму 14 сентября.

«На станции Хиросима, считавшейся одной из лучших станций района Цюгоку, нет ничего, только рельсы блестят в лунном свете. Пришлось переночевать в поле перед станцией; ночь была жаркая и душная, но ни одного комара не было заметно. На следующее утро осматривали картофельное поле… На поле нет ни листа, ни травки.

В центре города остались только остовы крупных железобетонных зданий универмага Фукуя, отделений банков – Ниппон Гинко, Сумитомо Гинко, редакция газеты «Тюгоку Симбун». Остальные дома превратились в груды черепицы», – писал японский журналист.

Офицер, которого отправили из Токио выяснить ситуацию в Хиросиме в первые дни после взрыва, вспоминал : «В то время я уже привык к виду последствий воздушных бомбардировок, но увиденное мною в тот день не имело с этим ничего общего.

Первым поразившим меня было то, что в простиравшихся перед моими глазами развалинах уже больше не было улиц. При обычных налетах после бомбардировки всегда можно было различить улицы, но в Хиросиме все было снесено, и засыпанные обломками улицы уже ничем не выделялись среди развалин».

Ссылка на основную публикацию