Вечернее размышление о божием величестве - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Вечернее размышление о божием величестве

Вечернее размышление о божием величестве при случае великого северного сияния

ВЕЧЕРНЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ ПРИ СЛУЧАЕ ВЕЛИКОГО СЕВЕРНОГО СИЯНИЯ

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы чорна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкой прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов;
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы божества
Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет;
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верьхи горят;
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ
О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик творец?

Примечания

Печатается по тексту Соч. 1757 (стр. 34—36) с указанием в сносках вариантов по Рит. рук. 1747, Рит. корр., Рит. 1748, Рук. 1751 и Рит. 1765.

Местонахождение начальной рукописи 1743 г. неизвестно.

Впервые напечатано — Рит. 1748, стр. 252—254.

Датируется 1743 г. по свидетельству самого Ломоносова, который писал в 1753 г., что его «ода о северном сиянии» «сочинена 1743 года» (т. III наст. изд., стр. 123).

Вопрос о природе северных сияний привлекал внимание Ломоносова в течение всей его жизни — с отроческих лет до самой смерти. «Родившись и жив до возраста в таких местах, где северные сияния часто случаются», он еще мальчиком наблюдал их и у себя на родине, и во время дальних морских и океанских плаваний с отцом на огромном пространстве с 64 до 70º северной широты. После возвращения из-за границы в Петербург, рассказывает Ломоносов, «особливо ж когда громовая электрическая сила открылась, несравненно большее внимание и особливое старание употреблено мною к наблюдениям сих явлений. С 1743 года редко пропущено мною северное сияние, мною виденное, без записки при прочих воздушных переменах» (там же, стр. 485—486 и 123). Таким образом, появление публикуемой оды совпало с самым началом регулярных научных наблюдений Ломоносова в данной области, когда своей точки зрения на природу северных сияний у него еще не сложилось и когда он, по его выражению, терялся, «мысльми утомлен», а в чужих гипотезах не находил удовлетворительных ответов на занимавшие его вопросы («сомнений полон ваш ответ»). Все это с замечательной, можно сказать, протокольной отчетливостью отражено в оде.

Написанная, вероятно, под арестом, ода оставалась ненапечатанной более четырех лет, до конца 1747 г., когда Ломоносов опубликовал ее в составе своей «Риторики». С этого года наблюдения над северными сияниями, не прекращавшиеся после сочинения оды (там же, стр. 123, XVIII), стали производиться Ломоносовым, как он сообщает, более обстоятельно, причем с этого же времени он начал «оные срисовывать» (там же, стр. 486). Из разбросанных в разных местах сообщений Ломоносова нам известно, что он наблюдал северные сияния и в 1745, и в 1748, и в 1750, и в 1753, и в 1762—1763 гг. (там же, стр. 87, 123, 125, 477—479; т. VI наст. изд., стр. 460—462). В 1753 г. им была высказана и обнародована своя собственная, подробно мотивированная гипотеза об электрической природе северных сияний (т. III наст. изд., стр. 81—91, 121—123, 147—149), предвосхитившая результаты экспериментальных исследований, произведенных в нашем столетии (там же, стр. 519). И, наконец, уже в последние годы жизни (1763—1764 гг.) Ломоносов приступил к писанию большого, трехтомного труда под заглавием «Испытание причины северного сияния и подобных явлений», который он намеревался проиллюстрировать коллекцией своих зарисовок. Смерть не дала Ломоносову довести это предприятие до конца (там же, стр. 481—486, 583—587).

Не удивительно, что при таком стойком внимании к вопросу о северных сияниях Ломоносов особенно дорожил своей посвященной им одой. Она была в его глазах не только поэтическим произведением, но и своего рода научной заявкой, на которую десять лет спустя после сочинения оды Ломоносов ссылался, отстаивая свой приоритет: «Ода моя о северном сиянии, — писал он в 1753 г., — которая сочинена 1743 года, а в 1747-м году в Риторике напечатана, содержит мое давнейшее мнение, что северное сияние движением эфира произведено быть может» (там же, стр. 123). Это заявление было сделано в связи с тем, что сходная с ломоносовской гипотеза Франклина была опубликована в 1751 г. (там же, стр. 524, прим. 1).

Ломоносов напечатал «Вечернее размышление» не только в «Риторике», но и в обоих собраниях своих сочинений (июль 1751 г. и сентябрь 1758 г.), причем не переставал отделывать его текст. Эта отделка (см. текстологические сноски) имела задачей воспроизвести ход научной мысли с предельной ясностью, простотой и точностью. Цель была достигнута: лапидарные четырехстопные ямбы с одними мужскими рифмами как нельзя лучше передают пафос поэта и естествоиспытателя.

Современники Ломоносова ставили «Вечернее размышление» выше «Утреннего» (Ode sur la mort de Monsieur Lomoriosof de l’Académie des Sciences de St. Pétersbourg. Paris [Ода на смерть господина Ломоносова, члена С. -Петербургской Академии наук. Париж], 1765, стр. 13). В более поздние времена оно было справедливо признано «самым блестящим его стихотворением» (Пекарский, стр. 346).

Полезно сравнить его с прекрасным по-своему прозаическим описанием северного сияния, которое Ломоносов ввел в одну из своих научных работ (т. III наст. изд., стр. 87—89, со слов «Над мрачной хлябию белая дуга сияла. »).

Там разных множество светов. Мысль о множестве населенных миров Ломоносов отстаивал и пытался обосновать научными доводами также в своем сочинении «Явление Венеры на Солнце» (Спб., 1761).

С полночных стран встает заря! Наблюдения над северными сияниями, хорошо известными ему с юности, Ломоносов вел и в Петербурге. Для подготовлявшейся им книги «Испытание причины северного сияния» были исполнены гравюры, сделанные с его собственных зарисовок во время наблюдений (ПСС. Т. 3. Приложение).

Как может быть, чтоб мерзлый пар Среди зимы рождал пожар? Христиан Вольф полагал, что причину северных сияний надо искать в образующихся в недрах земли «тонких испарениях», в том числе селитряных и сернистых, возгорающихся в небе. Эта теория и вызвала вопрос Ломоносова.

Иль тучных гор верьхи горят и т. д. После необычайного по распространению северного сияния 17 марта 1716 г. группа бреславльских ученых-натуралистов выступила с гипотезой, что северные сияния не что иное, как отражение огней исландского вулкана Геклы в морских северных льдах при их передвижении.

И гладки волны бьют в эфир. Эти слова отражают теорию самого Ломоносова, указывавшего на электрическую природу северных сияний.

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • Авиация (132)
  • Астрономические явления (17)
  • Атмосферные конвективные явления (13)
  • Атмосферные оптические явления (30)
  • Атмосферные электрические явления (10)
  • Бабочки (17)
  • ВАТИКАН (23)
  • Владимир Джанибеков (8)
  • Водолей (20)
  • Вокруг Солнечной системы (74)
  • Вопрос-Ответ (1985)
  • Габсбурги (15)
  • Гаремы (7)
  • Далёкий космос (105)
  • Дальние страны (882)
  • ДИНАСТИИ (32)
  • Дорога — это жизнь (39)
  • Животные (477)
  • Загадки истории (445)
  • ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ИМЕНА (764)
  • Замки и Дворцы (27)
  • ЗАПОВЕДНИКИ (13)
  • ЗДОРОВЬЕ (254)
  • Земля (135)
  • ЗЕРКАЛО (5)
  • Искусство (534)
  • Истории любви (144)
  • ИСТОРИЯ (1709)
  • История одного стихотворения (2034)
  • История одной картины (974)
  • Книги для детей (252)
  • Краса ветвей зависит от корней (29)
  • КУЛЬТУРА (204)
  • Легенды и мифы (137)
  • ЛИТЕРАТУРА (194)
  • ЛИТЕРАТУРНЫЕ ГЕРОИ (150)
  • ЛИЦА ИСТОРИИ (496)
  • ЛИЦА РАЗВЕДКИ (145)
  • ЛЮДИ (407)
  • Люди-легенды (120)
  • МАЯКИ (9)
  • Микеланджело Буонарроти (25)
  • Микробиология: ВИРУСЫ и БАКТЕРИИ (24)
  • МИКРОмир (16)
  • Мода (42)
  • Москва (71)
  • Музеи (119)
  • Наполеон Бонапарт (58)
  • Насекомые (85)
  • НАУКА (423)
  • Облака (13)
  • Оружие (23)
  • ОТКРЫТИЯ и ИЗОБРЕТЕНИЯ (231)
  • ПАРАЗИТЫ (23)
  • Первые среди равных (181)
  • ПЛАНЕТАРИЙ (78)
  • Поэзия (724)
  • Праздники (34)
  • Притчи (34)
  • Проза (446)
  • Прошлое и настоящее Ташкента (195)
  • Психология (79)
  • Птицы (181)
  • Растения (84)
  • Рекорды (19)
  • РОЗА ВЕТРОВ (22)
  • Романовы (99)
  • Россия (978)
  • Сады и парки (34)
  • Самарканд — столица Тамерлана (22)
  • Санкт-Петербург (106)
  • Символы (132)
  • Скульпторы (34)
  • СЛОВАРЬ (35)
  • Соборы и Мечети (65)
  • СПИРАЛЬ ВРЕМЕНИ (23)
  • Судьбы человеческие (1323)
  • ТАЙНЫ и ЗАГАДКИ (326)
  • Ташкент (18)
  • Узбекистан (193)
  • Фарфор (8)
  • ФЕНОМЕН (167)
  • Фотографии (425)
  • ФОТОГРАФЫ и их фотографии (185)
  • Фра Беато Анджелико (13)
  • ХУДОЖНИКИ (710)
  • ЦВЕТЫ (39)
  • ЧАЙ (21)
  • ЧЕЛОВЕК и ПРИРОДА (42)
  • ЧТОБЫ ПОМНИЛИ (688)
  • ЭКСПЕДИЦИИ и НАХОДКИ (286)
  • ЭПОХА СССР (218)
  • ЮСУПОВЫ (21)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Михаил Васильевич Ломоносов. «Вечернее размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния»

Четверг, 08 Февраля 2018 г. 21:33 + в цитатник

Михаил Васильевич Ломоносов

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов;
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы божества
Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет,-
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верхи горят;
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ
О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик творец?

В мае 1743 года Ломоносов был заключен под стражу. Причиной тому послужил конфликт с иностранными профессорами, работавшими в Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге. Михаил Васильевич пробыл в тюрьме восемь месяцев. Этот период отмечен его активной научной и творческой деятельностью. В частности, он написал «Вечернее размышление о Божием Величестве. ». Упоминание о Господе в официальном названии продиктовано желанием угодить цензуре. При этом в самой оде Ломоносов высказывал мысли, которые вызвали негодование со стороны церковников того времени. Речь идет в первую очередь о вполне материалистических представлениях, касающихся устройства вселенной. С большой долей уверенности можно сказать, что Михаилу Васильевичу были близки некоторые идеи деизма. Последователи этого религиозно-философского течения не отрицают существования Бога и факта сотворения Им мира, но отказываются принимать религиозный догматизм, значительную часть явлений, носящих сверхъестественный и мистический характер. Когда Ломоносов в стихотворениях упоминает Господа, то в качестве синонимов стоит рассматривать слова «природа», «естество».

Стихотворение «Вечернее размышление о Божием Величестве…» тесно связано с научными изысканиями Михаила Васильевича, что легко подтверждается на примере буквально нескольких строк. Примерно в середине оды написано следующее: «Там разных множество светов». Ломоносов утверждал наличие большого количества населенных миров. Мысль эту он пытался доказать в труде «Явление Венеры на Солнце», написанном в 1761 году. Значительная часть стихотворения посвящена рассуждениям о природе северных сияний, изучению которых Михаил Васильевич посвятил немало времени. В оде задается вопрос:

Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Адресован он немецкому ученому Христиану фон Вольфу.

Христиан фон Вольф

По его мнению, северные сияния образуются вследствие возгорания в небе «тонких испарений», рождающихся в земных недрах. Далее следует обращение к группе бреславльских ученых-натуралистов: «…Иль тучных гор верхи горят…». В 1716 году они высказали идею о том, что северные сияния тесно связаны с исландским вулканом Гекла. Якобы его огни отражаются в морских льдах при их передвижении. Ближе к финалу Ломоносов транслирует собственную теорию: «…И гладки волны бьют в эфир». Согласно гипотезе Михаила Васильевича, северные сияния имеют электрическую природу. Надо отметить, что необычным явлением он интересовался в течение всей жизни. В 1743 году (время создания рассматриваемой оды) приступил к регулярным наблюдениям за северными сияниями. В научной работе «Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих» (1753) имеется их описание в прозе, удивительное по силе и красоте.

«Вечернее размышление о Божием Величестве…» Ломоносов включил в «Риторику» (1748) – книгу по мировой литературе, в которую также вошли произведения русских писателей. Затем ода была напечатана в двух собраниях сочинений Михаила Васильевича, изданных в 1751 и 1758. Каждый раз текст стихотворения подвергался изменениям. Главная задача переделок – воспроизведение хода научной мысли с максимальной точностью и простотой. В итоге цели автор достиг. Четырехстопный ямб в сочетании с мужскими рифмами позволил идеально воплотить в стихотворной форме пафос естествоиспытателя и поэта.

Современники по достоинству оценили «Вечернее измышление о Божием Величестве…». Ода приобрела необыкновенную популярность не только в образованных кругах. Она часто встречалась в рукописных песенниках, широко распространенных в восемнадцатом столетии.

ПЕРВЫЙ ПОПУЛЯРИЗАТОР НАУКИ

Особым явлением русской поэзии стали натурфилософские оды Ломоносова, где размышления о Боге сочетается с рассуждениями и гипотезами научного характера – о процессах, происходящих на поверхности Солнца, о множественности обитаемых миров, об электрической природе северных сияний (“Утреннее размышление о Божием величестве”, “Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния”).

УТРЕННЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ

Уже прекрасное светило
Простёрло блеск свой по земли
И божия дела открыло:
Мой дух, с веселием внемли;
Чудяся ясным толь лучам,
Представь, каков зиждитель сам!

Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло, приближившись, воззреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горящий вечно Океан.

Там огненны валы стремятся
И не находят берегов;
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.

Сия ужасная громада
Как искра пред тобой одна.
О коль пресветлая лампада
Тобою, боже, возжжена
Для наших повседневных дел,
Что ты творить нам повелел!
От мрачной ночи свободились

Поля, бугры, моря и лес
И взору нашему открылись,
Исполненны твоих чудес.
Там всякая взывает плоть:
Велик зиждитель наш господь!

Светило дневное блистает
Лишь только на поверхность тел;
Но взор твой в бездну проницает,
Не зная никаких предел.
От светлости твоих очей
Лиется радость твари всей.

Творец! покрытому мне тьмою
Простри премудрости лучи
И что угодно пред тобою
Всегда творити научи,
И на твою взирая тварь,
Хвалить тебя, бессмертный царь.

ВЕЧЕРНЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ ПРИ СЛУЧАЕ ВЕЛИКОГО СЕВЕРНОГО СИЯНИЯ

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы чорна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкой прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов;
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы божества
Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?
Полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет;
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верьхи горят;
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ
О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик творец?

И именно здесь поставлены философские вопросы мироздания и появились бессмертные строки, цитируемые в популярных научных телевизионных программах:

Открылась бездна звёзд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

В 1747-м году, после утверждения императрицей Елизаветой нового устава для Академии наук и Академии художеств, Ломоносов пишет оду: “Радостные и благодарственные восклицания Муз Российских”, где, по выражению Мерзлякова, “дышит небесная страсть к наукам”; поэт прославляет императрицу за покровительство наукам и искусствам и вместе воспевает Петра Великого и науки, “божественные чистейшего ума плоды”.

Одами приветствует Ломоносов и Екатерину II, сравнивая новую императрицу с Елизаветой и выражая надежду, что Екатерина II “златой наукам век восставит и от презрения избавит возлюбленный Российский род”. Он приветствует начинания Екатерины в пользу русского просвещения и воспитания.

А вот совершенно понятная схема мироздания (1761-й год):

Случились вместе два Астронома в пиру
И спорили весьма между собой в жару.
Один твердил: земля, вертясь, круг Солнца ходит;
Другой, что Солнце все с собой планеты водит:
Один Коперник был, другой слыл Птолемей.

Тут повар спор решил усмешкою своей.
Хозяин спрашивал: “Ты звёзд теченье знаешь?
Скажи, как ты о сем сомненье рассуждаешь?”
Он дал такой ответ: “Что в том Коперник прав,
Я правду докажу, на Солнце не бывав .
Кто видел простака из поваров такова,
Который бы вертел очаг кругом жаркова?”

«Вечернее размышление о Божием величестве…» М. Ломоносов

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов;
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы божества
Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет,-
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верхи горят;
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ
О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик творец?

Анализ стихотворения Ломоносова «Вечернее размышление о Божием величестве…»

В мае 1743 года Ломоносов был заключен под стражу. Причиной тому послужил конфликт с иностранными профессорами, работавшими в Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге. Михаил Васильевич пробыл в тюрьме восемь месяцев. Этот период отмечен его активной научной и творческой деятельностью. В частности, он написал «Вечернее размышление о Божием величестве». Упоминание о Господе в официальном названии продиктовано желанием угодить цензуре. При этом в самой оде Ломоносов высказывал мысли, которые вызвали негодование со стороны церковников того времени. Речь идет в первую очередь о вполне материалистических представлениях, касающихся устройства вселенной. С большой долей уверенности можно сказать, что Михаилу Васильевичу были близки некоторые идеи деизма. Последователи этого религиозно-философского течения не отрицают существования Бога и факта сотворения Им мира, но отказываются принимать религиозный догматизм, значительную часть явлений, носящих сверхъестественный и мистический характер. Когда Ломоносов в стихотворениях упоминает Господа, то в качестве синонимов стоит рассматривать слова «природа», «естество».

Стихотворение «Вечернее размышление…» тесно связано с научными изысканиями Михаила Васильевича, что легко подтверждается на примере буквально нескольких строк. Примерно в середине оды написано следующее: «Там разных множество светов». Ломоносов утверждал наличие большого количества населенных миров. Мысль эту он пытался доказать в труде «Явление Венеры на Солнце», написанном в 1761 году. Значительная часть стихотворения посвящена рассуждениям о природе северных сияний, изучению которых Михаил Васильевич посвятил немало времени. В оде задается вопрос:
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Адресован он немецкому ученому Христиану фон Вольфу. По его мнению, северные сияния образуются вследствие возгорания в небе «тонких испарений», рождающихся в земных недрах. Далее следует обращение к группе бреславльских ученых-натуралистов: «…Иль тучных гор верхи горят…». В 1716 году они высказали идею о том, что северные сияния тесно связаны с исландским вулканом Гекла. Якобы его огни отражаются в морских льдах при их передвижении. Ближе к финалу Ломоносов транслирует собственную теорию: «…И гладки волны бьют в эфир». Согласно гипотезе Михаила Васильевича, северные сияния имеют электрическую природу. Надо отметить, что необычным явлением он интересовался в течение всей жизни. В 1743 году (время создания рассматриваемой оды) приступил к регулярным наблюдениям за северными сияниями. В научной работе «Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих» (1753) имеется их описание в прозе, удивительное по силе и красоте.

«Вечернее размышление…» Ломоносов включил в «Риторику» (1748) – книгу по мировой литературе, в которую также вошли произведения русских писателей. Затем ода была напечатана в двух собраниях сочинений Михаила Васильевича, изданных в 1751 и 1758. Каждый раз текст стихотворения подвергался изменениям. Главная задача переделок – воспроизведение хода научной мысли с максимальной точностью и простотой. В итоге цели автор достиг. Четырехстопный ямб в сочетании с мужскими рифмами позволил идеально воплотить в стихотворной форме пафос естествоиспытателя и поэта.

Современники по достоинству оценили произведение. Ода приобрела необыкновенную популярность не только в образованных кругах. Она часто встречалась в рукописных песенниках, широко распространенных в восемнадцатом столетии.

ПЕРВЫЙ ПОПУЛЯРИЗАТОР НАУКИ

Особым явлением русской поэзии стали натурфилософские оды Ломоносова, где размышления о Боге сочетается с рассуждениями и гипотезами научного характера – о процессах, происходящих на поверхности Солнца, о множественности обитаемых миров, об электрической природе северных сияний (“Утреннее размышление о Божием величестве”, “Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния”).

УТРЕННЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ

Уже прекрасное светило
Простёрло блеск свой по земли
И божия дела открыло:
Мой дух, с веселием внемли;
Чудяся ясным толь лучам,
Представь, каков зиждитель сам!

Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло, приближившись, воззреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горящий вечно Океан.

Там огненны валы стремятся
И не находят берегов;
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.

Сия ужасная громада
Как искра пред тобой одна.
О коль пресветлая лампада
Тобою, боже, возжжена
Для наших повседневных дел,
Что ты творить нам повелел!
От мрачной ночи свободились

Поля, бугры, моря и лес
И взору нашему открылись,
Исполненны твоих чудес.
Там всякая взывает плоть:
Велик зиждитель наш господь!

Светило дневное блистает
Лишь только на поверхность тел;
Но взор твой в бездну проницает,
Не зная никаких предел.
От светлости твоих очей
Лиется радость твари всей.

Творец! покрытому мне тьмою
Простри премудрости лучи
И что угодно пред тобою
Всегда творити научи,
И на твою взирая тварь,
Хвалить тебя, бессмертный царь.

ВЕЧЕРНЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ ПРИ СЛУЧАЕ ВЕЛИКОГО СЕВЕРНОГО СИЯНИЯ

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы чорна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкой прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов;
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы божества
Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?
Полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет;
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верьхи горят;
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ
О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик творец?

И именно здесь поставлены философские вопросы мироздания и появились бессмертные строки, цитируемые в популярных научных телевизионных программах:

Открылась бездна звёзд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

В 1747-м году, после утверждения императрицей Елизаветой нового устава для Академии наук и Академии художеств, Ломоносов пишет оду: “Радостные и благодарственные восклицания Муз Российских”, где, по выражению Мерзлякова, “дышит небесная страсть к наукам”; поэт прославляет императрицу за покровительство наукам и искусствам и вместе воспевает Петра Великого и науки, “божественные чистейшего ума плоды”.

Одами приветствует Ломоносов и Екатерину II, сравнивая новую императрицу с Елизаветой и выражая надежду, что Екатерина II “златой наукам век восставит и от презрения избавит возлюбленный Российский род”. Он приветствует начинания Екатерины в пользу русского просвещения и воспитания.

А вот совершенно понятная схема мироздания (1761-й год):

Случились вместе два Астронома в пиру
И спорили весьма между собой в жару.
Один твердил: земля, вертясь, круг Солнца ходит;
Другой, что Солнце все с собой планеты водит:
Один Коперник был, другой слыл Птолемей.

Тут повар спор решил усмешкою своей.
Хозяин спрашивал: “Ты звёзд теченье знаешь?
Скажи, как ты о сем сомненье рассуждаешь?”
Он дал такой ответ: “Что в том Коперник прав,
Я правду докажу, на Солнце не бывав .
Кто видел простака из поваров такова,
Который бы вертел очаг кругом жаркова?”

Вещество и поле не есть что-то отдельное от эфира, также как и человеческое тело не есть что-то отдельное от атомов и молекул его составляющих. Оно и есть эти атомы и молекулы, собранные в определенном порядке. Также и вещество не есть что-то отдельное от элементарных частиц, а оно состоит из них как базовой материи. Также и элементарные частицы состоят из частиц эфира как базовой материи нижнего уровня. Таким образом, всё, что есть во вселенной — это есть эфир. Эфира 100%. Из него состоят элементарные частицы, а из них всё остальное. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Ссылка на основную публикацию