Режим дня великих людей - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Режим дня великих людей

Режим дня великих людей

Чем больше изучаешь жизнь великих людей, тем больше хочется о них знать еще. Благо, что история сохранила для нас некоторые подобности их биографий.

В данном посте предлагаем вашему вниманию интересные факты из жизни выдающихся людей, а именно, их режим дня. Мы собрали сведения о 14 личностях, которые известны всему миру.

Надеемся, что режим дня этих деятелей будет вам не только интересен в качестве праздного любопытства, но и полезен, как некоторый образец для подражания или же шаблон.

Распорядок дня известных людей

Для того чтобы вы не путались в часах, внимательно посмотрите на нижеследующую картинку. Она представляет собой 24 часа, то есть сутки в полном объеме. Внизу обозначен полдень, вверху – полночь. Сложного ничего нет.

Бенджамин Франклин

Бенджамин Франклин – один из величайших представителей американского народа. Эта неординарная личность вошла в историю, как изобретатель, ученый, политик, дипломат и философ. Он был ярким представителем «универсального человека», так как отличился во многих сферах деятельности и областях науки.

Бенджамин Франклин по-настоящему феноменальное явление. Не случайно его портрет изображен на 100-долларовой купюре, о чем мы рассказывали в интересных фактах о деньгах.

Некоторые ошибочно полагают, будто он являлся президентом США. Но это не так, хотя он справедливо считается отцом-основателем настоящей демократии.

Распорядок дня Бенджамина Франклина

Чарльз Дарвин

Весьма неоднозначная, но известная во всем мире личность. Дарвин считается автором теории эволюции. Поэтому везде, где заходит спор о происхождении человека и предках-обезьянах, Чарльз Дарвин вспоминается в том или ином качестве.

Как только его книга «Происхождение видов» появилась на прилавках, доселе никому не известный натуралист стал одним из самых популярных людей 19 века.

Режим дня Дарвина

Чарльз Диккенс

Наверняка вы читали или смотрели «Приключения Оливера Твиста». Так вот автор этого яркого произведения – Чарльз Диккенс, английский писатель, романист и очеркист (см. интересные факты о Диккенсе).

Интересен факт, что он был самым популярным англоязычным писателем при жизни. Классик мировой литературы, один из крупнейших прозаиков XIX века.

Распорядок дня Диккенса

Джон Мильтон

Мильтон — английский поэт, политический деятель и мыслитель; автор политических памфлетов и религиозных трактатов. В 40 лет полностью ослеп, однако продолжал неутомимо трудиться.

Будучи чрезвычайно религиозным и литературно одарённым человеком, он провел очень бурную жизнь. «Потерянный рай» и «Возвращённый рай» — одни из наиболее известных его произведений. Людям религиозным будет очень интересно их почитать.

Режим дня у Джона Мильтона был немного необыкновенным, по причине его слепоты.

Режим дня Мильтона

Гюстав Флобер

Флобера знают, прежде всего, как автора известного романа «Мадам Бовари».

Гюстав Флобер – выдающийся французский прозаик, считающийся одним из крупнейших европейских писателей 19 века.

Интересно заметить, что он много работал над стилем своих произведений, результатом чего стала теория «точного слова» его собственного изобретения.

Распорядок дня Флобера

Иммануил Кант

Даже если вы не философ, имя Иммануила Канта должно быть вам известно. Это и не удивительно, ведь он является, по сути, основоположником великой немецкой философии.

В течение жизни он вел переписку с государями и императорами, а к его мнению прислушивались даже враги. Это был человек необыкновенного масштаба.

Интересные факты про Канта мы собрали в отдельной статье. Режим дня у философа был таким же оригинальным, как и он сам.

Распорядок дня Канта

Ле Корбюзье

Вполне возможно, что имя этого человека вы ранее не слышали. Так чем же он прославился?

Ле Корбюзье – один из наиболее значимых французских архитекторов XX века. По происхождению Ле был швейцарцем.

К слову сказать, его знают еще и как весьма талантливого публициста. То есть, одарен он был всесторонне. Чтобы много о нем здесь не говорить, просто процитируем Бродского:

У Корбюзье то общее с Люфтваффе,

что оба потрудились от души

над переменой облика Европы

Что позабудут в ярости циклопы,

то трезво завершат карандаши.

Как видим, Бродский утверждает (и надо сказать, не без основания), что Ле «от души потрудился над переменой облика Европы».

Режим дня Корбюзье

Людвиг ван Бетховен

Нет сомнений, что даже если вы не разбираетесь в классической музыке, то произведения Бетховена вы однозначно слышали. Это один из величайших и самых исполняемых композиторов в мире.

Потеряв слух в юности, он сумел написать такие шедевры, что иначе, чем гениальностью это просто не объяснить.

К слову, вас может заинтересовать так называемый Тест Бетховена.

Режим дня Людвига ван Бетховена

Оноре де Бальзак

Удивительная личность. Трудоголик, вечный ребенок и невероятно плодотворный литератор. Бальзак – великий французский писатель и один из основоположников реализма в европейской литературе.

Крупнейшее произведение Бальзака – серия романов и повестей под общим названием «Человеческая комедия».

Стоит добавить, что его творчество повлияло на таких мировых писателей, как Достоевский, Эмиль Золя, Диккенс.

Режим дня Бальзака

Петр Ильич Чайковский

Чайковский – великий русский композитор мирового значения. Его музыку знают и любят во всем мире. Балеты «Лебединое озеро» и «Щелкунчик» пленили представителей европейской культуры сразу и навсегда.

Распорядок дня Чайковского

Томас Манн

Манн — немецкий писатель, эссеист и мастер эпического романа. В 1929 году получил Нобелевскую премию по литературе. Своими учителями считал Льва Толстого и Федора Достоевского (см. интересные факты о Достоевском).

Режим Дня Томаса Манна

Виктор Гюго

Виктор Гюго – крупнейший французский писатель мирового значения, поэт, прозаик и драматург, одна из главных фигур французского романтизма.

Его бессмертные творения вошли в золотой фонд мировой литературы. «Отверженные», «Собор Парижской Богоматери», «Человек, который смеётся» — это лишь некоторые его шедевры. Интересные факты о Гюго читайте здесь.

Режим дня Виктора Гюго

Вольфганг Амадей Моцарт

В каждом мобильном телефоне в стандартных мелодиях имеется хотя бы одно произведение Моцарта.

Вольфганг Моцарт – самый известный представитель классической музыки. Обладал абсолютным слухом и феноменальной музыкальной памятью.

Некоторые исследователи утверждают, что его музыка имеет необыкновенное воздействие на человеческую психику.

Режим дня Моцарта

Зигмунд Фрейд

Фрейд – одна из самых противоречивых личностей в истории 19 века. Его знают, как основателя психоанализа и автора новаторских идей в сфере психологии.

Одни называют его величайшим шарлатаном и извращенцем, сумевшим оболванить всю Европу; а другие убеждены в том, что Зигмунд Фрейд – гениальный психоаналитик и психиатр.

Как бы то ни было, но споры вокруг него самого и его идей не утихают до сих пор, поэтому он не может быть не интересен тем, кто увлекается биографиями великих людей.

Режим дня Фрейда

Ну что же, надеемся, что распорядок дня каждого из этих представителей человечества сможет вам больше рассказать о них самих.

Более того, вполне возможно, что вы возьмете некоторые их привычки за образец, и ваша жизнь качественно изменится.

Укрощение рутины: распорядок дня великих людей

Как знаменитые писатели и учёные создавали свою повседневность, балансировали между работой и отдыхом и находили источники творческого вдохновения.

В 1912 г. некий Франц Кафка, служащий одной пражской страховой компании, писал своей невесте Фелиции Бауэр: «Времени у меня в обрез, сил мало, работа моя — ужас, а дома донимает шум, вот и приходится выкручиваться путем всевозможных уловок, раз уж хорошей и прямой жизни всё равно не получилось». Служба в конторе, прогулки по городу в одиночестве или с Максом Бродом, ужин с семьёй, непрестанные попытки выкроить время для сосредоточенной работы, ночью — не всегда успешные попытки заснуть.

Читайте также :

Всё это и составляет распорядок дня — повседневность, в которой каждый из нас вынужден жить и работать. Основу повседневной жизни составляют привычки и обряды, которые мы можем позаимствовать у других или изобрести самостоятельно. «Великие люди» справлялись с теми же трудностями, что и мы с вами, как бы нам иногда ни хотелось вознести их над рутиной и бытом.

Книга Мейсона Карри «Режим гения: Распорядок дня великих людей» может подсказать некоторые ответы на эти и другие вопросы. В ней собраны факты о 161 известных писателях, художниках, учёных и философах — от Иммануила Канта до Умберто Эко и Вуди Аллена.

На основе этой книги и инфографики от Info we trust мы расскажем о некоторых способах организации своего повседневного быта и таких его аспектах, как сон, еда, отдых, развлечения и самое главное — работа.

1. Сон

За свою жизнь любой человек изобретает свой способ «приручения» повседневности. Способы эти могут быть бесконечно разнообразны: что подходит одному, у другого вызовет в лучшем случае недоумение. Гюстав Флобер, к примеру, мог писать только ночью: днём его отвлекал от работы малейший шум. Гюнтер Грасс бы на это ответил: «Ночью писать нельзя, пишется вдохновенно, а когда утром перечитаешь, никуда не годится. Я приступаю к работе только при дневном свете».

Читайте также :

Современный американский писатель Николсон Бейкер придумал способ вместить целых два утра в один день: «Обычный мой день начинается с того, что я просыпаюсь в четыре или в полпятого. Я что-то пишу, иногда пью кофе, иногда обхожусь без него. Пишу примерно полтора часа, и тут меня смаривает сон. Тогда я возвращаюсь в постель и просыпаюсь около половины девятого».

Психолог-бихевиорист Френсис Скиннер завёл себе привычку просыпаться среди ночи на час-полтора и работать:

У меня под рукой доска для письма, блокнот и карандаш, на доске закреплен небольшой фонарик — можно делать ночью заметки. На бессонницу я не жалуюсь, этот час среди ночи идёт на пользу, и я получаю от него удовольствие. Сплю я один.

Многие творческие люди испытывали проблемы со сном. К примеру, Уильям Джеймс долгое время вынужден был усыплять себя хлороформом, Ференц Лист по ночам беспокойно расхаживал по комнате и пытался сочинять музыку, Чарльз Дарвин мог ещё долгое время размышлять над какой-то научной проблемой, забравшись в кровать.

Некоторые находили традиционный режим сна для себя неудобным или недостаточно эффективным. Американский архитектор и изобретатель Бакминстер Фуллер придумал для себя особую схему «высокочастотного» сна: он засыпал на короткое время в течение дня, почувствовав усталость, а затем снова возвращался к работе. Как отмечает его биограф Дж. Болдуин, Фуллер «пугал наблюдателей, погружаясь в сон за считанные мгновения, как будто нажимал на кнопку выключателя у себя в голове. Это происходило так быстро, что больше походило на какой-то припадок».

А вот Рене Декарт спал каждый день по десять-одиннадцать часов и позволял себе «поблуждать по лесам, садам и заколдованным замкам», где вкушал «все мыслимые радости». Некоторая расслабленность и праздность, по его мнению, для хорошей работы ума просто необходима.

2. Еда и стимуляторы

Многие художники и мыслители предпочитали скудную и лёгкую пищу: Пикассо, к примеру, ел только овощи, рыбу, рис и виноград. А вот Фрэнсис Бэкон устраивал по две-три пышные трапезы в день и выпивал до полудюжины бутылок вина. Его работе это отнюдь не мешало: «Мне нравится работать с бодуна, потому что мозг так и прыщет энергией и все мысли как никогда отчётливы».

Оноре де Бальзак за день употреблял до 50 чашек крепчайшего кофе, чтобы поддерживать нужный запас энергии. Уистен Хью Оден вдобавок к этому ежедневно принимал амфетамины и называл свой постоянный рацион — алкоголь, кофе, табак и амфетамины — «сберегающими труд принадлежностями».

Табак вообще можно назвать одним из самых распространённых стимуляторов. Зигмунд Фрейд, куривший почти всю свою жизнь, даже сетовал на своего семнадцатилетнего племянника, который отказался от сигареты:

Мой мальчик, курение — одно из величайших и притом дешёвых удовольствий в этой жизни, и если ты решил отказаться от курения, мне тебя жаль.

Богемный образ жизни, которого часто придерживаются творческие люди, делает их более склонными к выпивке и наркотикам. Но и здесь есть свои исключения. К примеру, Ингмар Бергман всегда работал трезвым, и даже запойный алкоголик Фрэнсис Скотт Фицджеральд в поздние годы признавал: «Мне становилось всё яснее, что точное выстраивание длинной повести, а также тонкое восприятие и суждение во время редактирования не совместимы с выпивкой».

Здесь можно вспомнить знаменитое высказывание Эрнеста Хемингуэя: «Пиши пьяным, редактируй трезвым». Для некоторых видов творчества неплохо подходит лёгкое опьянение, но для других требуется ясный и спокойный ум. В этом случае лучше выпить просто зелёного чая.

3. Отдых

Своевременный отдых для творчества не менее важен, чем сосредоточенность. Очень легко увлечься какой-то очередной проблемой или вопросом, потерять счёт времени и «выгореть», выйдя из строя на следующие пару дней. Но и отдыхать тоже можно по-разному.

Читайте также :

Игорь Стравинский, когда работа не шла, делал стойку на голове, Бетховен после обеда выходил на долгую прогулку, которая занимала почти весь остаток дня, ещё один любитель прогулок Сёрен Кьеркегор в перерывах между работой обошёл весь Копенгаген, Бенджамин Франклин утром около часа принимал воздушные ванны, а затем ещё какое-то время дремал.

Как и все мы, «великие» тоже страдали от недостатка собранности и тоже прокрастинировали. Проблема прокрастинации очень беспокоила, к примеру, Уильяма Джеймса. Он был университетским профессором и часто откладывал подготовку лекций на последний момент, о чём писал с немалой долей иронии:

Мне хорошо знаком человек, который будет подолгу ворошить огонь, расставлять стулья, подбирать пушинки с пола, что-то перекладывать у себя на столе, шуршать газетой, доставать с полки и раскрывать первую попавшуюся книгу, полировать ногти и всеми способами разбазаривать утро — и всё это безо всякой цели, только бы не приниматься за то единственное дело, которое назначено на это утро и которое внушает ему отвращение, — за подготовку дневной лекции по формальной логике.

Для многих интеллектуалов, ведущих светский образ жизни, отдых сводится к ночным кутежам, приёмам гостей, прогулкам по ресторанам и барам. Но существуют и менее утомительные способы отдохнуть. К примеру, Френсис Бэкон, чтобы расслабиться, читал перед сном кулинарные книги, Вуди Аллен иногда по нескольку раз в день принимает душ, чтобы отвлечься от работы, а Дэвид Линч практикует трансцендентальную медитацию.

4. Работа

Для того, кто полностью отдаётся своему делу, работа — то, что придаёт жизни смысл. Только ради неё и необходимо всё остальное. Поэтому даже самый творческий труд связан с дисциплиной и жёстким самоограничением сродни аскетическому. Флобер в период работы над «Госпожой Бовари» писал об этом так:

«Я люблю свою работу неистовой и странной любовью, как аскет власяницу, которая терзает его живот… Временами, когда я чувствую себя опустошённым, когда выражение не складывается, когда, исписав столько страниц, обнаруживаю, что нет ни одной готовой фразы, я падаю на диван и лежу там, отупев от безнадёжной тоски. Я ненавижу себя и корю за безумную гордыню, из-за которой задыхаюсь в погоне за химерой. Четверть часа спустя все меняется, сердце бьется от счастья».

Читайте также :

Реальная жизнь писателя или художника редко напоминает романтические представления о боговдохновенном поэте-творце, ждущего вдохновения. Прежде всего важен каждодневный труд, а вдохновение где-нибудь найдётся. Генри Миллер, писатель, которого трудно заподозрить в излишнем аскетизме, писал: «Чтобы сохранить эти моменты истинного озарения, требуется строгая дисциплина». Сходным образом выражается Бернард Маламуд: «Дисциплина — вещь необходимая. Если ради искусства нужно держать себя в строгости, так держите себя в строгости».

Эрнест Хемингуэй всегда начинал писать около шести утра, и, проработав до полудня, останавливался:

Когда заканчиваешь, чувствуешь себя опустошенным, но не пустым, а вновь заполняющимся, словно занимался любовью с любимым человеком. Ничто тебя не заденет, ничто не случится, ничему не придаёшь особого значения — ждёшь следующего дня, когда сможешь вернуться к этому. Труднее всего справиться с ожиданием следующего дня. Это труднее всего.

Многие писатели устанавливали для себя минимальный допустимый предел написанного за день. Даже если половину потом придётся вычеркнуть или переписать, сам процесс работы с текстом совершенно необходим. Художник Чак Клоуз хорошо суммирует эту более приземлённую и трезвую точку зрения на творчество: «Вдохновение для дилетантов, а мы, профессионалы, просто начинаем работать».

Жизнь писателей, художников, интеллектуалов и учёных, как и жизнь большинства из нас, балансирует между порядком и хаосом. Детальная регламентация также опасна, как полная свобода, продуманные планы постоянно нарушаются, уверенность в себе иногда покидает в самый неподходящий момент, а творческий процесс часто сковывает рутина.

«Приручить» рутину, сделать свой распорядок дня оптимальным для своего дела и выбранного образа жизни — задача, с которой каждый справляется по-своему. Здесь нет готовых рецептов. Но хотя бы есть репертуар действий и образцов, которые можно использовать для создания собственного режима повседневности.

В оформлении статьи использован кадр из фильма «Амадей» (1984).

Авторы AdMe.ru 3 дня жили по режиму 7 знаменитостей. Вы можете использовать их выводы

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Наверняка каждый из нас хотел бы стать более продуктивным, организованным и достичь больших высот в карьере. Очевидно, что для этого нужно поменять свою жизнь, свои взгляды и, конечно, режим дня.

Мы в AdMe.ru выбрали 7 известных людей, которые добились огромного успеха, и изучили их ежедневные распорядки. А потом 7 добровольцев из нашей редакции целых 3 дня жили по регламенту выбранной знаменитости. Результатами этого оригинального эксперимента мы и хотим с вами поделиться.

Режим Уинстона Черчилля

  • 7:30 — пробуждение
  • 7:30–11:00 — плотный завтрак и работа, не вставая с кровати
  • 11:00–12:00 — прием ванны и решение рабочих вопросов
  • 12:00–14:00 — прогулка или работа
  • 14:00–15:00 — обед, состоящий из супа и бокала шампанского
  • 16:00–17:30 — дневной сон
  • 18:00–19:00 — второй прием ванны
  • 20:00–23:00 — ужин, шампанское и время с семьей
  • 23:00–03:00 — порция виски и работа
  • 03:00 — отход ко сну

Наш автор Лидия испробовала на себе распорядок дня знаменитого премьер-министра.

Вставать в 8-м часу утра оказалось несложным, ибо это время подъема на работу доброй половины человечества. Валяться с ноутбуком в постели почти до полудня было легко. Завтрак в постели, да еще и плотный, — нет, неудобно. Прогулка же очень способствовала рабочему настрою. На обед суп и бокальчик шампанского — знаете, неплохо. После первого такого ланча послеобеденный сон — это было то что нужно!

Разделить длинный рабочий день на 2 коротких — это гениально, на мой взгляд. Но после 2 часов сна еле-еле в себя пришла, не спасла даже вторая ванна за день, которую в принципе считаю лишней в этом графике. В 8 вечера был долгий ужин за просмотром фильма и время с семьей — прогулка по парку с молодым человеком была очень кстати. Далее начиналось самое продуктивное время, и работать ночью мне определенно понравилось.

На второй день проснулась нормально, и шампанского хотелось! А вот пойти гулять после завтрака было как-то лениво. Но что делать. Самым же неудобным в этот день оказался послеобеденный сон. Я просто лежала в кровати, вздремнула полчаса.

На третий день вообще не уснула. Зато пока лежишь так без дела, в голове крутится много идей и по работе, и по жизни, так что я за отдых послеобеденный, и это необязательно должен быть сон. На третий день самым тяжким была вторая за день ванна: смысла ее я так и не поняла, и повторять это не буду точно.

Итог: в общем, я думаю, режим дня у Черчилля был отличный. Повоторять я его, конечно, не стану, а вот график рабочих часов скорректирую и возьму на заметку.

Кому подойдет такой режим: думаю, что этот режим очень удобен для фрилансеров и всех, у кого нет обязательств сидеть на рабочем месте. Разбить свой день на 2 половины очень удобно — попробуйте, все успевать гораздо проще!

Режим Дженнифер Энистон (когда нет съемок)

  • 8:00–8:30 — подъем, умывание мылом, стакан теплой воды с лимоном
  • 8:30–8:50 — медитация
  • 9:00 — завтрак (тост без глютена, яйцо пашот, авокадо)
  • 9:30–11:30 — тренировка (сайкл, йога и силовые упражнения)
  • 13:30 — обед
  • 14:00–19:00 — работа, в перерыве полдник и еще одна медитация
  • 20:00 — ужин, время с семьей или друзьями
  • 23:00 — отход ко сну

Наш автор Ксения 3 дня прожила в стиле голливудской актрисы.

Вода с лимоном — полезный напиток с пробуждающим и освежающим эффектом. Медитировать лично мне было сложно, потому что хочется спать — сидишь и засыпаешь. Но в целом в этом есть что-то: в голове все как-то иначе выстраивается.

Я делала завтрак с яйцами, авокадо и кукурузными лепешками. Свела к минимуму молочку, убрала продукты, содержащие глютен. И, кажется, выяснила, что у меня была пищевая непереносимость или молочки, или продуктов с глютеном. Мне понравились такие завтраки: просто, быстро, вкусно, легко и питательно. Тренировки тоже пришлись по душе, но на это уходит много времени. На обед ела овощи и морепродукты или постное мясо, на полдник яблоко с миндальным маслом. При таком питании не было чувства усталости, не хотелось спать, вообще в эти дни кофе почти не хотелось пить.

На второй день напряжение было в ногах, икры сводило. Медитация первая далась легче на третий день, но все равно хотелось спать. Если в первый день было сложно пить много воды, то на второй и третий я уже как-то подстроилась.

Итог: при таком питании чувствуешь, что сил больше, нет ощущения переедания после приема пищи, кишечник работает как часы. Понравилась система упражнений, но не каждый день. На все утренние процедуры уходит слишком много времени — около 4 часов.

Кому подойдет такой режим: женщинам в возрасте 25+ лет. Хорошие советы по питанию и тренировки, в которых прорабатываются проблемные места: бедра, попа, пресс. Медитация может многим понравиться, у нас это не практикуют, а зря.

Режим Харуки Мураками

  • 04:00–04:30 — подъем
  • 04:30–11:00 — работа
  • 11:00–13:00 — пробежка или плавание
  • 13:00–14:00 — обед из рыбы и овощей
  • 14:00–20:00 — чтение книг, прослушивание музыки, прочие дела
  • 21:00 — отход ко сну

Наш автор Людмила испытала на себе распорядок дня японского писателя.

В первый день проснуться в 4 утра было не так сложно. Я сразу села работать, а к полудню отправилась в тренажерный зал. Дистанцию в 10 км на орбитреке я преодолела на удивление легко и даже ощутила прилив сил. После этого с удовольствием пообедала рыбой и овощами. От чтения и музыки клонило в сон, и я не удержалась перед соблазном еще хоть немного поработать. Вечером лечь в 9 часов у меня не получилось, уснула ближе к 11.

Так что следующее утро стало самой настоящей пыткой. День прошел безрадостно, еще безрадостнее было посещение бассейна. Никакого прилива сил после водных процедур не было, хотелось только спать и послать куда подальше этот режим.

Третий день был сумбурным, у меня появились синяки под глазами, рассеянность и ненависть к 4 утра. Вечером упала без сил и с легким сердцем, ведь на следующий день была суббота и я могла проспать до 9 утра.

Итог: теперь я знаю, что можно встать хоть посреди ночи и сразу сесть за работу, но толку от этого немного, если ты только и мечтаешь что о подушке и одеяле. Поэтому режим все-таки надо выстраивать с учетом хронотипа и особенностей организма. Но есть и один плюс: я поняла, что мои привычные 6 утра — это не так уж и плохо.

Кому подойдет такой режим: закоренелым жаворонкам, которые полны энергии по утрам, готовы с легкостью встать в самую несусветную рань и могут уснуть уже в 8–9 вечера.

Режим художника Фрэнсиса Бэкона

  • 04:00–04:30 — подъем
  • 04:30–12:00 — крепкий чай и работа
  • 12:00–13:00 — обед и бокал шампанского
  • с 13:00 и до позднего вечера — встреча с друзьями, посещение ресторанов и баров

Наш автор Вадим прожил 3 дня в духе знаменитого экспрессиониста.

Для чистоты эксперимента я основательно набрался накануне вечером. Поэтому необходимость встать в 4 в первое утро, да еще и работать при этом, меня просто убивала. Ни крепкий чай (он ничто для заядлого кофемана), ни хождение по квартире не помогали. Спустя полтора часа голова прояснилась и сосредоточиться стало проще. В полдень встретился с друзьями, мы гуляли по городу, посещали рестораны, а потом закончили вечер квартирником с гитарой и вкусной пиццей. Дома оказался в час ночи.

Во второй день вставать было еще тяжелее. С горем пополам доработал до 12. Шампанское и компания, как ни странно, вернули бодрость. Предложил отправиться на шашлыки. Опять гитара и балагурство. Все заказанные песни спеты, и я охрипший ложусь спать в 2 часа ночи.

День третий. Случайно отключил будильник и проспал первые лучи. Встал в 7 утра и судорожно принялся за работу, хоть она и совсем не шла. Алкоголь уже не справлялся с моим ободрением, и пришлось подключать допинг в виде энергетика, чтобы получилось лечь поздно. Был дома в половине первого и уснул в одежде.

Итог: не бывать мне хаотично настроенным художником. Такой график воспитывает во мне только сонную коалу, а не боеспособную творческую единицу. Но есть и плюсы. Я расширил свой репертуар песен и понял, что нужно еще раз попробовать вставать рано, ведь в первое утро я был на удивление собран.

Кому подойдет такой режим: людям творческой профессии с хорошим капиталом за спиной. Потому что больно уж оторван график от требований, которые диктует наше время.

Режим Оноре де Бальзака

  • 01:00 — подъем
  • 01:00–08:00 — работа, в перерывах много кофе, фрукты и орехи
  • 08:00–09:30 — второй сон
  • 09:30–16:00 — работа, в перерывах много кофе, фрукты и орехи
  • 16:00–18:00 — ванна и прием посетителей
  • 18:00 — легкий ужин и отход ко сну

Наш автор Александра почувствовала себя великим писателем.

Подъем я чуть не пропустила: вставать в час ночи все же не очень удобно. За окном была тьма, хотелось спать дальше, а писать не хотелось. К 8 утра я легла вздремнуть, а встать через полтора часа было достаточно сложно. Просыпаешься — снова кофе. Потом кофе, еще немного кофе и запить этот кофе другим кофе. К обеду хотелось нормальной еды, но пришлось ограничиться орехами и фруктами. Ну и кофе. В первый день я выпила около 15 чашек.

На второй день проснулась в час вполне бодрой, только в 8 уже не очень хотелось спать. Зато хотелось нормальной еды.

Третий день вообще начался неплохо. Подъем дается нормально, чувствуешь, что работать ночью комфортно: никто не отвлекает, все спят. Зато сложнее стало работать днем: по сравнению с ночными часами все отвлекало. В целом к третьему дню в режим я относительно встроилась.

Итог: ты думаешь, что времени полно, и в результате становишься королевой прокрастинации. Кроме того, при таком режиме серьезно страдает социальная жизнь и быт, например у меня он начал «провисать» уже за 3 дня, учитывая, что часть обязанностей я делегировала мужу.

Кому подойдет такой режим: думаю, самые яркие противопоказания — для жаворонков и семейных людей, потому что приходится работать ночью и рано ложиться спать. При определенной корректировке такой распорядок можно ввести на некоторое время, чтобы, например, сделать срочную работу большого объема.

Режим Дэвида Линча

  • 04:00–05:00 — подъем
  • 05:00–06:00 — капучино и медитация
  • 06:00–14:00 — работа, чтение и размышления
  • 14:00–15:00 — обед (каждый день одно и то же: бутерброд с майонезом и курицей)
  • 15:00–20:00 — работа, чтение, размышления
  • 20:00 — ужин (каждый день суп)
  • 20:30–22:30 — личные дела
  • 22:30–23:00 — медитация
  • 23:00–00:00 — отход ко сну

Наш автор Ирина 3 дня прожила по распорядку эксцентричного режиссера.

Я проснулась в 5 утра и впервые в жизни пошла варить капучино. Было довольно вкусно, но потраченных усилий это, честно говоря, не стоило. И да, кофе я терпеть не могу. С медитацией был полный провал: я заснула и проснулась в 8 часов от голода. Время до обеда, казалось, просто остановилось. Мне хотелось спать и есть, работа почти не шла, и вместо нее я решила посмотреть обучающие видео в интернете. Майонез я не ем, но ради чистоты эксперимента сделала бутерброд с ним и с курицей. Чувство голода он не притупил, с непривычки заболел желудок. Поработать мне все же удалось, я написала статью, а время до ужина прошло незаметно. После супа я решила вновь попробовать медитировать. И снова безуспешно. Спать я легла около 12, снился агент Купер, жаривший шашлык.

На второй день проснуться было тяжелее: 5 часов сна оказалось мало. Из-за чувства голода капучино мне показался вкуснее, чем вчера. Медитация же вновь почти провалилась: все 20 минут, что она длилась, я перебирала в голове времена английских глаголов. Время до ужина прошло за рабочим столом. Определенно, голод стимулирует мой мозг. Вечерняя медитация плавно перетекла в сон. Я уснула в 10 часов вечера, а проснулась только в 4 утра.

На третий день я легко встала с кровати, капучино получился отменным. Медитация снова пошла не по плану, но чувства голода не было совсем. Наоборот, наступила какая-то эйфория, а количество энергии странным образом увеличилось. Майонез показался еще более отвратительным, чем обычно.

Итог: теперь как минимум дважды в неделю я встаю в 4 утра, и мне это очень нравится. Кстати, за эти 3 дня я похудела на 3 кг, которые не вернулись ко мне спустя неделю. Правда, есть я стала еще меньше, чем раньше, а я уже примерно год слежу за своим питанием.

А еще я, кажется, понимаю, почему у Линча такие безумные фильмы. Это все майонез.

Кому подойдет такой режим: людям, которые хотят упорядочить свою жизнь и начать жить по расписанию и наладить режим питания. Ну если только без майонеза.

Режим дня великих людей

наХОДки. Мейсон Карри “Режим гения: Распорядок дня великих людей”

В умелых руках режим дня – точно откалиброванный механизм, позволяющий наилучшим образом использовать наши ограниченные ресурсы: прежде всего время, которого нам более всего не хватает, а также силу воли, самодисциплину, оптимизм. Упорядоченный режим – словно колея, по которой в хорошем темпе движутся умственные силы гения, она ограждает его от тирании переменчивых настроений

Говорят у творческих людей проблема с дисциплиной, что это то, что вводит их в рамки и не дает места для творчества. Практика же показывает, что даже самые отвязные творцы имели не просто дисциплину, а строжайший график, который и позволял им достигать значительно большего своих современников.

Для меня наличие дисциплины и режима дня – это как раз свобода от того, что нужно постоянно задавать себе вопрос: “А что дальше?”. Все становится понятным, и освобождается куча времени для творчества или каких других забав.

Читая книгу, я удивлялась тому, что даже деструктивные с точки зрения физиологии, психологии и в целом жизни привычки, если они возведены в систему, могут таки быть полезными. Не для всего выше перечисленного, правда, а для творчества, да так, что шедевры, созданные в этом ритме жизни, живут в веках.

Книга подарила много идей, которые я опробовала на себе, что-то не прижилось (вскакивать на час среди ночи и записывать идеи (как Беррес Скиннер, основоположник бихевиоризма) оказалось, например, сильно изматывающим для меня в долгосрочной перспективе), что-то осталось со мной. Сегодня хочу поделиться своими наХОДками из этой книги. Может быть они и вас вдохновят на эксперименты со своим режимом дня.

Следует ли полностью посвятить себя своему замыслу или же выделять ему несколько часов в день, зато неукоснительно? Когда на задуманное не хватает времени, следует ли пожертвовать всем – сном, приличным доходом, чистотой в доме – или же можно развитить способность концентрировать усилия, делать больше за меньшее время, “работать лучше, а не дольше”? Совместимы ли комфорт и творческая деятельность или справедливо другое: не обеспечив себе необходимый минимум комфорта, человек не сможет изо в день творить?

Среди всех описаний режимом гениев (161 выдающийся деятель) в этой книге, есть некоторые общие черты, которые я для себя выделила как важные для включения в свою архитектуру дня:

  • Время для личного общения. Практически у всех героев книги было отдельно отведенное время для общения. С семьей, друзьями, с поклонниками, с собутыльниками. Именно определенное время. Кто-то ужинал, кто-то проводил все ночи в постоянном потоке общения. Личного, конечно. У нас сейчас с этим значительно проще – есть интернет. И при этом, конечно, это не может заменить личного общения. Во времена Гюго выдающимся людям полагалось даже иметь приемные часы, в которые к ним могли прийти любые люди, не только из близкого окружения. Я порой практикую завтрак вне дома. Часто у меня бывает очень интересная компания;
  • Время на прогулки. Долгие, короткие, но постоянные, каждодневные. Многие совмещали это с раздумьями и поиском идей, кто-то с неторопливым философским диспутом с коллегами. Но это было на воздухе, в парках, в лесах, в скверах. На природе. Для нас – жителей мегаполиса, на мой взгляд сейчас – это критичный вопрос. Я физически чувствую, что долгое пребывание без природы – заставляет меня задыхаться, у меня обостряются головные боли и падает оптимизм;
  • Время на работу. Концентрированно, но с перерывами. И это тоже важно. В какой-то момент просто необходимо переключиться и отвлечься. Иначе истощение повергнет всю проделанную работу в сомнения и обесценивание. В моем арсенале техник модулор времени позволяет организовать концентрированный отрезок времени в работе, но при этом создавать последовательности, которые учитывают смену деятельности;
  • Наличие хобби. Не связанного, конечно, с основным видом деятельности. Рисование, пение, скульптура, глажка белья и многое другое было такой же важной составляющей рижима жизни, как и основная работа. Фрэнк Баум, автор “Волшебник страны Оз”, например любил садоводство. Разрыхляя землю и вырывая сорняки, он продумывал новые повороты сюжетов своих романов. Хобби позволяет расширять собственные возможности и открывать внутренние ресурсы, которые помогают делать свою работу еще более глубоко и профессионально. Для меня таким хобби стали рисование зентанглов на данный момент;
  • Постоянное чтение. Конечно, в то время не было интернета) Поэтому читали книги, бумажные, наслаждаясь каждой страничкой. Чтение – это действиетльно важный аспект в нашем личном развитии. Наверное, без него сложно жить. Хотя, естественно есть люди, которые не любят это делать вовсе. Я люблю. Приучаю себя читать художественную литературу вот уже второй год. И получаю огромное удовольствие.

10 идей из разных образов жизни, которые мне кажутся интересными и которые я применяю в своей жизни. Что – то пока не системно, но тем время от времени это помогает разукрашивать жизнь новыми красками.

  1. Завсегдатай. Мне очень хотелось бы найти для себя место, в котором бы я была постоянным клиентом. Когда тебя узнают, когда знают твои привычки. Это, мне кажется очень круто. У Девида Линча есть такое место, в котором он постоянно обедает вот уже более 7 лет. Сам обед, конечно больше похож на сахарную бомбу (пончики и до семи чашек сладкого кофе), но он описывает это место, как то, в котором ему приходят самые лучшие идеи;
  2. Три на три. Очень многие творцы в своих автобиографиях или интервью говорят о том, что предпочитают работать три часа с утра и три после. Под работой они, конечно, понимают максимальную концентрацию на процессе, поэтому продуктивность такого подхода дает о себе знать. Энтони Троллол, например, работая в таком режиме стал автором 47 романов и 16 других книг. А его мать, Френсис Троллол, начав писать только 53 года, и используя только три часа с утра написала более 100 книг, 40 из которых романы. Жан-Поль Сартр открыто заявлял, что “для того, чтобы быть продуктивным, не обязательно очень много работать: три часа по утру и три часа вечером – такого мое правило”. Он тоже был крайне пролодотворен в своем творчестве.
  3. Работа в суете. Диккенс особенно хорошо писал в людной гостиной, Сол Беллой (Нобелевский лауреат по литературе за 1976 год) писал в суете. Находить вдохновение в толпе – это отличный прием не только для писателей. В моем случае это работает 100% в самолетах, в людных парках и в торговых центрах на фудкортах. Прям вдохновение буквально обливает тебя своей благодатью;
  4. Ритуал. Какое-то действие, запускающее рутины, которая позволяет достигать высокой продуктивности. Уильям Гэсс каждое утро выходит на улицу с фотоаппаратом и фотографирует. Твайла Тарп (известный хореограф в области модерна) каждое утро в 5:30 садится в такси до своей студии. Именно такси она расценивает как спусковой крючок дня, который помогает ей не зависить от мыслей “готова она или нет к тренировкам”. Сесть в такси и назвать адрес студии – это как “дело сделано”;
  5. Отдых. Может это и кажется банальным, но мои наблюдая за собой, за своими друзьями и клиентами я убедилась, что большая часть из нас не умеет одыхать, а некоторые даже боятся остаться “не в работе”. Почти у всех гениев было время именно на отдых, на запланированный отдых, который позволял восстановиться, а не просто провести время вне работы. Карл Юнг писал, что “человек, который нуждается в отдыхе, но продолжает работать вопреки усталости, попросту глуп”. Марк Твен не работал вечерами, предпочитая отдых и чтение домочадцам написанного за день. Мой опыт не работы после 18:00 показал, что “вдруг” появляется свобода в мыслях и “спадают оковы ответственности”. Не всегда это удается, но я стараюсь)
  6. Тайное место. У многих гениев были тайные номера в гостиницах (Майя Энджелоу каждое утро ехала в гостиницу и работала там как в офисе до обеда) или студии, в которых они работали, а адрес знали только близкие люди (как у Грэма Грина, например). В этом есть своя романтика и смысл, как не странно. Место для уединения и работы в любом случае должно быть. И чем оно более наделено какой-то таинственной вуалью, тем вероятнее наше предвкушение от работы в этом месте, мы программируем и настраиваем себя на что-то удивительное. Многие писатели предпочитали уехать на выходные и поработать в глуши. Мне эта идея тоже импонирует. Благо мне приходится очень часто жить в гостиницах, адреса которых знают только организаторы тренингов и партнеры)
  7. Работать независимо ни от чего. Не важно, есть вдохновение или нет, Игорь Стравинский писал музыку каждый день. Джорж Гершвин говорил, что “если я буду дожидаться вдохновения, то сочиню не более трех песен в год”. Идет дождь или снег, императрица Сиси (Елизавета Баварская) шла гулять, так как это было важно для ее здоровья. Служанки ее не навидили, как вы понимаете. Для них здоровье не было в приоритете))) Ричард Райт (автор рассказов “Дети дяди Тома”) каждое утро уходил в парк с блокнотом для работы. Порой он возвращался полностью промокший от дождя, но с порцией новых сюжетов, которые читал своей жене. Не зависеть от внешних обстоятельств – это то, что позволяет быть свободным. Это то, чему я учусь.
  8. Записывать все. Букмистер Фуллер (архитектор и изобретатель) все время записывал свои идеи, чтобы ничего не потерять, как и многие другие гении. Это позволяет накапливать материал, погружаться глубже в темы, ухватывать им деи в их первозданном виде. Мой evernote сейчас заменяет мне все ранее исписанные стикеры и блокноты.
  9. Сначало неприятное. “Петр Илич всегда прежде чем присутпить к приятному делу, спешил отделаться от неприятного” – писал биограф Чайковского. И правила тайм-менеджмента, которые появились позже жизни великого композитора тоже за то, чтобы с утра, например сделать самые важные и порой неприятные вещи (их даже “жабами” называет Брайн Трейси). Это один из важных для меня принципов и находок, которые я давно исповедую. Конечно, есть моменты, когда не хочется делать вообще ничего, не только приятное). Надо отметить, что для Чайковского “приятным делом” было написание музыки, а ” не приятным” – разбор корреспонденции или корректура.
  10. Игра. Кто-то разгадывал кроссворды, кто-то играл в преферанс или какие другие карточные игры, Дарвин играл в триктак с дамами. Игра какая-либо является важным ритуалов у многих великих. Для кого-то это момент общения, для кого-то тренировка памяти. В любом случае – это то, что придает азарта дню, разгружает мозги и может быть отличным вариантом отдыха. Я пока в поисках, но строить башню мне очень нравится. И сканворды.

В самой книге каждый найдет для себя вдохновение. Хотя, почти каждая история содержит моменты с чрезмерными возлияниями то кофе, то хереса, стимуляторами разного пошиба и порой убийственного желания сделать все “здесь и сейчас” любой ценой, пусть и это цена жизнь.

Во всем должен быть баланс. Своя система. Нет совершенной, которая бы подошла каждому и сработала наверняка.

Поиск своих работающих инструментов, настройка под себя – это кропотливый путь, как у архитектора, который должен выверить все до мельчайших деталей, просчитать все нагрузки, чтобы построенное здание стало шедевром, которым будут восхищаться в веках, а не рухнуло от легкого дуновения ветерка.

Для меня выработка своего режима дня – это работа архитектора. И да, мне хочется произвести шедевр. Пусть только для меня понятный и прекрасный.

Режим дня великих людей

наХОДки. Мейсон Карри “Режим гения: Распорядок дня великих людей”

В умелых руках режим дня – точно откалиброванный механизм, позволяющий наилучшим образом использовать наши ограниченные ресурсы: прежде всего время, которого нам более всего не хватает, а также силу воли, самодисциплину, оптимизм. Упорядоченный режим – словно колея, по которой в хорошем темпе движутся умственные силы гения, она ограждает его от тирании переменчивых настроений

Говорят у творческих людей проблема с дисциплиной, что это то, что вводит их в рамки и не дает места для творчества. Практика же показывает, что даже самые отвязные творцы имели не просто дисциплину, а строжайший график, который и позволял им достигать значительно большего своих современников.

Для меня наличие дисциплины и режима дня – это как раз свобода от того, что нужно постоянно задавать себе вопрос: “А что дальше?”. Все становится понятным, и освобождается куча времени для творчества или каких других забав.

Читая книгу, я удивлялась тому, что даже деструктивные с точки зрения физиологии, психологии и в целом жизни привычки, если они возведены в систему, могут таки быть полезными. Не для всего выше перечисленного, правда, а для творчества, да так, что шедевры, созданные в этом ритме жизни, живут в веках.

Книга подарила много идей, которые я опробовала на себе, что-то не прижилось (вскакивать на час среди ночи и записывать идеи (как Беррес Скиннер, основоположник бихевиоризма) оказалось, например, сильно изматывающим для меня в долгосрочной перспективе), что-то осталось со мной. Сегодня хочу поделиться своими наХОДками из этой книги. Может быть они и вас вдохновят на эксперименты со своим режимом дня.

Следует ли полностью посвятить себя своему замыслу или же выделять ему несколько часов в день, зато неукоснительно? Когда на задуманное не хватает времени, следует ли пожертвовать всем – сном, приличным доходом, чистотой в доме – или же можно развитить способность концентрировать усилия, делать больше за меньшее время, “работать лучше, а не дольше”? Совместимы ли комфорт и творческая деятельность или справедливо другое: не обеспечив себе необходимый минимум комфорта, человек не сможет изо в день творить?

Среди всех описаний режимом гениев (161 выдающийся деятель) в этой книге, есть некоторые общие черты, которые я для себя выделила как важные для включения в свою архитектуру дня:

  • Время для личного общения. Практически у всех героев книги было отдельно отведенное время для общения. С семьей, друзьями, с поклонниками, с собутыльниками. Именно определенное время. Кто-то ужинал, кто-то проводил все ночи в постоянном потоке общения. Личного, конечно. У нас сейчас с этим значительно проще – есть интернет. И при этом, конечно, это не может заменить личного общения. Во времена Гюго выдающимся людям полагалось даже иметь приемные часы, в которые к ним могли прийти любые люди, не только из близкого окружения. Я порой практикую завтрак вне дома. Часто у меня бывает очень интересная компания;
  • Время на прогулки. Долгие, короткие, но постоянные, каждодневные. Многие совмещали это с раздумьями и поиском идей, кто-то с неторопливым философским диспутом с коллегами. Но это было на воздухе, в парках, в лесах, в скверах. На природе. Для нас – жителей мегаполиса, на мой взгляд сейчас – это критичный вопрос. Я физически чувствую, что долгое пребывание без природы – заставляет меня задыхаться, у меня обостряются головные боли и падает оптимизм;
  • Время на работу. Концентрированно, но с перерывами. И это тоже важно. В какой-то момент просто необходимо переключиться и отвлечься. Иначе истощение повергнет всю проделанную работу в сомнения и обесценивание. В моем арсенале техник модулор времени позволяет организовать концентрированный отрезок времени в работе, но при этом создавать последовательности, которые учитывают смену деятельности;
  • Наличие хобби. Не связанного, конечно, с основным видом деятельности. Рисование, пение, скульптура, глажка белья и многое другое было такой же важной составляющей рижима жизни, как и основная работа. Фрэнк Баум, автор “Волшебник страны Оз”, например любил садоводство. Разрыхляя землю и вырывая сорняки, он продумывал новые повороты сюжетов своих романов. Хобби позволяет расширять собственные возможности и открывать внутренние ресурсы, которые помогают делать свою работу еще более глубоко и профессионально. Для меня таким хобби стали рисование зентанглов на данный момент;
  • Постоянное чтение. Конечно, в то время не было интернета) Поэтому читали книги, бумажные, наслаждаясь каждой страничкой. Чтение – это действиетльно важный аспект в нашем личном развитии. Наверное, без него сложно жить. Хотя, естественно есть люди, которые не любят это делать вовсе. Я люблю. Приучаю себя читать художественную литературу вот уже второй год. И получаю огромное удовольствие.

10 идей из разных образов жизни, которые мне кажутся интересными и которые я применяю в своей жизни. Что – то пока не системно, но тем время от времени это помогает разукрашивать жизнь новыми красками.

  1. Завсегдатай. Мне очень хотелось бы найти для себя место, в котором бы я была постоянным клиентом. Когда тебя узнают, когда знают твои привычки. Это, мне кажется очень круто. У Девида Линча есть такое место, в котором он постоянно обедает вот уже более 7 лет. Сам обед, конечно больше похож на сахарную бомбу (пончики и до семи чашек сладкого кофе), но он описывает это место, как то, в котором ему приходят самые лучшие идеи;
  2. Три на три. Очень многие творцы в своих автобиографиях или интервью говорят о том, что предпочитают работать три часа с утра и три после. Под работой они, конечно, понимают максимальную концентрацию на процессе, поэтому продуктивность такого подхода дает о себе знать. Энтони Троллол, например, работая в таком режиме стал автором 47 романов и 16 других книг. А его мать, Френсис Троллол, начав писать только 53 года, и используя только три часа с утра написала более 100 книг, 40 из которых романы. Жан-Поль Сартр открыто заявлял, что “для того, чтобы быть продуктивным, не обязательно очень много работать: три часа по утру и три часа вечером – такого мое правило”. Он тоже был крайне пролодотворен в своем творчестве.
  3. Работа в суете. Диккенс особенно хорошо писал в людной гостиной, Сол Беллой (Нобелевский лауреат по литературе за 1976 год) писал в суете. Находить вдохновение в толпе – это отличный прием не только для писателей. В моем случае это работает 100% в самолетах, в людных парках и в торговых центрах на фудкортах. Прям вдохновение буквально обливает тебя своей благодатью;
  4. Ритуал. Какое-то действие, запускающее рутины, которая позволяет достигать высокой продуктивности. Уильям Гэсс каждое утро выходит на улицу с фотоаппаратом и фотографирует. Твайла Тарп (известный хореограф в области модерна) каждое утро в 5:30 садится в такси до своей студии. Именно такси она расценивает как спусковой крючок дня, который помогает ей не зависить от мыслей “готова она или нет к тренировкам”. Сесть в такси и назвать адрес студии – это как “дело сделано”;
  5. Отдых. Может это и кажется банальным, но мои наблюдая за собой, за своими друзьями и клиентами я убедилась, что большая часть из нас не умеет одыхать, а некоторые даже боятся остаться “не в работе”. Почти у всех гениев было время именно на отдых, на запланированный отдых, который позволял восстановиться, а не просто провести время вне работы. Карл Юнг писал, что “человек, который нуждается в отдыхе, но продолжает работать вопреки усталости, попросту глуп”. Марк Твен не работал вечерами, предпочитая отдых и чтение домочадцам написанного за день. Мой опыт не работы после 18:00 показал, что “вдруг” появляется свобода в мыслях и “спадают оковы ответственности”. Не всегда это удается, но я стараюсь)
  6. Тайное место. У многих гениев были тайные номера в гостиницах (Майя Энджелоу каждое утро ехала в гостиницу и работала там как в офисе до обеда) или студии, в которых они работали, а адрес знали только близкие люди (как у Грэма Грина, например). В этом есть своя романтика и смысл, как не странно. Место для уединения и работы в любом случае должно быть. И чем оно более наделено какой-то таинственной вуалью, тем вероятнее наше предвкушение от работы в этом месте, мы программируем и настраиваем себя на что-то удивительное. Многие писатели предпочитали уехать на выходные и поработать в глуши. Мне эта идея тоже импонирует. Благо мне приходится очень часто жить в гостиницах, адреса которых знают только организаторы тренингов и партнеры)
  7. Работать независимо ни от чего. Не важно, есть вдохновение или нет, Игорь Стравинский писал музыку каждый день. Джорж Гершвин говорил, что “если я буду дожидаться вдохновения, то сочиню не более трех песен в год”. Идет дождь или снег, императрица Сиси (Елизавета Баварская) шла гулять, так как это было важно для ее здоровья. Служанки ее не навидили, как вы понимаете. Для них здоровье не было в приоритете))) Ричард Райт (автор рассказов “Дети дяди Тома”) каждое утро уходил в парк с блокнотом для работы. Порой он возвращался полностью промокший от дождя, но с порцией новых сюжетов, которые читал своей жене. Не зависеть от внешних обстоятельств – это то, что позволяет быть свободным. Это то, чему я учусь.
  8. Записывать все. Букмистер Фуллер (архитектор и изобретатель) все время записывал свои идеи, чтобы ничего не потерять, как и многие другие гении. Это позволяет накапливать материал, погружаться глубже в темы, ухватывать им деи в их первозданном виде. Мой evernote сейчас заменяет мне все ранее исписанные стикеры и блокноты.
  9. Сначало неприятное. “Петр Илич всегда прежде чем присутпить к приятному делу, спешил отделаться от неприятного” – писал биограф Чайковского. И правила тайм-менеджмента, которые появились позже жизни великого композитора тоже за то, чтобы с утра, например сделать самые важные и порой неприятные вещи (их даже “жабами” называет Брайн Трейси). Это один из важных для меня принципов и находок, которые я давно исповедую. Конечно, есть моменты, когда не хочется делать вообще ничего, не только приятное). Надо отметить, что для Чайковского “приятным делом” было написание музыки, а ” не приятным” – разбор корреспонденции или корректура.
  10. Игра. Кто-то разгадывал кроссворды, кто-то играл в преферанс или какие другие карточные игры, Дарвин играл в триктак с дамами. Игра какая-либо является важным ритуалов у многих великих. Для кого-то это момент общения, для кого-то тренировка памяти. В любом случае – это то, что придает азарта дню, разгружает мозги и может быть отличным вариантом отдыха. Я пока в поисках, но строить башню мне очень нравится. И сканворды.

В самой книге каждый найдет для себя вдохновение. Хотя, почти каждая история содержит моменты с чрезмерными возлияниями то кофе, то хереса, стимуляторами разного пошиба и порой убийственного желания сделать все “здесь и сейчас” любой ценой, пусть и это цена жизнь.

Во всем должен быть баланс. Своя система. Нет совершенной, которая бы подошла каждому и сработала наверняка.

Поиск своих работающих инструментов, настройка под себя – это кропотливый путь, как у архитектора, который должен выверить все до мельчайших деталей, просчитать все нагрузки, чтобы построенное здание стало шедевром, которым будут восхищаться в веках, а не рухнуло от легкого дуновения ветерка.

Для меня выработка своего режима дня – это работа архитектора. И да, мне хочется произвести шедевр. Пусть только для меня понятный и прекрасный.

Ссылка на основную публикацию