История про александра iii, витте и цесаревича николая - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

История про александра iii, витте и цесаревича николая

Как Александр III цесаревича Николая на должность назначал

Данная история была рассказана Сергеем Витте. Нам она представляется очень интересной, и если вам небезразлична история, в особенности русская, то этот пост обязателен к прочтению.

Рекомендуем также обратить внимание на воспоминания С. Витте об императоре Александре III. Весьма интересно!

Весь текст, расположенный ниже, является выдержкой из статьи, написанной министром финансов Сергеем Юльевичем Витте в 1911 году, когда он уже находился на пенсии.

Слева направо: 1) Сергей Витте, 2) действующий император Александр III, 3) будущий император — цесаревич Николай (II)

Случай с назначением цесаревича

«Чтобы двинуть дело (постройки) Сибирской дороги, когда я сделался министром финансов, я решил, что надо образовать особый комитет Сибирской железной дороги.

Комитет, который имел бы значительные полномочия, для того чтобы избегать всяких проволочек по различным сношениям с министрами и затем различных затруднений как в Комитете министров, так и в Государственном совете.

Чтобы этот комитет был снабжен не только полномочиями по вопросам, касающимся управления постройки дороги, но и по решениям, касающимся постройки, законодательного свойства.

Вот эту мысль об устройстве такого комитета я провел в особой высшей комиссии, которая была по данному предмету основана. Когда император Александр III утвердил эту мысль, то я имел с ним следующий знаменательный разговор в Аничковом дворце.

Я пришел к императору в обыденный день, т. е. в пятницу, когда обыкновенно я делал доклады императору. Он благодарил меня за то, что я вопрос сооружения Великого Сибирского пути двигаю быстро, и затем спросил меня:

— Кого, вы думаете, следует назначить председателем этого комитета? Дурново Иван Николаевич (который был в то время министром внутренних дел) мне советует назначить на место председателя Александра Аггеевича Абазу (это тот самый Абаза, о котором я уже рассказывал). Но,— продолжал государь,— мне очень противно назначить председателем Абазу, хотя я и знаю, что вообще Абаза — человек умный и энергичный. Может быть, вы мне укажете кого-либо, чтобы назначить на этот пост?

Я говорю императору:

— Если вам угодно выслушать мое мнение, то я бы на этот пост назначил наследника цесаревича.

Государь император был очень удивлен.

— Как? — спрашивает, — да вы, скажите, пожалуйста, вы знаете наследника цесаревича?

— Как же, ваше величество, я могу не знать наследника цесаревича?

— Да, но вы с ним когда-нибудь о чем-нибудь серьезном разговаривали?

— Нет, ваше величество, я никогда не имел счастья о чем-нибудь говорить с наследником.

— Да ведь он совсем мальчик; у него совсем детские суждения; как же он может быть председателем комитета?

Я говорю императору:

— Да, ваше величество, он молодой человек и, как все молодые люди, может быть, он серьезно еще о государственных делах и не думал. Но ведь если вы, ваше величество, не начнете его приучать к государственным делам, то он никогда к этому и не приучится.

(Так обыкновенно всегда делали, чтобы приучить наследников к государственным делам: 1) они присутствовали при докладах министров государю, а затем 2) занимали выдающиеся государственные посты и таким образом приучались к делам.)

— Для наследника цесаревича, — сказал я, — это будет первая начальная школа для ведения государственных дел. Так как ваше величество говорите, что наследник совсем неопытен, то назначьте вице-председателем Сибирского комитета председателя Комитета министров Бунге (который был преподавателем у наследника цесаревича). И так как Бунге был преподавателем наследника цесаревича, то между ними установились такие отношения, что наследник не будет обижаться, если Бунге ранее будет ему докладывать дела и до известной степени его направлять, как вести дело.

Молодой Николай II

На это мне император сказал:

— Ваша мысль так мне нова, что я ранее об этом совсем не думал, а поэтому сейчас я решить не могу. Я об этом сначала подумаю.

При следующем докладе, когда я явился к императору, он мне сказал:

— Я, — говорит, — вас послушался. Я решил так: наследника я назначил председателем комитета, а Бунге Николая Христиановича — вице-председателем.»

Вот так решались государственные дела в царствование Александра III. Напоследок хочется сказать, что умение прислушиваться к мудрому совету всегда было отличительной особенностью выдающихся умов.

Личности же мелкие и заурядные стремятся во всем показать свое «Я», часто пренебрегая весьма актуальными и серьезными советами, от кого бы они ни исходили.

«Когда Русский Царь удит рыбу, Европа может подождать». Каким был самый могущественный Русский Царь?

10 марта (26 февраля по ст. ст.) 1845 года на свет появился будущий император всероссийский Александр Александрович Романов.

Сын убитого монарха Александра II и отец последнего императора Николая II вошел в историю как мудрый и обстоятельный правитель. При нем Россия не вела никаких войн, за что его назвали Царь-миротворец. Он проводил консервативную и охранительную политику, запрещал либеральные реформы, но тем не менее, в его правление было сделано многое для укрепления экономики и внутренней стабильности Российской империи. Александр III русифицировал окраины, покровительствовал русскому искусству, заселял пустующие регионы страны, за это его часто обвиняют в мифическом национализме, хотя все его действия были нацелены на благо страны. При нем начался расцвет искусства, в моду вошел стиль a-la-russe. На международной арене он также упрочил положение России: был заключен прочный мир с Германией и Великобританией, развивался Франко-Русский союз. Флот России, ослабленный в предыдущие годы, стал третьим в мире.

Российское военно-историческое общество 31 января 2019 года завершило конкурс на проект памятника императору Александру III, который будет установлен в его любимой резиденции, в Гатчине. Памятник будет выполнен по нереализованному эскизу известного русско-итальянского скульптора начала ХХ века Паоло Трубецкого.

Великий князь


Александр II с семьей

В семье Александра II и Марии Александровны, родившийся мальчик стал третьим ребенком. Изначально он не должен был занимать русский престол, к этому готовился его старший брат Николай. Александр получал традиционное для великих князей военно-инженерное образование, и готовился исключительно к военной службе, которая ему очень нравилась. Несмотря на то, что некоторые его преподаватели говорили, что он ленив и ему недостает образования, он не был обделен природной смекалкой, быстро схватывал новую информацию, если она была ему интересна. Так, одним из любимых уроков молодого великого князя неожиданно стал урок профессора искусств Тихобразова. Александр живо интересовался разными видами искусств, брал уроки живописи, любил музыку и сам учился играть на нескольких инструментах. Видимо, это в будущем послужило основой для его щедрого меценатства и взлёта патронируемых им русского балета и живописи.


Александр и Николай

Почти двухметрового роста (193 см) и при весе около 120 кг юный великий князь производил суровое впечатление, однако современники отмечают, что он был весьма добр со своими близкими и обслугой, характер имел спокойный. Александр был очень близок со своим братом, цесаревичем Николаем, поэтому новость о его кончине в Ницце в 1865 году от туберкулёзного менингита повергла молодого Александра в шок, он долгое время не мог смириться с потерей любимого брата. Более того, теперь он становился наследником, и ему срочно требовалось подготовиться к этому нелегкому делу. Новоиспеченному цесаревичу был назначен курс лекций, которые ему читал его будущий бессменный советник К. Победонсцев. Вторым его преподавателем стал Н. А. Качалов, с которым Александр путешествовал по России, осматривая будущие владения. В 1881 году случилось ещё одно несчастье в его жизни, сильно повлиявшее на него. Его отец – Царь-освободитель Александр II – был убит при взрыве бомбы во время очередного покушения. Александр Александрович очень горевал по отцу, и эта горечь, безусловно, красной нитью прошла через всю его жизнь и правление.

Император Александр III

Через 2 месяца после гибели отца Александр III публикует знаменитый «Манифест о незыблемости самодержавия». Все либеральные реформы сворачиваются, начинаются жесткие контрреформы. После коронации и венчания на царство 15 мая 1883 года император вместе с семьей перебрался в Гатчину – его любимое поместье, где они прожили всю жизнь. Оттуда он руководил огромной империей железной рукой.

Первым делом он отправил в отставку всех министров-либералов несмотря на их заслуги. Из правительства ушли фельдмаршал Д. Милютин, М. Т. Лорис-Меликов, великий князь Константин Николаевич, А. А. Абаз. Светское общество было шокировано такими жесткими, по мнению современников, мерами. Но Александр III считал, что Россию надо, как он выражался, «держать». На ключевые посты он расставил известных консерваторов и охранителей: К. П. Победоносцева, Н. Игнатьева, Д. А. Толстого, М. Н. Каткова.

Однако не следует думать, что в обществе и государстве происходил регресс. Наоборот, Россия развивалась небывало высокими темпами. Обеспечив стабильность в обществе, Александр III выбрал и хороших управленцев. Конечно, самым известным стал министр финансов и путей сообщения С. Ю. Витте. Царь умел замечать талантливых людей, и это давало свои плоды. Русский рубль стал конвертируемым в золото, в Россию начался небывалый приток иностранных инвестиций, страна развивалась как никогда прежде. При Александре III с подачи Витте строятся сотни километров железных дорог, связывающих края огромной державы. Закладывается знаменитый Транссиб. Растет промышленность, сельское хозяйство. Крестьяне получили возможность брать кредиты для устройства и упрочения своих хозяйств на земле. Для дворян были установлены ограничения, велась борьба с коррупцией и активная русификация империи.

Александр III много сделал для металлургической промышленности и развития нефтегазовой добычи. При нем начался настоящий бум улучшения благосостояния народа, а террористические угрозы полностью прекратились. Много сделал самодержец и для православия. При его правлении увеличилось число епархий, строились новые монастыри и храмы. В 1883 году было возведено одно из самых величественных сооружений – Храм Христа Спасителя. В наследие после своего правления Александр III оставил страну с крепкой экономикой.

Император Александр III своей мудростью во внешнеполитических действиях и недопущением войн вошел в историю как Царь-миротворец. Но при этом он не забывал укреплять мощь армии. При Александре III Российский флот стал третьим после флотилий Франции и Великобритании.

Император умудрился со всеми главными соперниками сохранять спокойные отношения. Он подписал мирные соглашения с Германией, Англией, а также существенно укрепил франко-российскую дружбу на мировой арене. В годы его правления установилась практика открытых переговоров, а правители европейских держав стали доверять русскому царю как мудрому арбитру в разрешении всех спорных вопросов между государствами.

Наследие Александра III

У императора, несмотря на множество государственных забот, получилось построить крепкую и любящую семью. Он женился на невесте покойного старшего брата Николая, в которую был втайне влюблен. Мария София Фредерика Дагмар – датская принцесса, в православии стала Марией Федоровной. У них с Александром III родилось шестеро детей. Один из них умер в младенчестве. Старший Николай станет последним русским царем Николаем II. Из младших детей – Александра, Георгия, Ксении, Михаила, Ольги – до старости доживут только дочери. Александр умрет в возрасте одного года, Георгий погибнет в юности от туберкулеза, а Михаил разделит участь брата – его расстреляют большевики. Дети воспитывались в строгости, получали прекрасное образование и были достойны своего отца.

На императора Александра III собирались совершить покушение в 1887 году. Но оно было предотвращено полицией. Интересно, что в нем участвовал старший брат Владимира Ульянова (Ленина) Александр. Заговорщиков повесили в Шлиссельбургской крепости.

Через год после покушения в жизни царской семьи произошло неприятное событие: поезд, в котором путешествовал Александр и его родные, потерпел крушение под Харьковом. Часть состава перевернулась, погибли люди. Крышу вагона, в котором находились царские особы, могучий император долго удерживал собственными силами в течение 30 минут. Этим он спас всех находящихся рядом с ним. Но такое перенапряжение подорвало здоровье царя. У Александра Александровича началась болезнь почек, которая медленно прогрессировала.

В первые зимние месяцы 1894 года император сильно простудился и через полгода почувствовал себя очень плохо. Был вызван профессор медицины из Германии Эрнст Лейден, который диагностировал у Александра Александровича нефропатию. По рекомендации врача император был отправлен в Грецию, но по дороге ему стало хуже, и его родными было принято решение остановиться в Ливадии, в Крыму.

В течение месяца богатырского телосложения царь угас у всех на глазах и по причине полного отказа почек умер 1 ноября 1894 года. В течение последнего месяца рядом с ним непрестанно находился его духовник Иоанн (Янышев), а также протоиерей Иоанн Сергиев (в будущем Иоанн Кронштадтский). Через полтора часа после кончины Александра III на царство присягнул его сын Николай. Гроб с телом императора был доставлен в Петербург и торжественно захоронен в Петропавловском соборе.

Золотой министр. За что Витте любил Александр III и не терпел Николай II

«Хоть на козе»

Сергей Витте (родился в 1849 г.) произошёл из хорошей, но не слишком родовитой дворянской семьи. Его отец дослужился только до директора департамента государственного имущества в Тифлисе. Сергей учился на физмате Новороссийского университета в Одессе и даже защитил кандидатскую диссертацию. Работать сперва, однако, пришлось на «чугунке» — так раньше называли «железку».

До того как стать в 1892 г. министром путей сообщения, он успел послужить начальником службы эксплуатации частной компании — «Общества Юго-Западных железных дорог». В этом качестве Витте прославился тем, что из соображений безопасности отказался разрешить проезд поезда императора Александра III на максимальной скорости по вверенному ему участку пути. Можно ли считать С. Витте родоначальником движения «синих ведёрок», протестующих против чиновных привилегий на дорогах? Впрочем, царя поведение молодого наглеца так удивило, что последствий. не было. А через 3 месяца царский поезд слетел с полотна уже на другой дороге — Курско-Харьковско-Азовской. Так Витте в 42 года стал министром путей сообщения.

Принимая ответственность за МПС, он попросил у царя странного — развести с законным мужем некую Матильду Лисаневич, в которую Витте влюбился после смерти своей первой жены, и позволить ему на ней жениться. Матильда была еврейкой, царь — бытовым антисемитом. Тем не менее он хмыкнул и вывел на поданной Витте бумаге: «А хоть бы и на козе!». Шутить в казарменной манере «первые лица» России умели уже тогда…

Позолотить валюту

Посчитав деньги, Витте предложил взять за границей серию займов под русские ценные бумаги. Французские, английские и немецкие деньги позволили стабилизировать рубль и с 1897 г. перейти на золотое обращение. Отныне любой кредитный билет (бумажную купюру), напечатанный в России, можно было в любой стране мира без проблем обменять на золотые монеты.

Были у золотого стандарта и минусы — бумажных денег можно было напечатать ровно столько, сколько в стране было золотого запаса, а это сдерживало проведение расчётов. Но плюсов было куда больше.

Полусахалинский

В 1894 г. умер благодетель Сергея Витте, император Александр III. С новым царём министр финансов не сработался. По его словам, Николай II «с самого вступления на престол вообще недолюбливал и даже не переносил лиц. твёрдых в своих мнениях, своих словах и своих действиях». Под таковыми Витте в первую очередь имел в виду себя. В августе 1903 г. он покинул пост министра финансов, но вскоре вернулся в большую политику.

К лету 1905 г. Россия вчистую проиграла Русско-японскую войну. Заключать мир в американский Портсмут послали Сергея Витте. Претензии японцев впечатляли: выплата контрибуций, отказ от русских концессий в Корее и Китае (в том числе Порт-Артур), передача противнику острова Сахалин… Ситуация осложнялась тем, что на стороне Японии было общественное мнение Северо-Американских Соединённых Штатов, как у нас тогда называли США. Если верить мемуарам самого Витте, с этой проблемой он справился играючи: был доступен для американской прессы днём и ночью. Иногда, чтобы улучшить имидж страны, нужно сделать так мало…

В какой степени это повлияло на исход переговоров — бог весть. Однако мир был подписан, а Япония сняла бóльшую часть своих требований. Но Порт-Артур и южную часть Сахалина пришлось отдать. По возвращении Витте из Портсмута он был пожалован графским титулом. Петербургские остряки, правда, сразу же окрестили его «графом Полусахалинским».

Зимой 1915 г. он простудился и 28 февраля умер от менингита. Николай II записал по этому поводу в дневнике: «Смерть графа Витте была для меня глубоким облегчением». Старая нелюбовь не ржавеет.

Как Александр III оценивал своего сына Николая в качестве будущего императора?

Прямых сведений об отношениях между отцом-Александром III и сыном-Николаем II немного, но они позволяют реконструировать эти отношения в их существенных чертах. Важны также косвенные обстоятельства, которые сильно дополняют общую картину.

Николай II стал первенцем в семье, где родилось всего 6 детей – 4 мальчика и 2 девочки. Но из мальчиков один, Александр, умер годовалым от менингита. Позже, в возрасте 28 лет от туберкулёза скончался Георгий, который успел побыть даже цесаревичем, пока у Николая не было детей.

Внешне и по характеру Николай оказался в мать – императрицу Марию Фёдоровну, урождённую датскую принцессу Дагмару, — с мягкими манерами, нерешительный, скрытный, но вместе с тем мстительный и лицемерный.

На этот счёт точно высказался тогдашний министр финансов (в тех условиях фактически глава правительства) С.Витте в доверительном разговоре с дедом Николая по материнской линии – королём Дании Кристианом IX в Копенгагене в 1900 г., когда последний просил приближённого к трону сановника рассказать о его внуке Михаиле, которого он ещё не видел: «…Император Николай есть сын своей матери и по своему характеру и по натуре, а великий князь Михаил Александрович есть больше сын своего отца».

Открытый, решительный, твёрдый в своих словах и поступках Александр не мог не видеть и чувствовать этого внутреннего отчуждения с наследником. Хотя нет никаких известных свидетельств, указывающих на какую-либо неприязнь в его отношении к сыну, но равным образом нет и свидетельств тесного общения. Правда, Николай отца уважал, видел в нём авторитет и в этом смысле побаивался, всю жизнь чтил его память, что говорит хотя бы о том, что Александр сына от себя не отталкивал.

В беседе с французским послом М.Палеологом 13 марта 1916 г. Николай II говорит: «…В трудные минуты, а их у меня так много, я всегда советуюсь со своим отцом, и он всегда вдохновляет меня».

У Александра всё равно других вариантов не было – Николай должен был когда-нибудь сменить его на троне. Но вот, что странно: ревностно относившийся к интересам государства Александр, не проявляет беспокойства о неподготовленности наследника к обязанностям главы государства, которые чуть ли не с каждым годом усложняются.

В семье не то что не принято говорить о политике – эта тема прямо исключена. Среди членов семьи негласный уговор – государственные вопросы не обсуждать, дабы не беспокоить императора в домашней обстановке.

Нельзя, конечно, сказать, что Александр уж совсем ничего не делал в этом направлении: Николай получил хорошее, хотя домашнее, без экзаменов, образование; став цесаревичем, он по поручению отца участвует, обычно с неохотой, в заседаниях Государственного Совета (два раза в неделю), некоторых комитетов.

Возможно, Александру III несколько мешал его личный жизненный опыт — его-то к деятельности императора тоже особенно не готовили, поскольку будучи вторым сыном Александра II он и не должен был оказаться на российском престоле. Но его старший брат, цесаревич Николай, разделявший либеральные взгляды отца, трагически скончался в 1865 г. в возрасте 20 лет после того, как находясь на отдыхе во французской Ницце неудачно упал при верховой прогулке с лошади, что спровоцировало обострение туберкулёза. Наследником стал Александр III.

Когда Александр III скоропостижно скончался в 1894 г., 26-летний Николай II признаётся своему наперснику Сандро (вел.князю Александру Михайловичу) в том, что совершенно не готов к исполнению обязанностей императора. Вот как Сандро описывает этот момент в своих «Мемуарах великого князя»:

«20 октября 1894 г. Ники и я стояли на веранде чудесного Ливадийского дворца с мешками кислорода в руках: мы присутствовали при последних минутах Александра III… Являясь убеждённым врагом звучных фраз и мелодраматических эффектов, царь при приближении последней минуты лишь пробормотал короткую молитву и простился с императрицей… (Ники) взял меня под руку и повёл вниз в свою комнату. Мы обнялись и плакали вместе. Он не мог собраться с мыслями. Он сознавал, что стал императором, и это страшное бремя власти давило его.

  • Сандро, что я буду делать! – патетически воскликнул он. – Что теперь будет с Россией? Я ещё не готов быть царём! Я не могу управлять империей. Я даже не знаю, как разговаривать с министрами. Помоги мне, Сандро!»

Это знали и его родственники – члены династии, и высшие чиновники.

Знал это и сам Александр III. Когда всё тот же С.Витте примерно за 2-3 года до кончины Александра предложил ему сделать Николая председателем комитета по строительству («постройке») Транссиба, Александр резко и с немалым удивлением спрашивает министра финансов: «Как? Скажите, пожалуйста, знаете ли вы царевича, обсуждали ли вы с ним что-нибудь серьёзное?».

«Нет, ваше величество, — отвечает С.Витте, — я никогда не имел счастья о чём-нибудь говорить с наследником».

Тогда Александр говорит ему: «Да ведь он совсем ребёнок, у него совсем детские суждения. Как же он сможет быть председателем комитета?»

«Да, ваше величество, — говорит С.Витте, — он молодой человек… Но тем не менее если вы, ваше величество, не начнёте его приучать к государственным делам, то он никогда не станет понимать их».

Александр, судя по всему, прислушался к совету Витте: в 1892 г. Николай возглавил комитет по строительству Транссиба, отец взял его с собой в несколько поездок по российским губерниям, а затем Николай был отправлен в длительную, на 9 месяцев, ознакомительную поездку по Дальнему Востоку и Южной Азии, в ходе которой он выполнял и официальные функции.

Многие участники и свидетели событий тех лет говорят о том, что ничто не предвещало скорой кончины Александра, и что в начале 1890-х он рассчитывал править Россией на протяжении следующих ещё 20-30 лет, т.е. до 1910-1920 г. Видимо, он считал, что за это время успеет подготовить Николая к обязанностям императора.

Витте об императоре Александре III:

Государь встретил молодого Вильгельма, а затем прошелся с ним около почетного караула и, когда эта церемония была окончена, то Император обернулся и громко закричал своему казаку, который в это время несколько отдалился: «Дай шинель». Тогда этот принц Вильгельм, понимавший несколько слов, по-русски, сразу бегом направился к казаку, схватил шинель, сейчас же притащил ее к Императору и надел ее ему на плечи.

Я тогда политикой совсем не занимался, но видя это, подумал, и боится же Вильгельм Императора Александра III. — И, действительно, когда Вильгельм сделался Императором (известно, что Его отец царствовал всего несколько месяцев, так как умер от рака в горле), — то страх, который внушал к себе Император Александр III принцу Вильгельму — остался, по-видимому, и у Императора Вильгельма, который очень боялся личности Императора Александра III.

Я помню, впоследствии, мне пришлось слышать от самого Императора Вильгельма, что личность Александра III производила на него сильное впечатление. Он говорил мне: «Вот это, действительно, был самодержавный Император».

И, действительно, фигура Императора Александра III была очень импозантная; он не был красив, по манерам был скорее, более или менее, медвежатый; был очень большого роста и комплекции, причем при всей своей комплекции он не был особенно силен или мускулист, а скоре был несколько толст и жирен, — но тем не менее, если бы Александр III явился в толпу, где бы совсем не знали, что он Император — все бы обратили на эту фигуру внимание. Он производил впечатление своею импозантностью, спокойствием своих манер и крайнею, с одной стороны, твердостью, а с другой стороны — благодушием в лице.

Я имел счастье быть близким к двум Императорам: к Императору Александру III и к ныне царствующему Императору Николаю II; обоих я знал очень хорошо.

Император Александр III был несомненно обыкновенного ума, и совершенно обыкновенных способностей и, в этом отношении, Император Николай II стоит гораздо выше своего Отца, как по уму и способностям, так и по образованию. Как известно, Александр III совсем не приготовлялся быть Императором. Старший брат Его Николай Александрович, который уже совсем взрослым умер от чахотки в Ницце, сосредоточивал на себе внимание отца Его — Императора Александра II, так и Императрицы Марии Александровны; что же касается будущего Императора Александра III, то, можно сказать, Он был несколько в загоне; ни на Его образование, ни на Его воспитание особого внимания не обращали, так как все внимание, как я сказал, и отца, и матери, и всех окружающих было сосредоточено на Наследнике Николае, который по своей наружности, по своим способностям и блеску, который он проявлял — был несравненно выше своего брата Александра.

И один, быть может, Николай Александрович в то время ценил и понимал своего брата, будущего Императора Александра III. Из достоверных источников известно, что когда Цесаревич Николай был безнадежно болен (о чем он сам знал), — то на восклицание одного из приближенных к нему: «Что будет, если что-нибудь с Вами случится? Кто будет править Россией? Ведь Ваш брат Александр к этому совсем не подготовлен?» — он сказал: «Вы моего брата, Александра, не знаете: у него сердце и характер вполне заменяют и даже выше всех других способностей, который человеку могут быть привиты».

И, действительно, Император Александр III был совершенно обыденного ума, пожалуй, можно сказать, ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего образования; по наружности — походил на большого русского мужика из центральных губерний, к нему больше всего подошел бы костюм: полушубок, поддевка и лапти — и тем не менее, он своею наружностью, в которой отражался его громадный характер, прекрасное сердце, благодушие, справедливость и, вместе с тем, твердость — несомненно импонировал и, как я говорил выше, если бы не знали, что он Император, и он бы вошел в комнату в каком угодно костюм — несомненно все бы обратили на него внимание.

Поэтому меня не удивляет то замечание, которое я, помню, сам слышал от Императора Вильгельма II, а именно, что он завидует царственности, самодержавной царственности, которая проявлялась в фигуре Александра III.

Возвращусь к встрече Императора Александра III с принцем Вильгельмом в Бресте.

После встречи, принц Вильгельм пересел в экипаж и вместе с Императором они поехали в крепость в Брест.

Там, в этой крепости был устроен очень большой обед, на котором я не присутствовал, потому что в то время для этого я был мал чином, но я видел его с хора. После обеда все поехали смотреть фейерверк, который делали артиллеристы. Затем на другое утро Император проводил Вильгельма обратно.

Вообще, и Вильгельм также не подходил к характеру Императора Александра III. Вильгельм по своим манерам, по всем своим выходкам, так сказать, ферт; он являлся полною противоположностью по характеру Александра III, который был крайне неподвижен и по характера вахлак. Как Вильгельм, так и Великий Князь Николай Николаевич старший, по манерам своим были настоящими гвардейскими офицерами, фертами; в особенности это можно сказать про Вильгельма, который был типичнейшим прусским гвардейским офицером, с закрученными усами, со всеми вывертами при ходьбе, со всею этою деланною элегантностью; тогда как Император Александр III, в противоположность ему, в манерах своих, в одеянии своем (и в костюме) был в высшей степени простым.

Когда мне приходилось сопровождать поезде Императора Александра III, то, конечно, я ни днем, ни ночью не спал; и постоянно мне приходилось видеть, что когда все уже лягут спать, то камердинер Императора Александра III, Котов, — постоянно штопал штаны, потому что они у Него рвались. Как то раз, проходя мимо камердинера (который до настоящего времени жив и теперь состоит камердинером у Императора Николая II) и видя, что он все штопает штаны, говорю ему:

— Скажите, пожалуйста, что вы все штопаете штаны? Неужели вы не можете взять с собою несколько пар панталон, чтобы в случае, если окажется в штанах дырка, — дать Государю новые штаны? А он говорит:

— Попробуйте-ка дать, как раз Он и наденет. Если Он, — говорит, — наденет какие-нибудь штаны или сюртук, — то кончено, пока весь по всем швам не разорвется — Он ни за что не скинет. Это для Него — говорит, — самая большая неприятность, если заставить Его надеть что-нибудь новое. Точно также и сапоги: подайте, — говорит, Ему лакированные сапоги, так Он, говорит, — вам эти сапоги за окно выбросит.
.

Ссылка на основную публикацию