Ирма грезе – самая жестокая женщина фашистов - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Ирма грезе – самая жестокая женщина фашистов

Ирма Грезе

Можно ли сказать, что злодеи бывают великими? Если оценивать их биографии по количеству сделанных злодеяний, – то, наверное, да. Предлагаем вашему вниманию биографию Ирмы Грезе – фашистского дьявола времен Гитлера.

Это кажется невероятным, но одной из самых страшных и жестоких женщин немецких концлагерей была очаровательная девушка по имени Ирма Грезе. Она работала надзирательницей, и с особой фанатичностью выполняла свои «обязанности».

Узники лагерей называли ее «Ангелом смерти», «Белокурыми дьяволом» и «Прекрасным чудовищем», а среди нацистов она была известна как «Королева СС».

Самая жестокая женщина Третьего рейха

Ирма Грезе родилась в 1923 г. в достаточно неблагополучной многодетной семье. Ее мать закончила свою жизнь суицидом в 1936 г., а отцу так и не удалось воспитать своих детей соответствующим образом.

Возможно из-за этого, юная Ирма Грезе не доучилась в школе до конца. Ее не интересовали никакие знания, и у нее не было никакого хобби или увлечения. И только Гитлер произвел неизгладимое впечатление на ее больное воображение.

В пятнадцатилетнем возрасте Ирма Грезе вступила в «Союз немецких девушек». В этой организации велась пропаганда фашизма и нацизма. Здесь она была в числе лидеров и самых заядлых активисток.

Ирма в центре

С началом Второй мировой войны появилось достаточно много концлагерей. Среди них был и печально известный Аушвиц, где Ирма занимала должность старшей надзирательницы.

По значимости она являлась вторым человеком после коменданта. Надо сказать, что попасть на эту должность было не просто, поэтому Ирма Грезе прошла серьезный отбор, победив множество претенденток.

Популярность вакансий на управляющий состав концлагерей среди фашистов не вызывает удивление, ведь им предоставлялось жилье, хорошая заработная плата и соответствующая форма. Взамен требовалась лишь фанатичная преданность фюреру, особая жестокость и физическая сила.

Ирма Грезе в совершенстве обладала всеми перечисленными качествами. Она наблюдала за 30 бараками, в каждом из которых жило по 1000 человек. Эти несчастные с утра до вечера выполняли самую сложную работу не покладая рук.

А в это время Грезе следила за ними, удерживая на привязи свирепых собак. Если кто-то из узников падал от усталости на землю, на него сразу же натравлялись голодные псы.

Несмотря на дьявольскую жестокость и ненависть к заключенным Ирма мечтала после войны стать знаменитой актрисой. Тем более что ее внешность вполне могла позволить ей достичь своей цели.

Вот некоторые воспоминания бывшей узницы Гизеллы Перл:

Ирма Грезе была одной из самых привлекательных девушек, которые встречались в жизни. У нее было ангельское лицо и безобидные глаза небесно-голубого цвета.

Идя по территории концлагеря, Ирма сразу же привлекала к себе взгляды. Ей завидовали и одновременно восторгались ее красотой.

Королеве СС нравилось надевать одежду, подходящую под цвет глаз, и даже ее плетка была искусно украшена драгоценными камнями.

В то же самое время, Гизелла называла ее самым жестоким существом на всей планете.

В военные годы Ирма Грезе делала все возможное, чтобы уничтожить как можно больше людей. Молодая и изящная девушка с ангельским лицом, предпочитала носить тяжелые сапоги, пистолет и кожаную плетку, которой она нередко забивала женщин до смерти.

Ей доставляло истинное удовольствие подолгу мучить своих жертв, и часто она это делала, играя с ними в так называемую «русскую рулетку».

Ирма собирала узниц в одном месте и поочередно направляла на них дуло пистолета. Люди начинали очень нервничать, так как не знали, когда она решит сделать выстрел.

Еще ей нравилось несколько дней морить голодом собак, а потом натравливать их на людей. В итоге, животные разрывали в клочья запуганную добычу, а Грезе в это время с улыбкой на лице, наблюдала за происходящим месивом.

Когда требовалось отбирать людей для отправки в газовые камеры, она предпочитала заниматься этим собственноручно.

Если в лагере оказывалась беременная женщина во время наступления родов, «Белокурый дьявол» связывала ей ноги и наслаждалась смертельными воплями несчастной роженицы.

Поскольку Ирма Грезе обладала привлекательной наружностью, у нее было много любовников и любовниц. Причем она регулярно практиковала лесбийские отношения с узницами.

Среди мужчин у Ирмы была связь с комендантом концлагеря Йозефом Крамером по прозвищу «Бельзенский зверь» и Йозефом Менегеле по кличке «Доктор смерть», получившим известность благодаря чудовищным опытам над узниками.

Нет никаких сомнений в том, что все эти люди были бесконечно извращены и беспредельно жестоки. Ведь как иначе объяснить тот факт, что Ирма Грезе страстно любила наблюдать за бесчеловечными экспериментами доктора Менгеле? Особое удовольствие ей доставляло присутствовать при удалении у заключенных женщин грудей.

В апреле 1945 года Ирма Грезе, находившаяся в концлагере Берген-Бельзен, была взята в плен и отдана под трибунал. Помимо нее судили и других надзирательниц лагерей смерти, включая некоторых руководителей.

Все они были признаны виновными в содеянных преступлениях и приговорены к смерти через повешение. Вынесенный приговор не испугал Ирму Грезе.

Охранявшие ее солдаты рассказывали, что в ночь перед казнью она пела фашистские песни, а взойдя на эшафот, попросила палача скорее выполнить работу.

Ирма Грезе (номер 9) на оглашении приговора

В последнее время появилась информация о том, что современным нацистам удалось выяснить место захоронения Ирмы Грезе, куда они теперь периодически наведываются для того, чтобы почтить память «Белокурого дьявола».

Интересен факт, что Ирма Грезе входит в тройку самых жестоких женщин за всю историю человечества.

Фото Ирмы Грезе

Ниже представлены некоторые фото Ирмы Грезе. Глядя на них никогда не скажешь, что эта женщина могла быть такой жестокой и дьявольски изобретательной на пытки невинных людей.

Ирма Грезе на суде

Теперь вы знаете, кто такая Ирма Грезе, и чем этот «Ангел смерти» запечатлелся в истории. Если вам понравилась данная статья – поделитесь ею с друзьями.

«Ангел смерти» фашистских лагерей — самая жестокая женщина СС

О приближении Ирмы Грезе узницы узнавали по удушливому запаху духов , который , как облако , окутывал ее фигуру. Должно быть , этот аромат позже преследовал выживших в кошмарах. Пленницы вспоминают о Грезе как об одной из самых жестоких надзирательниц Аушвица. Ирма Грезе была красавицей — настоящая арийка , она мечтала , что после войны сможет стать актрисой и прославиться. Вместо этого Ирма попала на виселицу.

Cosmo рекомендует

Какие подарки принято дарить в разных странах мира — лучшие идеи внутри

5 инструментов для маникюра, которые должны быть в домашней косметичке

Ирма была одной из пяти детей в семье Берты и Альфреда Грезе. Семья была неблагополучная , родители не ладили , и это еще мягко сказано. Когда Ирме было тринадцать , ее мать покончила с собой , выпив соляную кислоту, — она узнала , что муж изменяет ей. Через два года будущая надзирательница бросила школу , прониклась нацистской идеологией и стала яростной активисткой Гитлерюгенда.

Некоторое время юная Грезе искала свое призвание — она недолго проработала помощницей медсестры в эсесовском санатории Хоэнлихен , но это место было для деятельной Ирмы слишком скучным. И в 18 лет Грезе вступила в женское вспомогательное подразделение СС и переехала на женскую тренировочную базу рядом с Равенсбрюком — женским концентрационном лагерем. После подготовки Грезе осталась волонтером в лагере и очень скоро получила пост надзирательницы , а чуть позже ее перевели в Аушвиц-Биркенау.

Репутация садистки и нимфоманки прочно закрепилась за Ирмой. Она избивала заключенных до тех пор , пока их лица не превращались в кровавую кашу , пинала их своими остроносыми ботинками до полусмерти , травила женщин голодными собаками и заставляла заключенных держать над головами тяжелые камни , пока их руки не пронзало от боли.

Новогодние чудеса: реальные истории наших читательниц

Вместо униформы Грезе носила обтягивающий голубой жакет , и даже хлыст у нее был с жемчужной инкрустацией. Ее рафинированная внешность тоже была своего рода пыткой для грязных , одетых в одни лохмотья узниц концентрационного лагеря.

Заключенная Ольга Ленгель , чьи дети погибли в газовых камерах , в своих мемуарах « Пять дымовых труб» писала , что именно Грезе занималась отбором женщин для газовых камер ( так никогда не говорили — предпочитали эвфемизм « специальное лечение») и для медицинских экспериментов доктора Менгеле. При этом выбор ее падал отнюдь не на слабых и «бесполезных» узниц , а на самых красивых — тех , кто мог бы потягаться с привлекательностью самой Грезе. Ленгель упоминала , что у Ирмы были любовники среди эсэсовцев , включая Йозефа Менгеле.

По утверждению Гизеллы Перл , еврейского врача в Аушвице , Ирма испытывала сексуальное возбуждение при виде страданий женщин.

Самое удивительное при этом , что находились девушки , которым , по каким-то загадочным причинам , Ирма симпатизировала. Это были члены лагерного оркестра , которые , помимо всего прочего , развлекали своей музыкой и эсэсовцев. В самом существовании такого оркестра было нечто макабрическое , какая-то черная ирония. Одна из его участниц Иветт Леннон вспоминает , как заболела ее сестра и ей пришлось лично обратиться за помощью к Ирме. И неожиданно надзирательница выразила сочувствие. Она нашла Иветт место на кухне и подарила ее сестре дополнительный паек , чтобы та могла встать на ноги.

В 1945 году Ирма попросила перевести ее в концлагерь Берген-Бельзен , там же спустя месяц ее взяли в плен англичане.

На Бельзенском процессе Ирму вместе с другими работниками лагеря приговорили к повешению. Бывшая надзирательница ни на секунду не усомнилась в своей правоте , в правильности своего выбора. Ночью , накануне казни , она громко пела нацистские песни , а к виселице шла , не дрогнув. Когда на ее шею набросили веревку , она резко скомандовала: «Scnheller!» ( «Быстрее!»)

Чудовища в обличье ангелов. Пять женщин, чьи злодеяния потрясли мир

Очередной судебный процесс, связанный с преступлениями нацистов, может состояться в Германии. Как сообщает ТАСС со ссылкой на прокуратуру федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, перед судом может предстать 91-летняя женщина, которая с апреля по июль 1944 года служила в располагавшемся на территории Польши концлагере связистом и «оказывала преступникам и их соучастникам помощь в систематических убийствах свезённых со всей Европы евреев». Правоохранительные органы полагают, что эта женщина оказала пособничество убийству 260 тысяч узников Освенцима. Имя 91-летней подозреваемой не называется.

Новый виток расследования дел, касающихся преступлений нацизма, начался после вынесения приговора по делу охранника концлагеря Собибор Ивана Демьянюка, который был признан виновным в пособничестве убийству 28 тысяч человек.

В деле Демьянюка суд счёл достаточным для признания виновности подсудимого данных о «косвенном участии» в преступлении. Этот прецедент позволил привлечь к ответственности тех престарелых нацистов, которые раньше уходили от ответственности.

Когда речь заходит о нацистских преступниках, зверства которых потрясли мир, чаще всего называются мужские имена. Однако история Второй мировой войны знает примеры, когда чудовищные преступления становились делом рук женщин.

Ирма Грезе. «Светловолосый дьявол»

Надзирательница лагерей смерти Равенсбрюк, Аушвиц и Берген-Бельзен вошла в историю под прозвищами «Светловолосый дьявол» и «Ангел смерти».

Она родилась 7 октября 1923 года в обычной семье немецких крестьян. В 15 лет девушка оставила школу, посвятив себя карьере в Союзе немецких девушек. Она пыталась стать медсестрой, но карьера не задалась, и в 1942 году 19-летняя Ирма поступила на службу во вспомогательные части СС, начав с должности в лагере Равенсбрюк. В 1943 году она стала старшей надзирательницей лагеря Аушвиц-Биркенау.

Тяжёлые сапоги, плетёный кнут и пистолет — при помощи этих вещей молодая женщина наслаждалась своей властью над заключёнными. Она забивала женщин насмерть, лично отбирала людей для отправки в газовые камеры, расстреливала узников в произвольном порядке. Одной из любимых забав Грезе была травля заключённых конвойными псами, которых заранее морили голодом.

17 апреля 1945 года она была взята в плен английскими войсками. В сентябре 1945 года Грезе стала одной из подсудимых на процессе над администрацией концлагеря Берген-Бельзен, её последнего места службы. В ноябре 1945 года «светловолосый дьявол» была приговорена к смертной казни.

Никаких угрызений совести 22-летняя Ирма Грезе не испытывала. В ночь перед казнью она веселилась и пела песни. Нацистка была повешена 13 декабря 1945 года.

Ильза Кох. «Фрау Абажур»

Жена коменданта концлагерей Бухенвальд и Майданек Карла Коха Ильза Кох известна под прозвищем «Бухенвальдская ведьма».

Она родилась 22 сентября 1906 года в Дрездене, в семье рабочего. В юности Ильза прилежно училась и была жизнерадостной девочкой. Уже в зрелом возрасте, в 26 лет, она примкнула к нацистам накануне их прихода к власти. В 1936 году Ильза начала работать секретарём и охранницей в концлагере Заксенхаузен. В том же году она вышла замуж за единомышленника Карла Коха, который в 1937 году был назначен комендантом Бухенвальда.

С момента появления Ильзы Кох в Бухенвальде она прославилась жёсткостью по отношению к заключённым. Уцелевшие узники рассказывали, что «Бухенвальдская ведьма», прогуливаясь по лагерю, избивала встречавшихся людей плёткой и натравливала на них овчарку.

Ещё одним пристрастием госпожи Кох были оригинальные поделки из человеческой кожи. Особо она ценила кожу заключённых с татуировками, из которой изготавливались перчатки, переплёты книг и абажуры. Так появилось второе прозвище Ильзы Кох — «Фрау Абажур».

В июле 1942 года, когда супруги Кох уже работали в Майданеке, Карл Кох был обвинён в коррупции и отстранён от должности. Летом 1943 года Ильза и Карл Кох были арестованы СС. Помимо коррупции, Коха обвинили в убийстве двух заключённых, тайно лечивших коменданта концлагеря от сифилиса. В апреле 1945 года, незадолго до падения нацистской Германии, Карл Кох был казнён, а его супруга освобождена.

Ильза Кох была вновь арестована представителями американской армии в июне 1945 года. В 1947 году за преступления в отношении узников концлагерей она была приговорена к пожизненному заключению.

Спустя несколько лет в её судьбу вмешался военный комендант американской оккупационной зоны в Германии генерал Люциус Клей, посчитавший её вину недоказанной и освободивший Ильзу Кох.

Такое решение вызвало широкое возмущение в Германии, и в 1951 году Ильза Кох вновь была арестована и повторно приговорена к пожизненному заключению.

1 сентября 1967 года Ильза Кох покончила жизнь самоубийством, повесившись в камере баварской тюрьмы Айхах.

Антонина Макарова. «Тонька-пулемётчица»

Женщина, ставшая палачом так называемого Локотского округа, получила печальную известность под прозвищем «Тонька-пулемётчица».

Она родилась в 1920 году на Смоленщине, в большой крестьянской семье. В возрасте 8 лет Тоня с родителями, братьями и сёстрами перебралась в Москву. Окончив школу, она поступила в училище, а затем в техникум, собиралась стать врачом.

С началом Великой Отечественной войны 21-летняя Антонина Макарова ушла на фронт в качестве санитарки. В октябре 1941 года часть Макаровой оказалась в окружении под Вязьмой. После долгого скитания по немецким тылам и проживания в различных деревнях Макарова добровольно поступила на службу к немецким оккупантам, став палачом Локотского округа, или Локотской республики, — марионеточного территориального образования коллаборационистов на Брянщине.

К моменту освобождения территории Локотского округа советскими войсками Макаровой удалось уехать в немецкий тыл. В 1945 году в Кёнигсберге по украденным документам она устроилась в советский военный госпиталь. Выйдя замуж за советского военнослужащего Виктора Гинзбурга и взяв фамилию мужа, Антонина Макарова на долгие годы выпала из поля зрения спецслужб.

Обнаружить и арестовать «Тоньку-пулемётчицу» удалось лишь в 1978 году. 20 ноября 1978 года Брянский областной суд приговорил Антонину Макарову-Гинзбург к расстрелу. 11 августа 1979 года приговор был приведён в исполнение.

Мария Мандель. «Меломанка»

Женщина, в течение трёх лет возглавлявшая женское отделение концлагеря Аушвиц-Биркенау, была известна как меломанка. По её инициативе из узниц, ранее занимавшихся музыкой, был создан женский оркестр, который у ворот концлагеря весёлыми мелодиями встречал прибывших на смерть людей.

Мария Мандель родилась в Австрии, в городе Мюнцкирхен, 10 января 1912 года. В 1930-х годах Мария примкнула к набирающим силу нацистам, а в 1938 году поступила на службу во вспомогательные части СС. В течение нескольких лет она служила надзирателем в различных женских концлагерях и зарекомендовала себя «преданным делу профессионалом».

Вершиной её страшной карьеры стало назначение в 1942 году на должность начальника женского отделения лагеря Аушвиц-Биркенау. Этот пост она занимала в течение трёх лет.

Мандель лично занималась отбором заключённых, отправляемых в газовые камеры. Развлекаясь, нацистка брала некоторых из обречённых под своё покровительство, зарождая у людей надежду на спасение. Через некоторое время, когда игра ей наскучивала, Мария Мандель отправляла «спасённых» в газовую камеру, набирая новую группу «счастливчиков».

В своё время именно Мария Мандель составила протекцию для продвижения по службе другой убийце — Ирме Грезе.

В 1944 году Мария Мандель была переведена в Дахау, где служила вплоть до окончания войны. В мае 1945 года она попыталась укрыться в горах в районе своего родного города Мюнцкирхена. В августе 1945 года Мария Мандель была арестована представителями американских войск. По запросу властей Польши Мандель выдали этой стране, где готовился процесс над работниками Аушвица-Освенцима.

На процессе, который состоялся в конце 1947 года, Мария Мандель была признана ответственной за уничтожение 500 тысяч женщин-заключённых и приговорена к смертной казни. Нацистка была повешена в тюрьме Кракова 24 января 1948 года.

Гермина Браунштайнер. «Топчущая кобыла»

Заместитель коменданта женской секции Майданека родилась в Вене 16 июля 1919 года, в рабочей семье. Голубоглазая блондинка Гермина мечтала стать медсестрой, но из-за недостатка средств вынуждена была пойти в домработницы. После аншлюса 1938 года уроженка Австрии стала гражданкой Германии и переехала в Берлин, где устроилась на авиационный завод «Хейнкель».

В отличие от многих своих коллег, Гермина пошла в надзиратели не из-за идейных соображений, а ради денег, поскольку зарплата надзирателя была в четыре раза выше, чем у работницы авиазавода.

«Азы мастерства» Браунштайнер познавала в 1939 году в Равенсбрюке под руководством Марии Мандель. Спустя несколько лет они поссорились на служебной почве, Браунштайнер добилась перевода в Майданек.

Здесь Гермина Браунштайнер получила прозвище «Топчущая кобыла» за пристрастие к затаптыванию женщин сапогами. Она забивала узниц насмерть, отнимала у матерей детей и лично бросала их в газовые камеры. Выжившие заключённые называли её одной из самых жестоких надзирательниц.

Работа «Топчущей кобылы» была отмечена «Железным крестом 2-го класса».

В конце войны Браунштайнер работала надзирательницей в лагере в Гентине, а с приходом советских войск сумела сбежать в Вену. Здесь она была арестована и отдана под суд.

Суд рассматривал деятельность Гермины Браунштайнер лишь по последнему месту службы, ничего не зная о похождениях «Топчущей кобылы» в Майданеке. В результате она получила всего 3 года тюрьмы, а вскоре была освобождена по амнистии.

Как и Антонине Макаровой, в дальнейшей жизни Гермине Браунштайнер помогло замужество. Американский гражданин Рассел Райан, находясь в Австрии, познакомился с ней, после чего завязался роман. Пара уехала в Канаду, где в 1958 году Гермина и Рассел поженились. В 1959 году Гермина Браунштайнер-Райан въехала в США, а ещё спустя четыре года стала американской гражданкой.

В Соединённых Штатах миссис Райан все знали как милую домохозяйку, не догадываясь о её прежней жизни.

В 1964 году охотник за нацистами Симон Визенталь обнаружил «Топчущую кобылу» в Нью-Йорке, сообщив об этом американским журналистам. В беседе с одним из репортёров Гермина Браунштайнер-Райан признала, что она — та самая надзирательница из Майданека.

После нескольких лет разбирательства власти США лишили Гермину Браунштайнер-Райан гражданства. 7 августа 1973 года она стала первым нацистским преступником, экстрадированным из США в Германию.

Гермина Браунштайнер стала одной из фигуранток так называемого «Третьего процесса Майданека», проходившего в 1975–1981 годах. Она была обвинена в причастности к убийству 200 000 человек. Из-за недостатка улик суд признал нацистку ответственной лишь за убийство 80 человек, соучастие в убийстве 102 детей и содействие в смерти 1000 человек. Этого, однако, с лихвой хватило, что приговорить её к пожизненному заключению.

Но Гермине Браунштайнер не суждено было умереть в тюрьме. В 1996 году её освободили ввиду тяжёлой болезни (диабета, приведшего к ампутации ноги). «Топчущая кобыла» умерла в немецком Бохуме 19 апреля 1999 года.

Красивая, как ангел, и дьявольски жестокая Ирма Грезе

Красивая, как ангел, и дьявольски жестокая… Даже мучимые ею заключенные отмечали ее эффектную внешность. Но в сочетании с садистическими наклонностями она скорее отталкивала, чем привлекала. Кто она, Ирма Грезе – надзирательница нацистского концлагеря, вошедшая в список самых жестоких женщин планеты?

Детство и юность

Ирма родилась в многодетной крестьянской семье. Отец частенько поднимал руку на мать, да еще до несчастной женщины дошли слухи об его интрижке с дочерью хозяина местного паба. Берта не выдержала, и покончила жизнь самоубийством. Не от отца ли девочка унаследовала жестокий нрав? Росшая в атмосфере жестокости, она впитала ее и впоследствии применила в жизни. Жестокость, причем в крайней степени, нужна была ей как воздух, она доставляла ей удовольствие, причем не только чисто психологическое… Но не будем забегать вперед.

Девочка оставила школу в 15 лет, не закончив ее, и попробовала работать на местном молокозаводе, потом решила пойти в медсестры. Но помощь людям явно не была ее призванием. Параллельно Ирма Грезе входила в женское движение в составе гитлерюгенда. В 1942 году она вступила в ряды СС, несмотря на недовольство отца, который, хоть и сам являлся членом НСДАП, отговаривал дочь от такого шага. Обычно женщинам в СС предлагали «работу, не требующую усилий» – надзор за заключенными. Ирма с охотой приняла это предложение, прошла курсы по подготовке Aufseherin и была отправлена в женский концлагерь Равенсбрюк.

Тюремная надзирательница

Далеко не все женщины, прошедшие отбор на должности надсмотрщиц, выдерживали тяготы такой работы. Многие уходили, не выдерживали нервы, некоторые были вынуждены остаться, но испытывали постоянный стресс от окружавшей их жестокости. Однако Ирма осталась в лагере сознательно и по доброй воле. Поначалу, возможно, ее привлекли действительно неплохие условия труда: возможность проживания, стабильная и высокая оплата. К тому времени ее отец уже женился повторно, и возвращаться в отчий дом девушка не хотела, да, наверное, и не могла – у мачехи у самой было пятеро детей. Надо было начинать самостоятельную жизнь.

Карьера Ирмы Грезе быстро пошла в гору. Уже в марте 1943 года ее перевели в Биркенау, подразделение концлагеря Аушвиц (Освенцим), где она вскоре стала старшей надзирательницей. Ей было всего двадцать лет, а она была уже вторым лицом после коменданта.

Но девушка не собиралась всю жизнь работать в лагере. Она была действительно одержима идеями фашизма и верила, что такая работа необходима для того, чтобы очистить арийский мир от «грязи». После же, в иной, послевоенной, «светлой» жизни она планировала стать киноактрисой. И, наверное, добилась бы своего, ведь была красива очень «правильной» немецкой красотой…

Садистические наклонности

И все же, несмотря на мечты о кинокарьере, не просто так попала Ирма в концлагерь. Ее как магнитом притягивали людские мучения. Ей нравилось причинять боль, наблюдать за физическими страданиями человека. Впоследствии, на процессе, вскрылись многие обстоятельства той страшной реальности.

Выжившие заключенные рассказывали о страшных зверствах: одной из излюбленных забав Грезе было связывать ноги рожающей женщины и наблюдать за ее мучениями. «Светловолосый дьявол» или «прекрасное чудовище», как прозвали ее узники, она любила натравливать на людей голодных собак. Таким образом в день могло быть убито до тридцати узников. Приятным досугом для нее было также присутствие при различных операциях, проводимых Йозефом Менгеле. Особенно нравилось ей удаление женских грудей.

Ориентация

Многие женщины из Освенцима и концлагеря Берген-Бельзен, куда Ирма была переведена в 1945 году и где была арестована, свидетельствовали о ее лесбийских наклонностях. Грезе заранее выбирала жертву – обычно красивую молодую девушку, насиловала ее, перед этим внеся в списки обреченных на смерть в газовой камере – чтобы «замести следы» – ведь связь с человеком «неарийского происхождения», тем более такого рода, не могла быть одобрена.

Ирму явно раздирали страсти, она была настоящей нимфоманкой, ей приписывали связь с комендантом Йозефом Крамером, с «Ангелом смерти Освенцима» Йозефом Менгеле, известным своими кошмарными опытами над заключенными. Возможно, ее сексуальная одержимость и была впоследствии сильно преувеличена, но несомненно одно – этот «ангел смерти» действительно наслаждался мучениями других людей. Конечно, такая активная интимная жизнь не могла остаться без последствий. Однажды Ирма забеременела и заставила одного из заключенных, хирурга, сделать ей нелегальный аборт.

Внешность

И все же нельзя не признать – Грезе была красива, фантастически красива, даже по нынешним временам, когда стандарты сильно изменились… Заключенная Гизелла Перл утверждала, что это была одна из самых красивых женщин, что когда-либо встречались ей в жизни. Глаза ее были небесно-голубого цвета и на первый взгляд излучали дружелюбие и безобидность.

Ирма была прекрасно осведомлена о своей красоте и старалась ее всячески подчеркнуть. Нарушая устав, она носила специальный узкий жакет голубого цвета – чтобы подчеркнуть глаза и восхитительную фигуру. Любила дорогие духи – женщины из концлагеря впоследствии вспоминали шлейф аромата, сопровождавший ее появление. Она выделялась среди прочих, сразу привлекала внимание, ей завидовали. Шепотом заключенные обсуждали между собой ее ангельскую внешность, которая сочеталась с такой страшной жестокостью нрава… Даже хлыст, которым она избивала заключенных, был необычным: девушка собственноручно инкрустировала его крупными жемчужинами. Сочетание красоты и садизма, так ярко характеризующее Ирму Грезе…

Однако образ жизни не может не отражаться на лице человека, и по мере развития карьеры в СС выражение лица Грезе становилось все более отталкивающим. На фотографиях из тюремного заключения и кинохронике судебного процесса мы видим застывшее, словно окаменевшее лицо, не выражающее никакого живого чувства, вообще ничего…

Процесс и казнь

В апреле 1945 года Ирма Грезе вместе с начальником концлагеря и другими надзирательницами был взята в плен англичанами. Через несколько месяцев состоялся знаменитый Бельзенский процесс, продолжавшийся с 17 сентября по 17 ноября. Когда Ирму спросили о причинах всех ее страшных преступлений, она спокойно ответила: «Я должна была обеспечить будущее нашего народа и очистить землю от антисоциалистических элементов!» По рассмотрению обстоятельств дела Ирма Грезе со своими коллегами по лагерю была приговорена к повешению.

Услышав смертный приговор, Ирма совершенно не изменилась в лице. Другая надзирательница, Иоганна Борман, которая также отличалась особой жестокостью и любила натравливать на узников голодных собак, проходя необходимые перед казнью процедуры, дрожала как осиновый лист, и сказала палачу по-немецки: «У меня тоже есть чувства». Да, несомненно, но о них следовало бы вспомнить раньше… Ирма же совершенно не раскаивалась в содеянном, не переживала. Поняв, что обречена, отправила братьям и сестрам письмо, в котором писала, что с радостью умирает за идеалы нацизма, и что, идя к месту казни, будет держать правую руку у левой груди (вскидывать ее в фашистском приветствии было запрещено). В ночь перед повешением она вместе со своей подругой Элизабет Фолькенрат (ассистенткой Йозефа Менгеле) распевала нацистские песни.

Армейский палач Роберт Кук поначалу наотрез отказался принять участие в повешении Ирмы, однако его непосредственный начальник майор Джером Бердик приказал ему это сделать, и тогда Кук пошел домой и застрелился… Вероятно, молодой парень пожалел совсем молодую девушку, а, возможно, и влюбился в нее. Внешность «белокурого ангела» с душой дьявола вполне позволяет предположить такое развитие событий. Казалось, это просто проклятие – даже лишенная инкрустированного жемчугом кнута и своры голодных овчарок, сидя в тюрьме, Ирма продолжала убивать…

В итоге ассистировал при казни работников концлагеря известный британский палач Альберт Пирпойнт. Как он вспоминал впоследствии, последним словом Ирмы Грезе было «Быстрее», обращенное к нему. Приговор был приведен в исполнения 13 декабря 1945 года. Девушке было всего 22 года, и она была одной из самых молодых казненных нацисток.

Далеко не все смотрительницы тюрем предстали перед судом и были наказаны. Зачастую их личности оставались неизвестными, так как узники даже не знали их точных имен. Некоторые современные историки пытаются представить надзирательниц в тюрьмах как жертв режима, вынужденных пойти на такую работу из-за определенных жизненных обстоятельств, возможно, давления со стороны… Но Ирма Грезе не была жертвой, она с явным удовольствием доставляла мучения заключенным. Поговаривали даже о том, что она сделала себе абажур из женской кожи. Так это или не так – достоверно неизвестно, однако такие страшные «сувениры» действительно были в ходу у нацистов, изделиями из кожи заключенных прославилась «Бухенвальдская ведьма» Ильза Кох.

Ирма была захоронена в общей могиле. Впоследствии тела казненных нацистских преступников перенесены были на кладбище. Сначала там были могилы с крестами, но впоследствии, когда данный некрополь стал местом для сбора неонацистов, кресты были снесены, и осталось только ровное поле. Однако примерное место захоронения Ирмы Грезе было отмечено ее почитателями, и до сих пор на ее могилу приходят люди. Нынешние нацисты воздвигли образ «Белокурого дьявола» на свои знамена… Вероятно, и здесь роль сыграла красота Грезе, которая продолжает очаровывать – и творить зло – даже после смерти

Cамая жестокая женщина в мире Ильзе Кох — нацистская извращенка (6 фото)

По статистике большую часть маньяков и извращенцев составляют мужчины. Однако есть женщины, которые могут дать фору любому маньяку, которых язык не повернется назвать слабым или прекрасным полом. Одна из них Ильзе Кох, или «Фрау Абажур», которая, вместе с другой эсэсовкой, возглавляет список самых ужасных женщин за всю мировую историю.

Чтобы воплотить в жизнь идеи Гитлера, нужны были исполнители — люди без жалости, сострадания и совести. Нацистский режим старательно создавал систему, которая смогла произвести их.

Нацисты создали на оккупированной ими территории множество концлагерей, предназначенные для так называемого «расового очищения» Европы. То, что узниками были инвалиды, старики, дети не имело никакого значения для садистов из СС. Освенцим, Треблинка, Дахау и Бухенвальд стали воплощением ада на земле, где людей систематически травили в газовых камерах, морили голодом и избивали.

Ильзе Келер родилась в Дрездене в семье рабочего. В школе была прилежной ученицей и очень жизнерадостным ребенком. В юности работала библиотекарем, любила и была любима, пользовалась успехом у деревенских парней, но всегда считала себя выше других, явно преувеличивая свои достоинства. В 1932 она году вступила в НСДАП. В 1934 году познакомилась с Карлом Кохом, за которого спустя два года вышла замуж.

Как из тихой неприметной библиотекарши Ильзе превратилась в монстра, которая держала в страхе весь Бухенвальд?

Очень просто: «подобное притягивает подобное» и когда ее эгоизм объединился с амбициями эсэсовца Карла Коха, скрытая извращенность Ильзе стала явной.

В 1936 году Ильзе добровольно устроилась работать в концлагерь Заксенхаузен, где служил Карл. В Заксенхаузе Карл даже среди «своих» приобрел репутация садиста. В то время Кох упивался властью, наблюдая за ежедневным уничтожением людей, его жена получала еще большее удовольствие от мук заключенных. В лагере ее боялись больше, чем самого коменданта.

В 1937 году Карл Кох был назначен комендантом концлагеря Бухенвальд, где Ильзе получила печальную известность за свою жестокость по отношению к заключённым. Узники говорили, что она частенько прохаживалась по лагерю, раздавая удары плетью каждому встречному в полосатой одежде. Иногда Ильзе брала с собой голодную свирепую овчарку и натравливала ее на беременных женщин или обессиленных узников, она приходила в восторг от ужаса, испытываемого заключенными. Неудивительно, что за глаза ее называли «сукой Бухенвальда».

Фрау Кох была изобретательна и постоянно придумывала новые пытки, например она регулярно отправляла заключенных на растерзание двум гималайскими медведицами в штатный зоопарк.

Но истинной страстью этой дамы были татуировки. Она приказывала заключенным мужчинам раздеться и осматривала их тела. Ее не интересовали те, у кого не было татуировок, но если она видела на чьем-то теле экзотический узор, то глаза ее загорались, ведь это означало, что перед ней очередная жертва.

Позже Ильзе прозвали «Фрау Абажур». Она использовала выделанную кожу убитых мужчин для создания разнообразной домашней утвари, чем чрезвычайно гордилась. Наиболее подходящей для поделок она находила кожу цыган и русских военнопленных с наколками на груди и спине. Это позволяло делать вещи весьма «декоративными». Особенно Ильзе нравились абажуры.

Один из узников, еврей Альберт Греновский, которого заставили работать в патологоанатомической лаборатории Бухенвальда, рассказывал после войны, что отобранных Ильзе заключенных с татуировкой доставляли в диспансер. Там их убивали, используя смертоносные инъекции.

Был только один надежный способ не попасть «суке» на абажур — изуродовать себе кожу или умереть в газовой камере. Некоторым и это казалось благом. Тела, имеющие «художественную ценность», доставляли в патологоанатомическую лабораторию, где их обрабатывали спиртом и аккуратно сдирали кожу. Затем ее высушивали, смазывали растительным маслом и упаковывали в специальные пакеты.

А Ильзе тем временем совершествовала свое мастерство .Она стала создавала из человеческой кожи перчатки, скатерти и даже ажурное нижнее белье. «Татуировку, украсившую трусики Ильзе, я видел на спине одного цыгана из моего блока», — рассказывал Альберт Греновский.

Судя по всему изуверские развлечения Ильзе Кох стали модными среди ее коллег в других концентрационных лагерях, которые множились в нацисткой империи, как грибы после дождя. Для нее было удовольствием переписываться с женами комендантов других лагерей и давать им подробные инструкции, как превратить человеческую кожу в экзотические переплеты книг, абажуры, перчатки или скатерти для стола.

Однако не стоит думать, что Фрау Абажур были чужды все человеческие чувства. Однажды Ильзе увидела в толпе заключенных высокого статного юношу. Широкоплечий двухметровый богатырь сразу понравился фрау Кох и она велела охране усиленно откармливать молодого чеха. Через неделю ему выдали фрак и привели в покои госпожи. Она вышла к нему в розовом пеньюаре, с бокалом шампанского в руке. Однако парень скривился: «– Я никогда не буду спать с тобой. Ты – эсэсовка, а я – коммунист! Будь ты проклята!»

Ильзе влепила нахалу пощечину и тут же вызвала охрану. Юношу расстреляли, а Ильзе велела достать из его тела сердце, в котором застряла пуля, и заспиртовать его. Капсулу с сердцем она поставила на свой ночной столик. Ночами в её спальне частенько горел свет – Ильзе при свете «татуированного» абажура, глядя на мёртвое богатырское сердце, сочиняла романтические стихи…

Вскоре власти обратили внимание на «людоедское ремесло» госпожи Кох. В конце 1941 года супруги Кох предстали перед судом СС в Касселе по обвинению в «чрезмерной жестокости и моральном разложении». Однако в тот раз садистам удалось избежать наказания. И только в 1944 году состоялся суд, на котором им не удалось уйти от ответственности.

В холодное апрельское утро 1945 года, буквально за несколько дней до освобождения лагеря союзными войсками, Карл Кох был расстрелян во дворе того самого лагеря, где он совсем недавно распоряжался тысячами человеческих судеб.

Овдовевшая Ильзе была виновна в не меньшей степени, чем ее муж. Многие заключенные считали, что Кох совершал преступления под дьявольским влиянием своей жены. Однако в глазах СС вина ее была незначительна. Садистку освободили из под стражи. Тем не менее в Бухенвальд она не вернулась.

После крушения «третьего рейха» Ильзе Кох пряталась, надеясь, что пока ловят «крупную рыбу» в СС и гестапо, про нее все забудут. Она находилась на свободе до 1947 года, когда правосудие наконец настигло ее.

Попав в тюрьму, Ильзе сделала заявление, в котором уверяла, что была только «слугой» режима. Она отрицала изготовление вещей из человеческой кожи и утверждала, что была окружена тайными врагами рейха, которые оговорили ее, пытаясь отомстить за служебное усердие.

В 1951 году в жизни Ильзе Кох наступил перелом. Генерал Лусиус Клей, верховный комиссар американской оккупационной зоны в Германии, своим решением поверг в шок мир по обе стороны Атлантики — как население своей страны, так и Федеративной Республики Германии, возникшей на обломках поверженного «третьего рейха». Он подарил Ильзе Кох свободу, заявив, что имеются лишь «несущественные свидетельства того, что она приказывала кого-нибудь казнить, а ее причастности к изготовлению поделок из татуированной кожи нет доказательств».

Когда преступница была освобождена, мир отказался поверить в обоснованность этого решения. Вашингтонский адвокат Уильям Денсон, который был обвинителем на суде, приговорившим Ильзе Кох к пожизненному заключению, сказал: «Это чудовищная ошибка правосудия. Ильзе Кох была одной из самых отъявленных садисток среди нацистских преступников. Невозможно подсчитать количество людей, желающих свидетельствовать против нее не только потому, что она была женой коменданта лагеря, но и потому, что это проклятое Богом существо».

Однако фрау Кох не суждено было насладиться свободой, как только она вышла из американской военной тюрьмы в Мюнхене, она была арестована немецкими властями и снова посажена за решетку. Фемида новой Германии, стремясь как-то загладить вину за массовые преступления нацистов, незамедлительно посадила Ильзе Кох на скамью подсудимых.

Баварское министерство юстиции занялось поиском бывших узников Бухенвальда, добывая новые доказательства, которые позволили бы запереть военную преступницу в камере до конца ее дней. 240 свидетелей давали показания в суде. Они рассказывали о злодеяниях садистки в нацистском лагере смерти.

На этот раз Ильзе Кох судили немцы, во имя которых нацистка, по ее убеждению, верно служила «фатерланду». Она вновь была приговорена к пожизненному заключению. Ей было твердо заявлено, что на этот раз она не сможет рассчитывать на какое-либо снисхождение.

В тот год 1 сентября в камере баварской тюрьмы она съела свой последний шницель с салатом, связала простыни и повесилась. «Сука Бухенвальда» собственноручно свела счеты с жизнью.

Ссылка на основную публикацию