Фото антона чехова – редкие и уникальные - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Фото антона чехова – редкие и уникальные

Фото антона чехова – редкие и уникальные

Войти

В юбилейный день рождения одного из моих самых любимых писателей, решил попробoвать отыскать все фотографии Антона Чехова, какие только можно найти. Если у вас есть фотографии, не помещенные в этой записи — буду им весьма рад. Итак, с праздником, Антон Павлович!

Антон и брат Коля

Теперь я хочу разделить пост на три рубрики — фото-визитки, фотографии с другими людьми, фотографии из жизни. Начнём с фото-визиток. Я попытался соблюсти некую хронологию, исходя из смутных данных о фотографиях и судя по внешнему виду писателя. Ретушёры сильно портят дело — молодого Чехова состаривают до недожитых им шестидесяти лет и наоборот. Иногда фотографию и её отретушированную копию невозможно соотнести друг с другом, настолько изображенный на них человек не похож сам на себя.

Теперь, для разнообразия, предлагаю посмотреть фотографии с друзьями, родственниками и т. п. На первой фотографии Антон со своим братом, талантливым художником Колей. 1882 год:

Семейная фотография. Перед отъездом на Сахалин. 1890 год:

На Цейлоне, по дороге домой:

Октярь 1890. На параходе «Петербург» с мичманом Глинкой и мангустами. Мангустов Чехов купил по дороге, но потом не знал что с ними делать и подарил кому-то:

Эту фотографию сделал Исаак Левитан:

Антон с братом Михаилом:

1896 год. Чехов, Мамин-Сибиряк, Потапенко:

Чехов и Московский Художественный Театр. 1899 год. Чехов читает «Чайку»:

С артистом МХТ А. Р. Артемом. 1899 год:

1899 год. Чехов с сестрой Машей:

1900 год. Чехов с архитектором Шаповаловым на строительстве дома в Ялте:

1900 год. МХТ в Ялте:

С М. Горьким в Ялте. 1900 год:

1900 год. Бунин, Фёдоров, Горький, Чехов. Ялтинский мол:

Куприн, Федоров, Бунин, Чехов, Ельпатиевский, Горький. В саду:

В компании ялтинских общественных деятелей:

С академиком Н. П. Кондаковым и его сыном:

В 1901 году, уже в компании Ольги Книппер, Чехов поехал лечить туберкулёз «на кумыс» в Уфимскую губернию, Аксёнов:

Со Львом Толстым:

1902 год. В кругу семьи. Стоят: сестра Маша, Ольга Книппер. Сидят: мать Надежда Яковлевна и Антон Чехов:

1902. На реке Клязьма в деревне Станиславского Любимовке:

1903. Чехов и Г. И. Росоллимо:

Ну и наконец последняя рубрика — «Чехов в реальной жизни». Первые фотографии из Мелихово:

1899 год. Фотокарточка подписана для Ивана Бунина:

Чехов в кабинете своего Ялтинского дома:

Целая фотосессия. Август 1901 года:

1902 год. В Ялте. Собаки Тузик и Каштан:

С ручным журавлём:

В саду сажает деревья:

На смертном одре, в Баденвейлере. 15 июля 1904 года:

Как эпилог, ещё несколько кадров, сделанных уже после его смерти:

Камин с панно Исаака Левитана — близкого друга Антона Павловича:

Памятник Чехову в Баденвейлере. К сожалению, он был уничтожен немцами во время Первой Мировой Войны:

М. П. Лилина и К. С. Станиславский у этого памятника:

Ну, и чтобы не завершать в столь глубокой печали праздник, последняя прижизненная фотография А. П. Чехова, 1904-й год:

Хотя, конечно, рассказ получился не очень радостный и деньрождественный. Но тут уж ничего не поделаешь, жизнь Антону Павловичу давалась очень тяжело — с шестнадцати лет на шее висела вся многочисленная родня, постоянные знакомые докучали своими проблемами и просили о помощи, мучения с жилищным вопросом, долги, а главное постоянные болезни — в первую очередь, туберкулез, убивший писателя в самом расцвете сил. Эх, сколько всего он бы мог ещё написать.

Читайте также:  Фридрих штапс и покушение на наполеона

Аудиогид. Интерьеры главного дома усадьбы А.П. Чехова «МЕЛИХОВО»

Огромная работа по созданию серии аудиогидов по усадьбе «Мелихово» завершается аудиогидом по мемориальным интерьерам главного дома.

Когда Чехов впервые увидел дом, то описал его в письме к Алексею Сергеевичу Киселеву: «Дом и хорош, и плох. Он просторнее московской квартиры, светел, тепел, крыт железом, стоит на хорошем месте, имеет террасу в сад, итальянские окна и прочее, но плох он тем, что недостаточно высок, недостаточно молод, имеет снаружи весьма глупый и наивный вид, а внутри преизбыточествует клопами и тараканами, которых можно вывести только одним способом – пожаром; все же остальное не берет их».

Тогда Чеховы тут же взялись за работу: чистили, красили, убирали, за три недели привели дом в порядок. Антон Павлович тут же сообщил своим корреспондентам: «Станция Лопасня Московско-Курской дороги. Это мой новый адрес… Намотайте его себе на ус». Тут же понеслось огромное количество писем с приглашениями в Мелихово. Сегодня и вы будете гостями главного усадебного дома.

Аудиогид по главному дому в Мелихове подготовлен с помощью приложения izi.TRAVEL, он расскажет вам про семью Чеховых, про их комнаты и личные вещи. Я благодарен за сотрудничество и помощь в работе над гидом Чайковской Ксении Абрамовне — главному хранителю музея и Алаторцевой Елене Вячеславовне — ведущему методисту и главному голосу аудиогида. Отдельное спасибо за помощь в обработке звука Александру Телицыну aglomerat .

Скачиваем приложение izi.TRAVEL к себе на телефон или на другой гаджет.

Установите приложение izi.TRAVEL, затем в поиске пишем «Усадьба Мелихово. Главный дом.» и слушаем истории.

Аудиогид «Усадьба Мелихово. Главный дом.» можно посмотреть и послушать в интернете с компьютера, щелкнув сюда.

Можно представить, какая суета поднималась в тесной прихожей, когда приезжали гости! Девочки-горничные принимают верхнюю одежду у приезжавших гостей, вешают шляпы и трости. Вышедший из своего кабинета Чехов приветствует гостей. Под ногами вертятся любимицы Антона Павловича — забавные таксы Хина и Бром. Оживление, суматоха…

В прихожей на вешалке — зимнее пальто Павла Егоровича на хорьковом меху и шапка с бобровым околышем, демисезонное пальто, фетровая шляпа и картуз Антона Павловича, рядом стоят трости и зонт. Одежду берегли, складывая в сундуки, пересыпая листьями полыни, по много раз чинили, перешивали. Неудивительно, что многие вещи вернулись спустя много лет сюда: и темно-синий, в зеленую клетку мужской шарф, и шляпная коробка Евгении Яковлевны, и картуз, купленный Чеховым в магазине Мюра и Мерилиза на Петровке. Из прихожей вы попадаете в «святая святых» — чеховский кабинет.

У окна стоит письменный стол, на нем — керосиновая лампа с рефлектором, свечи в бронзовых подсвечниках. Здесь же – предметы писательского труда: перьевая ручка, чернильница, простой карандаш, весы для взвешивания конвертов, марки в коробочке, палочка сургуча, которым запечатывали письма — свидетели переписки Чехова. Письма, впервые изданные сестрой писателя, являются ценнейшими документами, отразившими творческие удачи и переживания писателя, тяжелый труд врача, тревоги и надежды общественного деятеля, хлопоты хозяина большого имения.

Читайте также:  Никола тесла – биография, личная жизнь, фото

10. Пенсне принадлежало А.П. Чехову. «У меня гостит в настоящее время глазной врач со своими стеклами. Вот уже два месяца, как он подбирает для меня очки. У меня так называемый астигматизм — благодаря которому у меня часто бывает мигрень, и кроме того, еще правый глаз близорукий, а левый дальнозоркий», — писал Антон Павлович в 1897 году. Зрение у Чехова было неважным и раньше, но постоянно он стал носить пенсне только в ялтинские годы.

«У меня по целым дням играют и поют романсы в гостиной, рядом с моим кабинетом, и поэтому я постоянно прибываю в элегическом настроении», — писал Чехов. Рядом с его кабинетом находилась гостиная.

В гостиной стоят рояль, кресла, столик с высокой лампой. Среди гостей в чеховские времена были учителя, земские деятели, врачи, начинающие литераторы, актеры и актрисы, музыканты и просто хорошие знакомые. «Гости, гости, гости . Моя усадьба стоит как раз на Каширском тракте, и всякий проезжий интеллигент считает должным и нужным заехать ко мне. Одних докторов целый легион», — писал Чехов.

Часто гостей было слишком много и, несмотря на радушие, с которым Чехов принимал любого человека, гости все же мешали писателю работать, и от них он спасался во флигеле, где в тишине обдумывал сюжеты будущих произведений и писал.

Именно во флигеле была написана знаменитая «Чайка». Немирович-Данченко видел в «Чайке» много деталей мелиховской жизни.

Комната Марии Павловны Чеховой находилась рядом с гостиной. Лика и другие подруги Маши очень любили ее уютную комнату.

Восточное окно освещает ее нежными лучами восходящего солнца, южное дарит свет в течение всего дня. На стенах учебные гипсы, рисунки и этюды, в углу – зонт для работы на пленэре, на столе – кисточки, уголь для рисования, пресс-папье и чернильница, украшенные фигурками охотничьих собак, счеты. Узкая кровать, умывальный столик… Здесь жила сестра писателя с 1892 по 1896 год. Потом Чехов отдал ей свой кабинет для занятий живописью, а сам переселился в ее комнату. Здесь им была написана повесть «Моя жизнь».

Мария Павловна преподавала историю и географию в московской гимназии Ржевской на Садово-Каретной. По пятницам Маша уезжала из Москвы в Мелихово и жила здесь до понедельника, пользовалась каждым свободным от уроков днем, чтобы уехать домой. Приезжая в Мелихово на выходные дни, здесь, за своим письменным столом она готовилась к урокам в гимназии.

Количество названий этой небольшой проходной комнаты напоминает нам историю одного розыгрыша. Чехов был большим любителем пошутить, и на сей раз жертвой оказалась молодая писательница Татьяна Львовна Щепкина-Куперник. Чехов и гостья проходили по всем комнатам, хозяин называл их, а гостья считала. Но, пройдя по этой комнате через разные двери, Чехов каждый раз называл ее по-новому.

В результате Татьяна Львовна насчитала восемнадцать комнат, хотя на самом деле их всего восемь. Чехов так увлек собеседницу, что она не замечала, что несколько раз проходит по одной и той же комнате, называвшейся по-разному.

В «красном» углу — киот с иконами. В киоте находится икона «Воздвижение креста», написанная Василием Михайловичем Чеховым, двоюродным дедом Антона Павловича. Отец был религиозным человеком, исправно посещал церковь. В Таганроге, когда Антон был еще подростком, он организовал церковный хор, где пели его сыновья.

Читайте также:  Состояние потока – что такое поток (психология)

Иногда религиозность отца принимала довольно курьезные формы. Рассказывали, что как-то в лавочке у Павла Егоровича случилась неприятность: в бочке с подсолнечным маслом утонула крыса. Честный хозяин вылил бы испорченное масло, хитрый хозяин продавал бы масло, никому не рассказав про крысу. Павел Егорович не хотел терпеть убытки, вылив масло, а скрыть происшествие ему не позволяла совесть. Тогда он позвал священника, пригласил гостей, и при всех крысу извлекли за хвост из бочки, а масло освятили. Потом Павел Егорович долго удивлялся, почему гости за столом ничего не едят, да и торговля в лавочке идет все хуже и хуже. Торговля в лавочке была лишь одной стороной таганрогской жизни отца. Павел Егорович был разносторонне развитым человеком: сам научился играть на скрипке, рисовал.

Коридор…Дальше идет длинный, темный коридор. Мария Павловна вспоминала, что он освещался керосиновыми лампами. Эта часть дома называлась «родительской».

Из коридора двери вели в комнаты отца, матери, в столовую. Напротив комнаты Евгении Яковлевны находился «пудр клозет», а в конце коридора – дверь черного хода, откуда часто вбегали горничные, выполняя поручения, не спеша заходила с пыхтящим самоваром старушка Марьюшка – кухарка у Чеховых…

«Многоуважаемый шкаф!» – невольно вспоминаешь слова из чеховской пьесы, глядя на величественный, массивный буфет, щедро украшенный резьбой. Кресла по бокам буфета невольно притягивают к себе внимание необычными украшениями: вместо спинок – дуги из конской упряжи, вместо ручек – топоры, вонзенные в березовые поленья, на сиденье – рукавицы, а ножки заканчиваются весьма натуралистичными копытцами.

Перед отъездом в Ялту Антон Павлович подарил буфет мелиховскому старосте Прокофию Андриановичу Симанову. Буфет переходил из поколения в поколения в семействе Симановых и только 1980-е годы вернулся в мелиховский дом.

Столовая. Евгения Яковлевна – мать Чехова была в Мелихове заботливой хозяйкой. Всех надо было встретить и накормить. Угощать было для нее большим наслаждением. Комната ее была рядом со столовой. В столовой она всегда сидела во главе стола, всех угощала и следила, чтобы не пустовали тарелки.

Двенадцать ударов в колокол – и гости заполняют уютную столовую с дешевыми обоями «под дуб», с большим резным буфетом, чайным столиком с начищенным самоваром, рассаживаются за столом, споря, кто же сядет возле Антона Павловича…

Сейчас стол накрыт к обеду на пять человек, постоянных жильцов этого дома. Во главе стола сидела Евгения Яковлевна; слева, около окна, сидели Павел Егорович и Мария Павловна; справа — Антон Павлович и Михаил. Чехов неслучайно выбрал для себя самое неудобное место за столом — около двери.

Место рядом с выходом Чехов выбрал для того, чтобы можно было быстро и незаметно выйти, не побеспокоив при этом гостей. Гостей же временами было так много, что приходилось не только раздвигать стол, но и обедать в несколько смен. Обедали обычно в 12 часов, именно для того, чтобы собрать всех к столу, перед домом был водружен на столбе колокол.

Ссылка на основную публикацию