Подвиг 28 панфиловцев – краткая история - Oxford44.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Подвиг 28 панфиловцев – краткая история

Легенда о «28 панфиловцах» оказалась газетным мифом

7 июня на сайте государственного архива Российской Федерации опубликовали справку от 10 мая 1948 года, составленную военным прокурором Н. Афанасьевым. На страницах содержится краткий доклад о ходе расследования известного мифа о «28 панфиловцах».

«Герои-панфиловцы» — 28 человек из личного состава 316-й стрелковой дивизии, которые участвовали в обороне Москвы в 1941 году под командованием генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова. Во времена СССР легенда о них получила широкое распространение: якобы 16 ноября, во время нового наступления немецкой армии на столицу, гвардейцы уничтожили 18 танков противника. Однако после уже не раз появлялись сообщения о том, что история о «28 панфиловцах» — миф, сооруженный в рамках государственной пропаганды. Опубликованный государственным архивом Российской Федерации документ подтвердил, что данная история является обычной советской сказкой.

Доклад начинается с того, что рассказывает о судьбе одного из «панфиловцев» — сержанта Ивана Евстафьевича Добробабина. В 1942 году он попал в плен к немцам и согласился стать начальником полиции в оккупированном селе Перекоп. Когда в 1943 году началось освобождение Харьковской области, Добробабин был арестован за измену, но сбежал и снова попал в немецкую армию. Через 5 лет Ивана все-таки заключили под стражу, он признал вину и получил 15 лет за государственную измену. Во время ареста у Добробабина нашли книгу «О 28 героях панфиловцах»: там описывались бои в районе Дубосеково. Но информация о подвигах солдат и самого Ивана так и не получила подтверждения.

Первое сообщение о гвардейцах дивизии Панфилова появилось 27 ноября 1941 года в газете «Красная Звезда», написанное фронтовым корреспондентом В.И. Коротеевым. В очерке описывались бои 5-й роты под командованием политрука В.Г. Диева, когда солдаты уничтожили 18 немецких танков. В конце содержалась информация, что «погибли все до одного, но врага не пропустили». На следующий день в этом же издании напечатали передовую статью литературного секретаря А.Ю. Кривицкого, в которой рассказывалось, что с танками противника сражались 29 панфиловцев. Материал назывался «Завещание 28 павших героев», потому как, по информации газеты, один из гвардейцев хотел сдаться в плен, но был застрелен сослуживцами. Статья заканчивалась следующим изречением: «сложили свои головы — все 28. Погибли, но не пропустили врага». Фамилии солдат указаны не были.

22 января 1942 года в газете «Красная Звезда» выходит очерк под заголовком «О 28 павших героях», написанный тем же Александром Кривицким. Только теперь автор выдает себя за очевидца военных событий, впервые называя фамилии участников и подробности их гибели. Все поэмы, стихотворения и очерки, рассказывающие историю «панфиловцев», лишь пересказывают в разных интерпретациях материалы литературного секретаря. 21 июля 1942 года указом Президиума Верховного совета СССР всем 28 гвардейцам, перечисленным в очерке, посмертно присвоили звания героев Советского Союза.

В мае 1942 года на Западном фронте был арестован красноармеец гвардейской дивизии им. Панфилова Кужебергенов Даниил Александрович за попытку сдаться в немецкий плен. На допросах выяснилось, что он числился в списке 28 погибших гвардейцев. Оказалось, что Даниил не участвовал в боях под Дубосековым, а просто дал показания на основе газетных сообщений, где о нем писали как о герое. Получив эти данные, полковник И. В. Капров донес в наградной отдел ГУК НКО, что Кужебергенова ошибочно включили в число «28 панфиловцев».

Уже в августе 1942 года началась проверка в отношении троих претендентов на звание Героя Советского Союза из числа 28 гвардейцев. Военная Прокуратура, батальонный комиссар, а также старший инструктор ГлавПУРККА занимались делами Васильева Иллариона Романовича, Шемякина Григория Мелентьевича и Шадрина Ивана Демидовича. В получившемся докладе заявлено, что 28 героев числились в списке 4 роты, которая занимала оборону Дубосекова. Из-за серьезного воздействия превосходящих сил противника полк понес большие потери и отступил на оборонительный рубеж. За отход командир полка И.В. Капров и военком Мухомедьяров были отстранены от занимаемых должностей. О подвигах 28 гвардейцах в ходи боев ничего сказано не было.

Местные жители из ближайшего села Нелидово рассказали, что панфиловская дивизия вела бои около них 16 ноября 1941 года. Однако отбили немцев только 20 декабря прибывшие части Советской армии. Из-за затянувшихся снегопадов трупы убитых собирать не стали и похороны не проводили. Поэтому в феврале 1942 года на поле боя нашли несколько тел, в том числе труп политрука В.Г. Ключкова. В организованной братской могиле, в которой, как считается, похоронены «панфиловцы», на самом деле лежат 6 бойцов Советской армии. Другие жители населенного пункта говорили о том, что после боя видели оставшихся в живых гвардейцев Иллариона Васильева и Ивана Добробабина. Таким образом, единственным установленным сообщением о подвиге «28 панфиловцев» является ноябрьское сообщение в «Красной Звезде» корреспондента В.И. Коротеева и секретаря Кривицкого.

23-24 ноября при выходе из штаба Коротеев встретил комиссара 8-й панфиловской дивизии С.А. Егорова. Он рассказал ему о солдатах одной роты, которые сдержали наступление 54 танков. Сам Сергей Андреевич участником боев не был и рассказал со слов другого комиссара, который тоже там не присутствовал. Корреспондент ознакомился с донесением о роте, что «стояла на смерть — погибла, но не отошла», в которой только двое оказались предателями. Когда Василий Игнатьевич прибыл в Москву, он доложил редактору «Красной Звезды» Д.И. Ортенбергу обстановку и предложил написать о героическом подвиге гвардейцев. Идея понравилась Давиду Иосифовичу: он несколько раз уточнял число солдат и решил, что из неполного состава роты (примерно 30-40 человек) достаточно вычесть двух дезертиров и получится то самое число 28. 27 ноября 1941 года в газете вышла короткая заметка, а 28 ноября — уже упомянутая ранее передовая «Завещание 28 павших героев».

Кравицкий и Ортенберг на допросах подтверждали слова друг друга: автор говорил, что идею статьи ему предложил сам редактор, однако откуда взялось количество гвардейцев и их фамилии он не знает. Александр Юрьевич даже выезжал в село Дубосеково, чтобы поговорить с командиром полка Карповым, комиссаром Мухамельяровым и ротным Гундиловичем. Они рассказали ему о погибших и подвиге, но сами в бою не участвовали. Знаменитое выражение «Россия велика, а отступать некуда — позади Москва» — это литературный вымысел автора. Редактор был рад разместить подобный материал и снабдил лозунгом «Смерть или победа».

Решающей частью расследования стали показания бывшего командира 1075 стрелкового полка И.В. Капрова:

«Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 15 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. Я никому ничего не говорил, никто из корреспондентов ко мне не обращался в тот период, да и не мог я говорить о подвиге 28 гвардейцев, потому что такого боя не было. И донесения по этому поводу не составлял. Позже я впервые услыхал о подобном, когда в разговоре со мной Кривицкий заявил, что нужно именно такое число гвардейцев, на что я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк. Фамилии для статьи диктовал капитан Гундилович, но никаких документов о 28 панфиловцах в полку не было и не могло быть. Кто был инициатором составления наградных листов и списков 28 гвардейцев — я не знаю».

Читайте также:  Как правильно использовать ought to модальный глагол в предложениях

Таким образом, становится ясно, что «28 панфиловцев» — вымысел «Красной Звезды»: редактора Ортенберга, литературного секретаря Кривицкого и корреспондента Коротеева. К сожалению, это расследование не помешало установить памятник гвардейцам в деревне Нелидово Московской области и назвать их фамилиями школы, улицы, предприятия и колхозы Советского союза. Более того, осенью 2015 года выйдет художественный фильм — «Двадцать восемь панфиловцев». Средства на производство картины собирали с помощью краудфандинговой кампании и финансирования Министерства культуры — всего около 60 миллионов рублей.

Подвиг панфиловцев: будущее России за героями прошлого

В битве за жизнь великой России отступать некуда – позади Москва

16 ноября исполняется ровно 75 лет с момента знаменитого подвига 28 героев-панфиловцев, в неравном бою сумевших остановить продвижение рвавшихся к Москве немцев. Те события стали одним из главных подвигов в Великой Отечественной войне и важным элементом культа Победы, до сих пор формирующим патриотическое сознание и объединяющим граждан России и стран бывшего СССР. Однако последнее время всё чаще предпринимаются попытки поставить под сомнение подвиг панфиловцев и вычеркнуть эту героическую страницу нашей истории из народного сознания. Делается это лишь для одной цели: последовательно уничтожить идеологический фундамент патриотизма, воспитав в людях презрение к своей собственной Отчизне.

Начало Великой Отечественной войны было крайне неудачным для СССР: Красная Армия с боями отступала под натиском немцев, решивших, по плану Адольфа Гитлера, закончить войну к зиме 1941 года. Для этой цели предполагалось захватить Ленинград, Москву и Киев, выйдя затем к Архангельску, Волге и Кубани. Однако главной целью гитлеровцев была столица СССР, захват которой, по мнению руководства нацистской Германии, стал бы решающим ударом по «глиняному колоссу» СССР. С этой целью 30 сентября началась операция по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун».

К этому времени в казахской Алма-Ате была сформирована 316-я стрелковая дивизия, командиром которой стал уроженец Саратовской губернии генерал-майор Иван Панфилов. В начале сентября свежая дивизия была отправлена на фронт недалеко от Новгорода. Однако тяжелая ситуация под Москвой требовала дополнительных сил для защиты столицы, поэтому в конце октября дивизию перебрасывают в район подмосковного Волоколамска, где ей было приказано занять полосу обороны протяженностью около 40 километров. Солдаты Панфилова обороняли один из самых опасных участков, поэтому им приходилось вести постоянные изнуряющие бои с пытающимися прорваться превосходящими силами немцев. Против одной стрелковой дивизии Панфилова Вермахт выставил четыре: три танковых и одну стрелковую. Впрочем, солдат 316-й дивизии это не испугало, и только за последнюю неделю октября они уничтожили более 80 танков Вермахта, а его потери в живой силе составили около девяти тысяч солдат и офицеров.

Однако самый яростный бой случился 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково, который обороняли солдаты и офицеры четвертой роты 1075-го полка под командованием политрука Василия Клочкова, также уроженца саратовской земли. Немецкое командование отправило в атаку на разъезд 50 танков при поддержке пехоты. Страшный бой длился более четырех часов. За это время панфиловцы, вооруженные ружьями, гранатами и бутылками с зажигательной смесью, под непосредственным командованием Клочкова подбили 18 танков противника.

Несмотря на потери, немцы не собирались отступать, усилив атаку на развязку. Панфиловцы же понесли серьезные потери, потеряв немало своих товарищей. Сам Клочков понимал, что силы слишком неравны и выстоять у оставшихся в живых не получится. Понимал он и то, что нужно стоять насмерть и не дать врагу прорваться. «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва», – произнес тогда политрук свои слова, ставшие затем девизом всех сражавшихся за Родину советских бойцов. После этого политрук со связкой гранат бросился под немецкий танк, взорвав его вместе с собой.

Подвиг панфиловцев позволил приостановить до того стремительно развивавшееся наступление немцев на Москву. В целом же, в результате боев 16-20 ноября на стратегически важном Волоколамском направлении было остановлено до того момента успешно развивавшееся наступление двух танковых и одной пехотной дивизии вермахта. Немецкие войска, постепенно терявшие темп наступления в изматывающих боях вскоре оказались под угрозой поражения, когда Красная армия, измотавшая противника в оборонительных боях, перешла в наступление в декабре 1941 года, отбросив части Вермахта от столицы.

Подвиг панфиловцев стал значительным вкладом в победу под Москвой, которая вдохнула в народ веру в победу над врагом. А уже после войны история боя под Дубосеково во многом была мифологизирована, став одним из важнейших элементов идеологии Великой Победы.

Генерал-майор Панфилов (слева)

Впрочем, начало «Перестройки», а затем распад СССР и формирование «новой российской идентичности» вызвало к жизни неоднозначные процессы по пересмотру собственной истории, переосмыслению её событий и их интерпретации в историографии. Появилось огромное количество всевозможных «правдорубов», тем или иным способом пытавшихся донести до общества свою собственную точку зрения, входившую в противоречие с устоявшейся трактовкой того или иного события. Примечательно при этом, что основной свой упор «разоблачители» сделали на героических страницах российского прошлого, неотъемлемой составной частью которого и является подвиг 28 панфиловцев.

И главным «правдорубом» здесь выступил бывший директор Госархива, доктор исторических наук Сергей Мироненко. Историк, ссылаясь на данные архивных материалов, в том числе материалы прокуратуры и показания свидетелей и очевидцев утверждает, что подвига 28 панфиловцев на самом деле не было, а представленная в нынешнем виде версия – выдумка советской пропаганды. Кроме того, Мироненко заявил, что Клочков свою знаменитую фразу не произносил, а придумал её тогдашний литературный секретарь «Красной звезды» Александр Кривицкий, в голове которого и родилась история «вымышленного» подвига. Впрочем, выступление Мироненко, назвавшего выдумкой героический подвиг солдат Красной Армии, вполне согласуется с его симпатией к предавшему Родину генералу Андрею Власову, оправдать которого он попытался в одной из своих работ.

Что же касается панфиловцев, то реальность тех событий действительно подвергалась сомнению в первые годы после войны. Теория о недостоверности подвига была основана на показаниях Кривицкого, данных им в конце 40-х годов. Тогда журналист выступил с признанием, что 28 панфиловцев и их подвиг – это плод его воображения. Однако уже в 70-х годах бывший литсекретарь «Красной звезды» вспоминал, что его заставили сказать неправду под угрозой применения силы. «Мне было сказано, что если я откажусь от показания, что описание боя у Дубосеково полностью выдумал я и что ни с кем из тяжелораненых или оставшихся в живых панфиловцев перед публикацией статьи не разговаривал, то в скором времени окажусь на Печоре или Колыме. В такой обстановке мне пришлось сказать, что бой у Дубосеково – мой литературный вымысел», – сказал Кривицкий в интервью.

Нужда же в подобных лживых показаниях, по мнению историка Константина Дроздова, имела место в рамках кампании по очернению маршала Георгия Жукова, бывшего главным инициатором награждения панфиловцев. Военачальник, вскоре после войны заподозренный Сталиным в стремлении к власти, подвергся опале и был снят с поста главкома сухопутных войск.

Другие же, более мелкие спорные моменты, такие как численность отражавших атаки советских бойцов, состав атаковавшей немецкой группировки и количество танков в ней, потери отряда красноармейцев и число выживших солдат – всё это не опровергает самого факта боя и того подвига, который совершили советские бойцы.

Читайте также:  Past simple passive: образование грамматических форм и примеры предложений

Несомненно, в дальнейшем подвиг панфиловцев был отчасти мифологизирован, однако мифологизация героического поступка – это естественная оболочка подвига, которая придается ему через много лет благодарными потомками. И в дальнейшем подвиг, вошедший в историю в той или иной степени в мифологической оболочке, становится одним из кирпичиков в фундамент патриотизма и любви к своему Отечеству. Подвиг панфиловцев и его героическая трактовка показывает силу и мощь народного духа, патриотизм сынов России и их готовность пожертвовать собой ради неё. Именно такие элементы патриотического фундамента и формируют народное самосознание, основанное на любви к Родине и вере в свои силы. Последние и дают опору нации в любые, даже самые тяжелые периоды её истории: во время войн, стихийных бедствий, экономических катастроф и прочих катаклизмов. Пример героических предков заставляет человека жить и побеждать.

Неслучайно советское руководство в годы войны обратилось к до этого презираемому ею русскому прошлому, показав народу героизм его предков. Неслучайно в нынешние нелегкие времена, когда против России силами коллективного Запада идет необъявленная война, наша страна всё чаще ищет поддержку в своем прошлом, обращаясь к тогдашним героям и их подвигам.

В таких условиях «правдорубы» вроде Мироненко фактически выступают на стороне врага, методично ведя работу по выниманию тех самых кирпичиков из фундамента национального патриотизма, ослабление которого приведет к катастрофическим последствиям в условиях противостояния с Западом, что, наоборот, требует сплочения народа. Кроме панфиловцев, одной из целей «разоблачителей» является святой князь Александр Невский, начавший создавать на обломках тогдашней Руси новую Россию, отразив при этом экспансию западных рыцарей-крестоносцев. Именно тогда был сделан цивилизационный выбор нашего народа, не пожелавшего, в отличие от земель юго-западной Руси, склонять голову перед Западом. За это Невский подвергается всяческой обструкции среди «правдорубов»: то, по их мнению, не было Ледового побоища, то князь на самом деле был татарским прихвостнем, да и вообще неправильную он политику вел, надо было отдаться Западу, как земли юго-западной Руси (ныне Украины), и всё бы у нас потом было хорошо.

Подобные разговоры очень напоминают утверждения про «не уперлись бы тогда под Сталинградом, пили бы сейчас баварское». Нужно понимать, что подобные разговоры ведут те же самые люди, кто заявляет о том, что подвига 28 панфиловцев не было, кто продолжает таким образом подтачивать фундамент народного патриотизма.

Тем не менее, один факт дает надежду, что ничего у этих деятелей не получится: всенародные сборы на фильм «28 панфиловцев», выходящий на экраны кинотеатров страны 24 ноября, составил рекордную для народного сбора сумму в 34 миллиона рублей. Более того, эта кампания стала одним из самых масштабных народных сборов во всем мире. Люди жертвовали самые разные суммы: кто-то вносил 500 рублей, кто-то пять тысяч, кто-то десять, а один из жителей Северодвинска сделал рекордное пожертвование на сумму в миллион рублей. В целом, кампания по сбору средств оказалась действительно всенародной.

И именно подвиг 28 панфиловцев и желание отразить их героизм в кинематографе, стали основой, на которой народ объединился ради достижения единой цели. Много ли подобных случаев мы знаем в современной России, погрязшей в индивидуализме и потреблении, ставшей за годы «звериного либерализма» забывать своих героев и их подвиги? Увы, нет. И успех в сборе средств на фильм стал наглядной демонстрацией того, как патриотическая легенда, основанная на реальных событиях, может служить Родине.

75 лет назад панфиловцы отстояли свою Родину в тяжелейших боях с противником. Сейчас же нам необходимо отстоять их доброе имя и их геройский поступок, вселяющий в наш народ чувство веры в свои силы. И главная битва за наше героическое прошлое еще впереди. И от её исхода будет зависеть будущее России.

Как выглядел в действительности подвиг героев-панфиловцев?

Государственный архив опубликовал на сайте сканы документов расследования, проведенного военной прокуратурой в 1947-м году в Харькове, из которых следует, что знаменитый подвиг 28 героев-панфиловцев является художественным вымыслом. Вместе с тем, судя по разным документальным свидетельствам, части дивизии генерала Ивана Панфилова действительно геройски сражались против немецких танков в ноябре 1941 года под Москвой.

28 ноября 1941 года газета «Красная звезда» напечатала большую статью «Завещание 28 павших героев», в которой описывалось, как в бою 16 ноября остатки одной из рот 1075-го стрелкового полка 8-ой Гвардейской дивизии у разъезда Дубосеково под Москвой остановили ценой собственной жизни десятки вражески танков.

«Свыше пятидесяти вражеских танков двинулись на рубежи, занимаемые двадцатью девятью советскими гвардейцами из дивизии им. Панфилова… Смалодушничал только один из двадцати девяти… только один поднял руки вверх… несколько гвардейцев одновременно, не сговариваясь, без команды, выстрелили в труса и предателя…» — писал литературный секретарь «Красной звезды» Александр Кривицкий.

В передовице говорилось, что 28 гвардейцев уничтожили 18 танков противника и «сложили свои головы — все двадцать восемь. Погибли, но не пропустили врага…». Фамилий сражавшихся и погибших гвардейцев в первых публикациях указаны не были.

22 января 1942 года в газете «Красная звезда» Кривицкий поместил очерк под заголовком «О 28 павших героях», в котором описал отдельные детали боя, личные переживаниях участников и впервые назвал их фамилии.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года всем 28 гвардейцам, перечисленным в очерке Кривицкого, было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

Вариант, изложенный Кривицким, стал официальной государственной версией, вошедший в во все учебники истории, несмотря на то, что потом выяснилось, что шестеро из 28 названных героями остались в живых.

В журнале «Новый мир» в июне 1997 года были перепечатаны материалы расследования, проведенного Военной прокуратурой Харьковского гарнизона в ноябре 1947 года. Сканы именно этих документой были сейчас опубликованы на сайте Госархива, что подтверждает их подлинность.

Расследование началось с ареста и обвинения в измене Родине Ивана Добробабина. Согласно материалам дела, будучи солдатом РККА, он сдался в плен немцам и весной 1942 года стал начальником полиции села под Харьковым. При этом, Добробабин, как выяснилось, был одним из героев-панфиловцев.

После этого Главная военная прокуратура СССР провела обстоятельное расследование истории боя у разъезда Дубосеково, о результатах которого доложили в секретном докладе Андрею Жданову. Главный вывод: подвиг 28 панфиловцев — литературный вымысел редакторов «Красной звезды».

Следователями были опрошены автор самой первой короткой заметки о подвиге, корреспондент «Красной звезды» Василий Коротеев, литературный секретарь Александр Кривицкий, главный редактор издания Давид Ортенберг, и бывший командир 1075-го стрелкового полка Илья Карпов.

По славам Коротеева о геройском противостоянии какой-то роты 54 танкам ему 23-24 ноября рассказал в штабе 16-й армии комиссар 8-ой дивизии со ссылкой на политрука полка, который, впрочем сам тоже не был. В материалах политдонесения говорилось о том, что 5-ая рота 1075-го полка погибла, но не отошла, и только два человека оказались попытались сдаться. В донесении не упомнались фамилии с командиром полка связаться возможности не было.

Как становится понятно из показаний Коротеева, на основании его короткой заметки об этом столкновении, Кривицкий и Ортенберг сочинили рассказ о бое. Корреспондент рассказал главному редактору, что в роте оставалось, наверно, человек 30, таким образом за вычетом двух предателей получилось 28.

Читайте также:  Редкие фото меркьюри

В декабре 41-ого уже сам автор «Завещания» Кривицкий встретился с комполка Карповым, который рассказал ему, что такого эпизода не было.

«Я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк и в особенности 4-я рота 2-го батальона, но о бое 28 гвардейцев мне ничего не известно… Фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович, который вёл с ним разговоры на эту тему, никаких документов о бое 28 панфиловцев в полку не было и не могло быть», — заявил Карпов.

Список фамилий героев был сформирован, по его словам, весной 42-ого года в штабе дивизии. Комполка также отметил, что геройски дралась не 5-ая, а 4-ая рота.

«…Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах».

Также Кривицкий на допросе показал, что знаменитые слова политрука Клочкова «Россия велика, а отступать некуда — позади Москва», — он придумал сам. Также литературным вымыслом он назвал и описания ощущений и действий 28 героев.

Также по свидетельству местных жителей и командования 1075-го полка на месте боя у Дубосеково после того, как весной сошел снег были найдены тела шести убитых красноармейцев.

Критика опровержения

В защиту официальной версии после публикации документов расследования 1947 года выступал бывший маршал Советского Союза Дмитрий Язов (жив до сих пор). В сентябре 2011 года Язов в газете «Советская Россия» опубликовал материал «Бесстыдно осмеянный подвиг».

«Оказалось, что не все «двадцать восемь» оказались погибшими. Что из этого? То, что шестеро из двадцати восьми названных героев, будучи ранеными, контуженными, вопреки всему выжили в бою 16 ноября 1941 года, опровергает тот факт, что у разъезда Дубосеково была остановлена танковая колонна врага, рвавшаяся к Москве? Не опровергает», — писал Язов.

Язов и Куманёв ссылаются на воспоминания Кривицкого, который в 70-е годы рассказал, что давал показания в 1947 году под давлением.

«Мне было сказано, что если я откажусь от показания, что описание боя у Дубосеково полностью выдумал я и что ни с кем из тяжелораненых или оставшихся в живых панфиловцев перед публикацией статьи не разговаривал, то в скором времени окажусь на Печоре или Колыме. В такой обстановке мне пришлось сказать, что бой у Дубосеково — мой литературный вымысел» — рассказал журналист Куманеву.

В 2012 году и. о. зав. Научным архивом Института российской истории РАН Константин Дроздов опубликовал документы из научного архива ИРИ со стенограммами бесед с панфиловцами, участниками боёв под Москвой, которые были записаны сотрудниками Комиссии по истории Великой Отечественной войны в 1942—1947 годах.

Дроздов предположил, это дело развенчания подвига в 47-ом году имело «заказной» характер и было направлено против Георгия Жукова, который был одним из главных инициаторов награждения 28-ми панфиловцев. (Вскоре после окончания Великой Отечественной маршал Победы попал в опалу, поскольку Сталин и его окружение подозревали его в намерении захватить верховную власть в СССР).

Доказательства подвига

Командир 1075-го полка Карпов в 47-ом году рассказал следствию, что 2-ой батальон (в том числе 4-ая ротав составе 120-140 человек) утром 16 ноября 1941 года отразил атаку 10—12 танков противника, 5—6 немецких танков было уничтожено. и немцы отошли.

«В 14—15 часов немцы открыли сильный артиллерийский огонь… и вновь пошли в атаку танками… На участках полка наступало свыше 50 танков, причём главный удар был направлен на позиции 2-го батальона, в том числе и участок 4-й роты, и один танк вышел даже в расположение командного пункта полка и зажёг сено и будку, так что я случайно смог выбраться из блиндажа: меня спасла насыпь железной дороги, около меня стали собираться люди, уцелевшие после атаки немецких танков. Больше всех пострадала 4-я рота: во главе с командиром роты Гундиловичем уцелели 20—25 человек. Остальные роты пострадали меньше».

Один из выживших бойцов 4-ой роты, официально считающийся «панфиловцем» Иван Васильев рассказал о бое в декабре 1942 года (стенограмма опубликована Дроздовым).

«Приняли бой с этими танками. С правого фланга били из противотанкового ружья, а у нас не было… Начали выскакивать из окопов и под танки связки гранат подбрасывать… На экипажи бросали бутылки с горючим. Что там рвалось, не знаю, только здоровые взрывы были в танках… Мне пришлось два танка подорвать тяжёлых. Мы эту атаку отбили, 15 танков уничтожили. Танков 5 отступили в обратную сторону в деревню Жданово. В первом бою на моём левом фланге потерь не было.

Политрук Клочков заметил, что движется вторая партия танков, и говорит: «Товарищи, наверное, помирать нам здесь придётся во славу родины. Пусть родина узнает, как мы дерёмся, как мы защищаем Москву. Москва — сзади, отступать нам некуда.» … Когда приблизилась вторая партия танков, Клочков выскочил из окопа с гранатами. Бойцы за ним… В этой последней атаке я два танка подорвал — тяжёлый и лёгкий. Танки горели. Потом под третий танк я подобрался… с левой стороны. С правой стороны Пётр Сингербаев — казах — подбежал к этому танку… Тут меня ранило… Получил три осколочных ранения и контузию».

По данным МО СССР, весь 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15-16 танков и около 800 человек личного состава противника. Потери полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными.

Боя с участием 28 «панфиловцев», описанного в советских учебниках, по-видимому, не было. Однако, не подлежит сомнению, что 16 ноября позиции 1075-ого полка были атакованы двумя волнами в несколько десятков немецких танков. У бойцов Красной армии имелось небольшое количество только что полученных противотанковых ружей, ручные гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Все эти средства могут использоваться против танков исключительно на расстоянии нескольких десятком метров и малоэффективны. В результате атаки позиции советских войск на этом участке были прорваны, полк отошел на резервные позиции.

Сам комполка Карпов утверждает, что 4-ая рота действительно приняла основной удар и дралась героически, в итоге чего из 120-140 человек личного состава в живых осталось 20-25.

То есть подвиг был, но его обстоятельства отличаются от того, что написано в учебниках, а «панфиловцами» следует называть не 28, а по меньшей мере весь состав 4-ой роты, которая с минимальным противотанковым вооружением самоотверженно противостояла тяжелой технике.

Результат у этого подвига тоже был: в итоге столкновений 16-20 ноября 1941 года на Волоколамском направлении советские войска остановили наступление двух танковых и одной пехотной дивизии вермахта. Немецкое командование было вынуждено изменить направление прорыва на Москву, который в итоге так никогда и не произошел.

Ссылка на основную публикацию